Цитаты про воинов

Смерть всегда следует за убийцами. Жить рука об руку со смертью. Работа, на которой рискуешь душой, просто прекрасна. Наградой же мне служит поле боя.
Чтобы быть воином, недостаточно умения поражать противника мечом, нужно еще знать, ради чего обнажаешь меч!
Вы росли среди актеров. Вы учились лицедейству и отлично постигли это ремесло. Но я вырос среди воинов. И уже давно научился принимать смерть.
Отряд живет и умирает вместе. Если ты не можешь доверять человеку, стоящему рядом с тобой или перед тобой — считай, ты мертвец.
Мы были воинами лишь тогда, когда наши племена были сильны, как реки.
Воины-победители сперва побеждают и только потом вступают в битву; те же, что терпят поражение, сперва вступают в битву и только затем пытаются победить.
Теперь, когда осталось всего несколько минут до твоего последнего вздоха, я могу ответить на твой вопрос более четко. Всё, что я чувствую сейчас, это сожаление. Потому что… величайшая из воинов, которых я встречала, пала от руки негодяя, ничтожества, такой подлой и гнусной скотины, как ты! Этого она не заслужила.
Воин не должен забывать о чести и справедливости! Это верно во все времена!
Судя по тому, как сражаются твои воины, я мог бы прийти сюда и с женщинами.
Этой ночью придёт воин. Рыцарь в блестящих доспехах, несущий смерть. Он идёт за вами, дети ночи!
Видишь тех воинов из Хаммерфелла? У них кривые мечи. Кривые. Мечи.
— Я воин, — сказал он, — я был воспитан, как воин. У меня не было игрушек, у меня было оружие. Я спал с деревянным мечом, пока мне не исполнилось пять. Моей первой книгой была средневековая демонология в картинках. Первой песней, которую я выучил, были песнопения, чтобы изгнать демонов. Я знаю, что приносит мне покой, и это не песчаные пляжи или щебетание птиц в тропических лесах. Я хочу оружие в руки и стратегию, чтобы выиграть.
Не сын был мне нужен. Солдат, воин. Я думал, что им станет Джонатан, однако в нем осталось слишком много от демона. Он рос жестоким, неуправляемым, непредсказуемым. Ему с самого детства недоставало терпения и участия, чтобы следовать за мной и вести Конклав по намеченному пути. Тогда я повторил эксперимент на тебе. И снова неудача. Ты родился слишком нежным, не в меру сострадательным. Чувствовал боль других как свою собственную. Ревел, когда умирали твои питомцы. Пойми, сын мой… я любил тебя за эти качества, и они же сделали тебя ненужным.
– Но кто же тогда будет учить и вдохновлять людей на подвиги? – воскликнула Эльга. – Ради чего люди ищут подвигов и славы, как не ради памяти? Не потому ли, что хотят стать выше и славнее тех, кого помнят?

– Нельзя, госпожа, быть стягом и воином одновременно, – усмехнулся Алдан. – Или драться, или вдохновлять. Только что-то одно. Но ты не беспокойся. Желающие быть стягом всегда найдутся. Многие возродятся поневоле, потому что о них не было саги – было нечего помнить, и им придется выйти в мир, чтобы попробовать еще раз. Но ведь воинов нужно много. А стяг для войска нужен только один. Когда их два – это скорее плохо, чем хорошо.
Воины должны жить и умирать достойно, а не на потеху толпе.
— Непревзойдённый воин — красивые слова, ваше величество, но словами битв не выигрывают.

— Битву выигрывают мечами.
Как бы силён, проворен или искусен ни был тот или иной рыцарь, всегда найдутся другие под стать ему.
Рыцарь выигрывает один турнир и терпит поражение в самом начале другого. Поскользнётся на траве или съест что-нибудь не то за ужином накануне. На победу может повлиять что угодно: перемена ветра или повязанный на руку знак отличия дамы.
Чем твёрже металл, тем он более хрупкий. Меч из такой стали не выдержит сильного удара. Клинок лопнет, разобьется, как кусок льда. Истинная крепость, братец, возникает от соединения твёрдости и мягкости, упругости и жёсткости. И это, Годун, касается не только клинков. Воин тоже должен быть таким: мягким и гибким, когда его давит сила, твердым и несокрушимым, когда сам наносит удар.
Докажи, что и один в поле воин,

Нацелен на результат, ведь только результат чего-то стоит!
— Ты воин. И ищешь то, что ищут все воины.

