Цитаты про вожделение

— А ты знаешь, какую женщину хочет любой мужчина?

— Любой мужчина хочет любую женщину.
— А подростки испытывают физическое влечение к обнаженным женщинам.

— Наши исследования этого не подтверждают, сэр.
— Элиа, поздравляю тебя с днем рождения.

— Спасибо.

— А знаешь, ты подошел к тому возрасту, когда нужно подумать, ну, словом, взглянуть на себя, как на продолжателя рода человеческого...

— Ну да, все ясно. Те же разговоры. Ты же знаешь, что я никогда не женюсь.

— Не женишься?! Элиа, ты же крепкий, полный сил и жизненной энергии мужчина...

— Убери руки!

— Но как это может быть, чтоб ты не подыскал себе женщину?!

— А ты подыскал?

— А причем тут я? Хе-хе... Ну, вот скажи, разве у тебя не бывает таких моментов, когда плоть восстает и требует своего? Эти импульсы трудно подавлять в себе. Бренность своего требует, ей невозможно противиться. Ты вспомни, тебе должны быть знакомы такие...

— Знакомы, конечно.

— Ага, ну и что ты делаешь?

— Я просто в сарае колю дрова. А ты что?

— Звоню в колокола.

— Хм... И часто звонишь?!

— Вот (показывает свои руки).
Не люблю, когда ты уходишь, но люблю смотреть на тебя сзади.
— Вот сколько я сегодня видел женщин, девушек — и все они красивые, сексуальные, и при виде их у меня ёкало сердце.

— Это не сердце, это кое-что другое.

— Ну и что? А чем это не любовь?

— Женщина, обнажаясь, совершает ошибку. Стараясь выглядеть привлекательнее, она вызывает только желание тела, а это всего лишь зов плоти. Вы находите удовлетворение, а когда желание проходит, остается только раздражение.
Неужели вы не понимаете, что просто потакаете своему воображению, как все мужчины. И как это варварски наивно! Вы чувствуете, что у вас возникает желание по отношению к какой-нибудь женщине, и поскольку это желание очень сильно, вы немедленно обвиняете ее в том, что она искушает вас или преднамеренно провоцирует. У вас образ мышления дикаря. Вы могли бы точно с таким же основанием сказать, что тарелка клубники со сливками преднамеренно соблазняет вас и провоцирует на обжорство. В девяноста девяти случаях из ста женщины так же пассивны и невинны, как клубника со сливками.
Свет

Озарил мою больную душу.Нет,

Твой покой я страстью не нарушу.Бред,

Полночный бред терзает сердце мне опять,

О, Эсмеральда, я посмел тебя желать!
Я думал, голос плоти

Я укротил навечно...

И вот горю, как порох,

И таю, словно свечка.

Я поднимаю руки

Для страшного проклятья -

И я их простираю

Для страстного объятья.
Желание и любовь имеют объектами вещи или качества, которыми человек в настоящее время не обладает, но которых ему недостает.
Главный женский афродизиак — чувствовать себя объектом вожделения. Женщине очень важно быть желанной, возбуждающей страсть. У мужчины наоборот: ему нужно желать и добиваться.
Забудь о правилах. Забудь о тех подробностях на сегодня. Я хочу тебя. Я хотел тебя с тех пор так как ты попала в мой офис, и я знаю, ты хочешь меня.
Тебя я хочу, моё счастье,

Моя неземная краса!Ты — солнце во мраке ненастья,

Ты — жгучему сердцу роса!

Любовью к тебе окрыленный,

Я брошусь на битву с судьбой.

Как колос, грозой опаленный,

Склонюсь я во прах пред тобой.

За сладкий восторг упоенья

Я жизнью своей заплачу!

Хотя бы ценой преступленья

Тебя я хочу!
Ты экономически обезоружила своего мужа, так что он забыл о вожделении. Дай ему почувствовать себя самцом!
Feminine passion is to masculine as an epic is to an epigram.

Женское вожделение и мужское — всё равно что эпос и эпиграмма.
Я закрываю глаза. Я пытаюсь стать тенью твоей.

Но тот, кто смотрит в меня изнутри,

Заслоняет спиной свет фонарей.

А я хочу тебя!
Но если что-то вожделенное попадает под запрет, оно становится самоцелью.
И вот если сказано «не смотри с вожделением» — это сказано «не возжелай в сердце своем». А тот, кто смотрит на женщину с похотью, у того сердце закрыто на амбарный замок, и кто смотрит на женщину с похотью, тот не ее желает наполнить, а лишь себя желает опустошить.
Ты, словно церковь в воскресенье,

Манишь, желаешь, чтобы в тебя вошли.
И ты казалась мне желанной,

Как небывалая страна,

Какой-то край обетованный

Восторгов, песен и вина.
I'm nah touch a dollar in mi pocket,

'cause nuttin in this world ain't more dan what u worth.

Я не вытащу ни доллара из своего кармана,

Ведь в этом мире нет ничего дороже тебя.
Как в дом с худой крышей просачивается дождь, так и в плохо развитый ум просачивается вожделение.
Это наш второй серьезный поцелуй и первый настоящий. Тот, что случился вчера, был соткан из чувств обиды и мести – фальшивка. А сейчас – настоящий. Бред жадно, страстно и, в то же время, нежно впивается в мои губы подобно тому, как заглатывал бы воздух человек, который долгое время провел под водой и изголодался по кислороду. Я его кислород, и он меня выпивает...
Ради одного часа с неведомой женщиной он готов днём и ночью, утром и вечером на любую глупость.

Когда он охвачен вожделением, его не пугает никакая цена, когда он хочет победить — никакие препятствия.
Настал вечер, когда мы встретились снова — я, убитый отчаянием, и она, с лиловым синяком в пол-лица. Я понял, что в своих семидесяти письмах не смог как следует скрыть свое вожделение к ней. А она не смогла как следует скрыть письма.
— Скажи мне что-нибудь, чтобы я уснула спокойно.

— Я хочу тебя!

— Ты думаешь, я после этого смогу спокойно спать?
Буду ли я желать тебя? Буду отчаянно. Буду ли я завидовать другому счастливцу? Конечно. Но какое это имеет значение? Уже так много просто видеть тебя здесь, любить тебя и жить.
Не понимаю женщин, которые говорят, что мужское желание их унижает. По-моему, они просто не в ладу с собой.
Ничто так не приводит в смятение людские сердца, как вожделение.
... и наконец, когда я полностью опутал жаром пышущую душеньку этой сетью бесплотных ласок, я посмел погладить ее по ноге, по крыжовенным волоскам вдоль голени.
— Беда вожделения в том, — прошептал Дарклинг, проводя губами по моему подбородку, пока не замер в миллиметре от моего рта, — что оно делает нас слабыми.
Любовь — это непреодолимое желание быть непреодолимо желанным.
Чувственность затуманивает рассудок и сближает мыслящее существо со зверем, всё бытие которого сводится к двум желаниям: есть да спариваться.
Бывают женщины страшненькие, но в их присутствии у мужчин пересыхает во рту от желания. Есть не дурнушки и не красавицы, но от них исходит свет, и оттого их любят. Порой женщина объективно красива, но ни один мужчина её не хочет, ибо света в ней нет.
Грубое физическое желание вспыхивает мгновенно. Но желание вкупе с нежностью требует времени. Приходится пройти через всю страну любви, чтобы загореться желанием. Не потому ли вначале так нехотя вожделеешь ту, которую любишь?