Цитаты про возраст

Люди за тридцать далеко не самые позитивные няшки в мире. Потому что у тебя уже достаточно жизненного опыта, чтобы ненавидеть человечество в целом, но ты ещё и недостаточно самодостаточен, чтобы быть наедине с собой нормально.
Странное дело: чем больше я говорил, тем моложе становились мои слушательницы — возраст, подобно слою пыли, сдуваемому ветром, сходил с них.
Я стал вампиром в шестнадцать лет, и поэтому я выгляжу до сих пор на шестнадцать. Житие у нас тогда, в шестнадцать лет... тяжкое было.
Возраст и ум не являются линейными и взаимосвязанными функциями. Я видела и молодых умников, и старых дураков.
Нефиг мне указывать, что делать — мне 8 лет!
Возраст научил тебя чему-то. Кажется, будто тебе известен какой-то большой секрет. И никто не знает, что же происходит.
Впечатление о людях меняется изо дня в день. Когда ты проводишь с ними время, вместе растёшь, ты начинаешь понимать их всё лучше и лучше.
— Я помню, что меня тогда оставили с бабушкой и мне было 4 года...

— Тебе никогда не было 4. Ты родилась 26-летней.
— Михаил Андреевич, скажи откровенно, как ты себя чувствуешь?

— Я хорошо себя чувствую, Леонид Ильич.

— Хорошо себя чувствовать ты не можешь!

— Почему, Леонид Ильич?

— Да потому что тебе — восемьдесят лет! Не может человек в восемьдесят лет чувствовать себя хорошо. Кстати, что Владимир Ильич писал об этом возрасте?

— Он про этот возраст ничего не писал, Леонид Ильич. Он в пятьдесят четыре умер.
— Миша, ты когда в последний раз «этим делом» занимался?

— Каким?

— Ну, «этим».

— Я вас не понимаю, Леонид Ильич.

— Ну, как тебе сказать, ты когда в последний раз девок щупал?

— Да я как-то... даже не знаю. Очень много работы.

— А когда на отдых выезжаешь?

— Я всегда отдыхаю с семьей.

— Тьфу ты, «чёрт саратовский». Ну ладно, с семьей ты выезжаешь отдыхать... А жену ты ''петрушишь'' на отдыхе?

— Я её уважаю.
— С возрастом становлюсь медленнее, Альфред.

— Вы слишком стары, чтобы умереть молодым. Но не то чтобы не пытались.
— Я писательница — Эдмонда Пюже-Ростан, не читал?

— Я читаю только криминальную хронику. Шучу, у тебя есть довольно интересные вещи об одиночестве. Об одиночестве и возрасте. Словом, о том, о чем ты, наверняка, не знаешь. И наоборот, у тебя нет ни слова о любви, о которой ты могла бы многое рассказать.
Нет ничего безобразнее старика, который не имеет других доказательств пользы его продолжительной жизни кроме возраста.
«Вот я в твоем возрасте…» А в своем возрасте? Не за прошлое, а за ваше сегодняшнее и особенно за ваше будущее можете услышать от них «респект и уважуха»? С еле заметным оттенком зависти?
Возраст ни о чем не говорит. Так же как серьезное лицо не говорит о наличии ума.
Все мы рождаемся гениями, но с возрастом становимся все заурядней и заурядней. Мы глупеем, и лишь потому способны работать да болтать о всякой чепухе.
Возраст человека делится на три стадии: детство, юность и … «Вы отлично выглядите!». Есть правда ещё четвёртый этап — совсем грустный — «Вы прекрасно держитесь!».
Журналист Пи-Джей О'Рурк сказал, что с возрастом для нас по-настоящему важными становятся те банальные вещи, о которых говорили нам родители: семья, работа и долг. И прочая дрянь. Теперь я начинаю понимать, что он был прав.
Я никогда не сознаюсь, что мне уже пятьдесят два, даже если придется признать своего сына незаконнорожденным.
Оценить возраст киборга было сложно: выглядел он немногим старше двадцати, а вел себя по большей части серьезнее и умнее двадцатипятилетнего Теодора. Впрочем, когда парни на пару откалывали какой-нибудь номер, восемнадцать они заслуживали только в сумме.
— «Баю-баюшки баю... Не ложися на краю». Так говорит моя мама. Я по ней уже очень соскучился. Простите. Это моя первая ночь вдалеке от дома, в отеле...