— И что именно?

— Доблестную смерть. Прекращение страданий.
Джунгли говорят через воина. Его путь ведёт через сердце джунглей. Следуй по пути — и ты найдёшь ответ.
Ты просто становишься воином, Гайдэ, — успокаивающе шепнул мне Гор. — А для истинного воина важно лишь одно: враг, который больше уже не встанет. Сегодня ты ощутила это. Увидела. И выбрала. И именно сегодня ты одержала свою самую важную победу.
Что ты делаешь? Ты показываешь слабость! Вставай. Ты не воин, ты позор! Боги накажут тебя за это! Возьми меч! Подними его! Борись с тьмой! Борись!
Посмотри на себя. Воин? Никчёмная, слабая, жалкая. Давай, пожалей себя, больше тебе ничего не остаётся делать.

Бери! Если тебе слишком страшно сражаться, закончи бессмысленные мучения.

Разбитая, потерянная, прямо как твой меч.
Сразимся, или умрем, или сдадимся и умрем – я знаю свой выбор, воин должен знать свой выбор.
Я никогда бы не оскорбила тебя — ты слишком хороший воин. Но, может быть, не такой хороший человек?
Когда дело доходит до схватки, избравшие путь воинов должны думать только об уничтожении врага, подавлять сострадания и все человеческие чувства. Убивать всех, кто окажется на пути, даже если это будет сам Будда. Эта истина является основой основ боевого искусства.
Самураи, в былые времена, использовали два меча. Катана и вакидзаси. Эти два меча на поясе говорили о том, что ты полноценный воин. Но с какого-то момента, непонятно почему, — мы отказались от этой гордости, потеряли веру в то, что нам есть что защищать, кроме самих себя, и остались с одним мечом.
История показывает, что элита, лучшие воины всегда любили мужчин. Они обзаводились женами, поддерживавшими порядок в доме и рожавшими детей, но их чувства безраздельно принадлежали товарищам. Посмотри на Александра! И Фридрих Великий, пусть этого и не желают признавать, был таким же.
Цитируя своего любимого Николая Бердяева, он очень хорошо сказал: «В глазах российских солдат я не вижу глаза убийц». Это тонкие вещи. Вот в миру ты идешь по улице, ты видишь больше глаз убийц, чем в глазах воинов.
Власть держится на силе, мудрости и деньгах, поэтому сильные правители окружают себя воинами, мудрые – творцами, остальные – мытарями.
Дурная почва: слишком узловат

И этот дуб, и нет великолепья

В его ветвях. Какие-то отрепья

Торчат на нем и глухо шелестят.

Но скрученные намертво суставы

Он так развил, что, кажется, ударь -

И запоет он колоколом славы,

И из ствола закапает янтарь.

Вглядись в него: он важен и спокоен

Среди своих безжизненных равнин.

Кто говорит, что в поле он не воин?

Он воин в поле, даже и один.
— Воины по-другому смотрят на оружие, чем обычные люди. Нам ли, японцам, этого не знать, с нашим культом самурайских мечей? Велика ли разница между катаной, назначение которой — отрубать головы, и ядерным зарядом? Только в масштабе, но их суть близка. И в ней есть инь и янь, черное и белое; и то, и другое можно использовать и для чудовищных злодейств, и для великих подвигов. Иван-сан вовсе не склонен к самоубийству, как и Алёна-тян я знаю.

Если он считает, что это оружие можно пустить в ход против террористов, я склонна ему доверять. Жаль, что в прошлой жизни я не успела узнать о ядерных зарядах побольше — так же, как и про автомат Калашникова. Как видишь, это намного более полезные знания для выживания, чем многое из того, что нам запихивали в головы в школе.

— Думаешь, эта философия может успокоить?

— Почему бы и нет? За фазой отрицания все равно придет этап принятия неизбежного. Если хочешь, скажу совершенно откровенно: идея наказать мерзавцев и садистов самым зверским оружием мне очень и очень импонирует.

— Ты страшная женщина!

— Нет. Я самурай! Как и Иван — сан, и Алёна — тян и даже Тун-Тин — мы воины...