Цитаты про возраст

Очень долго жить — об этом даже подумать страшно.
Ах нет, я совсем не романтик. Для этого я недостаточно стар. Предоставляю романтику старшим по возрасту.
— Возраст?

— Он не так уж молод, чтобы ухаживать, но не настолько стар, чтобы волочиться.
Мне не грустно, просто я

Так давно не был один

И не спрашивал себя,

Нужных слов не находил.

Я и грусти не хотел

И печаль от себя гнал.

Только, что я постарел,

Я еще не понимал...
Возраст определяется не годами, а внутренним ощущением — поднимаешься ли ты к перевалу или уже преодолел его и спускаешься в долину. Ощущение подъема держится до тех пор, пока у человека больше сил, чем требуется, чтоб просто плыть по течению жизни. Избыток внутренней силы тратишь на движение вверх. Но наступает момент, после которого жизнь берет у тебя больше энергии, чем ты можешь потратить, и тогда начинается скольжение вниз. Это, собственно, и есть старость. Как во всяком плавном спуске, тут есть своя приятность.
Существует по-настоящему мало великих альбомов, созданных по-настоящему взрослыми людьми. При этом никакой видимой причины, мешающей сделать хороший альбом в 50, 60 или 70 лет, не существует. В науке, например, от людей ждут великих открытий именно в этом возрасте.
Средний возраст — это когда ты слишком молод, чтобы идти на пенсию, и слишком стар, чтобы получить другую работу.
В девятнадцать лет человек не согласен просто совершать поступки. Ему важно их всё время оправдывать.
Многим проще поверить в ложь — так спокойнее. И для многих проще — солгать, чтобы успокоить... С возрастом почему-то к этому привыкаешь, только тем быстрее начинаешь путаться и сам перестаёшь видеть разницу между настоящим и выдумкой.
В сорок лет мы оказываемся перед выбором: либо продлевать свою молодость, либо продлевать свою жизнь.
Средний возраст — это когда ваш возраст становится виден в средней части тела.
Если вечером в ресторане видишь мужчину с девушкой, которая выглядит как его дочь, — то это не его дочь.
Ни за что на свете не хотела бы, чтобы мне снова было двадцать. Сейчас я намного счастливее, чем тогда, ведь в том возрасте мы еще только узнаем себя, пытаемся понять, кем хотим быть, страдаем от неуверенности в себе. Сейчас я точно знаю, что мне нужно, а без чего я могу прожить.
Мне всегда казалось, что приставка «мадам» — как лишняя морщина — делает тебя старше сразу лет на 10.
Иной сходит в могилу ста лет, а умер едва родившись.
Мы не молоды...

Мы в таком возрасте, когда надо чуть-чуть думать о жизни...
До тридцати лет некоторым людям ещё можно верить; но после тридцати верить нельзя уже никому.
Если уж Богу было угодно дать женщине морщины, он мог бы, по крайней мере, часть из них разместить на подошвах ног.
Однажды утром в Гюнсбаке я сказал себе, что до 30 лет считаю себя вправе читать проповеди, заниматься наукой и музыкой, но после этого рубежа посвящу себя непосредственно служению людям.
Пятьдесят — еще не страшно.
Сорокалетье — вот рубеж извечный,

Попутным ветер был, теперь он встречный.
Если подумать, сколько бы вам было лет, если бы вы не знали своего точного возраста?
Женщины, которым за тридцать, находятся в своей лучшей форме, но мужчины, которым за тридцать, слишком стары, чтобы это понять.
Не важно сколько тебе лет, но, если ты обладаешь даром и в чем-то понимаешь толк, к тебе должны прислушиваться.
Не знаю, сколько ей лет, но выглядит она старше.
Волноваться из-за возраста женщины нужно лишь в том случае, если она слишком юна для тебя.
Нам уже по 40. Даже если судить по западным стандартам, мы в том возрасте, когда можем даже не знать, когда нас кто-то любит.
— Вы как-то изменились с возрастом? Вы могли бы сказать, что раньше были «лучше, чище»?

— Нет, не мог бы. Я не изменился. Я лучше понимаю, чего я хочу, и лучше знаю, как этого добиться. Но то, чего я хочу, так же недостижимо. Это – совершенство. Есть старинный принцип: «Жить быстро, умереть молодым». Рок-н-ролльный такой. Умереть молодым не значит — умереть в раннем возрасте. Можно умереть молодым в девяносто восемь лет. Старость – это когда человек теряет интерес к жизни, замыливание восприятия. Человек должен быть мудрым, но не старым.
We live with all our sorrows tied to age and separation.

Мы живем со всеми нашими печалями, связанными с возрастом и разлукой.
Возраст — это фактор, который необходимо признавать.
Чем старше становлюсь, тем сильнее ощущаю, будто какая-то неведомая сила с каждым годом по крупице забирает у меня желание радоваться новогодним праздникам. Может, все дело в возрасте? И волшебное предвкушение сказки ушло вместе с детством? Ведь зачастую нам, взрослым, уже просто лень доставлять себе счастье и радость, а обращать внимание на приятные предпраздничные мелочи нет ни сил, ни времени, ни желания… Вместо надежды на чудо и ожидания волшебства наши головы забиты неутешительными новостями из телевизора, растущими ценами в магазинах, тревожными прогнозами на будущее… А тут ещё отсутствие снега, мрачное небо над головой, неулыбчивые лица на улицах… Какое уж тут новогоднее настроение?

... И все же так хочется верить, что ещё день-другой и все изменится! Все проблемы и неприятности станут прошлогодними, в доме запахнет еловой хвоей, мандаринами и шоколадом, а свежее, радостное, новогоднее настроение все-таки ворвется в мою жизнь и непременно изменит ее к лучшему!
Обычаи и законы человеческие таковы, что если в начале роста, в самом детстве, в расцвете юных сил, когда ум и рассудок очень восприимчивы и не перегружены, когда дарование и способности в расцвете – если в это время человек ничего не постигает в науках, то не постигнет и впоследствии в течении долгой жизни.
— Ах, Юрий Карлович, Юрий Карлович... старая ты сволочь!

— Можно подумать, что он — сволочь молодая.
— Все стареют и ты стареешь. Тебе 51! Просто прими свой возраст.

— Между нами есть разница. Я не принимаю этого, я не считаю, что мне 51 год. Я не собираюсь стареть!

— Молодец, будешь самым юным на кладбище!
С возрастом человек, как это ни странно, начинает обращаться с молодыми, как с детьми, забывая, каков был сам в такие годы.