— Сколько тебе лет?

— 35.

— Ты не выглядишь на 35.

— А на сколько выгляжу?

— На 25... или меньше.

— Наверное, жизнь наверху старит людей быстрее.
С возрастом начинаешь на все смотреть иначе. Огромное становится мелким.
К тому же молодой человек был совершенно потрясающий: с узким, умудренным жизнью лицом — Софи он показался очень взрослым, сильно за двадцать.

<...>

— Небеса милосердные, — удивилась Софи. — Да этот чародей Хоул при всей своей злобности — сущее дитя едва за двадцать! Да, быть старой — совсем другое дело, — думала она, переворачивая бекон на сковородке.
Мне приятно беседовать с людьми преклонных лет. Они уже опередили нас на том пути, который, быть может, придется пройти и нам, так что, мне кажется, нам надо у них расспросить, каков этот путь — тернист ли он и тягостен, или удобен и легок.
— Да, у меня вчера было свидание с Чарли из транспортного.

— Да? Ну и сколько ему лет?

— Примерно моего возраста.

— Тебе не кажется, что он слишком староват для тебя?
— Мне 42.

— Мне 32.

— Правда? По тебе не скажешь…. Мне 44.

— Честно?

— В этом году будет 46.

— Что ты хочешь получить на день рождения?

— Я хочу перестать нести всякую чушь насчёт моего возраста.

— Одиннадцатого ноября мне будет 35.

— Ты скорпион?

— Да.
Зевес, балуя смертных чад,

Всем возрастам дает игрушки:

Над сединами не гремят

Безумства резвые гремушки.
— Сколько тебе?

— Двадцать.

— Двадцать?! Я думал, ты старше.

— Всё дело в моём лице. Оно как у пятидесятилетнего младенца.
Жизнь следовало бы начинать стариком, обладая всеми преимуществами старостиположением, опытом, богатством, – и кончать ее юношей, который может всем этим так блистательно насладиться. А сейчас мир устроен так, что в юности, когда счету нет удовольствиям, которые получаешь на один-единственный доллар, у вас этого доллара нет. В старости же у вас есть доллар, но уже нет ничего такого, что хотелось бы на него купить.
В Восточной Бездне тонет Хуанхэ,

А в Западной — полдневное светило.

Что мы лучам, стремительной реке,

Своим путем влекомым скрытой силой?!

Уж я не тот, каким бывал весной,

Я поседел к осеннему закату.Жизнь человека — не сосна зимой,

Несут нам годы многие утраты…

Мне б на Драконе к тучам улететь,

Впивать в сиянье вечном солнца свет!
— Я такая замухрышка. Волосы, одежда... Выгляжу, как десять лет назад.

— О, вот бы и мне так.
— Сколько тебе исполняется?

— 40. А сколько мне будет, когда тебе будет 40?

— Ты уже умрешь.
О, глупость возраста! Куда скажи мне деться?

Над черепом любви вдруг с неба молоток!

<...>

И Время-тление мчит за тобой по следу,

И ты, преследуемый топотом времён,

Отдашь за шулерство любви весь этот

Поцелуеупорный мир.
А ведь жена при старом муже -

Что плющ, повисший на ветвях:

Когда раскидистому клену

Он обовьет и ствол и крону,

Он юн и свеж, а клён зачах.
— Ведите себя прилично.

— Но я уже вышел из того возраста, когда ведут себя прилично!
Сегодня мне исполнилось двадцать лет, а я пока ничего толком не сделала — только натворила.