Цитаты про водку

Вряд ли и водка доставит человеку удовольствие, если пить её по предписанию врача и покупать в аптеке по рецепту.
— Вы можете выпить пива или вина в баре. Или водки. Водки? Что вы обычно пьёте по вечерам?

— Нет, водку не могу, я обещал своему медведю не пить без него...
— Скучно без водки.

— А что, обязательно напиваться, как свинья? Можно просто посидеть, поговорить по душам.

— Я не прокурор, чтоб с тобой по душам разговаривать.
— Не знаю что пить — водку или спирт... Что вы посоветуете?

— Сам не знаю. Всё такое вкусное!
— До сих пор на водку смотреть не могу!

— Ааа, так ты поэтому всегда зажмуриваешься, когда стопарь хлопаешь?
Всё пьёте и пьёте, пьёте и пьёте… Всё пропили! Что, думаете, кончилась Россия? Во-о! Во-о! Вот т-тебе! Всё боитесь чего-то? Утешение в ней ищете?.. Что вы в ней нашли? Зло и яд!..
Давайте предпримем что-нибудь выдающееся... например, выпьем водки!
— Шарлотт, твои кексы восхитительны, но я бы предпочёл стаканчик мартини.

— Но бабушка всегда пекла кексы, чтобы подбодрить тебя.

— Это было до Лесли. После Лесли мне нужна водка, чтобы взбодриться. У тебя есть водка?

— Нет, у меня нет водки.

— И ты считаешь себя протестанткой?!
— Как думаешь, если водку до минус сорока заморозить, то в ней чего – градусов совсем не будет?

— Тебе какая разница? Ты же ее пить все равно не сможешь!

— Я ее грызть буду!
Водка — не средство развлечься: водка — анестезия, способная если не убрать, то хоть чуть-чуть приглушить жизненную боль.
— Мальчик! Водочки нам принеси.

— Извините, но мы не разносим напитки во время взлета и набора высоты.

— Мальчик, ты не понял! Водочки нам принеси! Мы домой летим!

— Понял, сейчас сделаем.
— Водка есть?

— А как же!

— 100 грамм!

— Джорж, не надо!

— 200!
В ту ночь я понял, почему отец пил, когда умерла мама. В ту ночь водка была как кислород. Снова можно было дышать.
Не трать времени на раздумья о том, как вкусны сыр и вино, потому что на самом деле они заурядны. А вот икра и водка... вот что на самом деле чудесно.
Потому что время от времени вдруг накатывалось прошлое и впивалось в меня мёртвыми глазами. Но для таких случаев существовала водка.
— Семенов, ты водку хочешь?

— Нее-а…

— А будешь?

— АГА!
– Водки нет, – испуганно вставил Фармазон.

– Не перебивай! Так вот, я только-только хотел сказать, что нами движет лишь естественное желание помочь всеми нашими…

– Водки же нет!

– Не перебивай, невежественный субъект, незнакомый с элементарными нормами культурного поведения.

– Серега, у тебя в доме кто-то водку скоммуниздил… – совершенно потерянным голосом заключил побледневший черт.
— По-моему, мы выдули целую бутылку водки.

— Ты весь вечер кривлялся, как идиот.

— Ну так водка же.
С восемнадцати до двадцати, в тот странный возраст, когда государство даёт в руки оружие, но ещё не позволяет покупать водку, я служил в десантных частях.
— У меня такое бывает — что-то схватит за душу, держит и не отпускает. И тогда или это (показывает на водку), или к бабам. А лучше всё вместе, сразу и много.
– Люблю я к Кощею в гости ходить! В кои-то веки попотчуюсь всласть, а то мою скатерть-самобранку моль побила, и как раз то место, где при развороте водка являться должна, вот горе-то!
Люди делятся на тех, кто умеет пить; и тех, кто не умеет, но все равно пьет. И вот первые получают удовольствие от горя и от радости, а вторые страдают за тех, кто пьет водку, не умея её пить.
В стране, страдающей перепотреблением водки, всеобщие десятидневные праздники становятся страшнее любого массового теракта.
... А уже землёй она поклялась, когда её рвало от водки с пельменями, которыми её накормили друзья этого парня, с которым она изменяла мужу. В первый раз в жизни, потому что до этого она ничего подобного не ела. Тогда она поклялась землёй, на которую блевала, что больше никогда не будет есть эти смертельные русские продукты, в которых нет ни одной частицы кислорода, а только тошнота и великодержавный пафос.
— Алеша! Пальцы на ногах поморожены!

— Пропали пальцы к чёртовой матери. Это ясно.

— Ну, что ты? Отойдут! Никол, растирай ему ноги водкой.

— Так я и позволил водкой ноги тереть!
— Я, собственно, водки не пью.

— А как же вы селёдку без водки будете есть? Абсолютно не понимаю!
— Как это Вы ловко её опрокидываете, Виктор Викторович!

— Достигается упражнением!
— Что же это делается в этом богоспасаемом доме? Вы водкой полы моете? Я знаю, чья это работа! Что ты всё бьёшь? Что ты всё бьёшь? Это в полном смысле слова — золотые руки! К чему ни притронется — бац, осколки! Ну уж если у тебя такой зуд — бей сервизы!

— Какое ты имеешь право делать мне замечания? Я не желаю!

— Что это все на меня кричат? Скоро бить начнут.
Жилось мне неплохо, я имел работу, был силен, вынослив и, как говорится, находился в добром здравии; но все же лучше было не раздумывать слишком много. Особенно наедине с собой. И по вечерам. Не то внезапно возникало прошлое и таращило мертвые глаза. Но для таких случаев существовала водка.
— А зачем вам аквариум?

— Ну, знаете, когда я устаю, я любуюсь рыбками, и отдыхаю. Расслабляюсь. А как расслабляются у вас, в России?

— Водка.
В обьятьях водки и режима

лежит Россия недвижимо

И только жид, хоть и дрожит,

а по веревочке бежит.
— Яковлев, ты дурак?

— Никак нет, товарищ Генерал-Лейтенант. Я просто расслабился уже, лекарство принял.

— Какое?

— Водку.
Миф о том, что русский человек может выпить много водки — это неплохой миф. А то, что все русские алкоголики — уже плохой.
А на душе так тоскливо, а на душе так погано.

Что хочется выпить водки и пострелять из нагана.

Но легче не станет ни нам, ни тем, кто нас любит.
Это только что была реклама водки «Парламент» как средства против синяков и ушибов?

«Синяки, ушибы, растяжения? «Парламент»! Водка внутри, а снаружи бутылка».
Водка выполняет функции перезагрузки. Если я напиваюсь в умат, то отрешаюсь: пьянка как маленькая смерть. А пить — целое искусство. Я не встречал непьющих приличных людей. Если человек не пьет вообще, для меня он неприличный. Я не могу найти с ним точек соприкосновения. Мне кажется, что у него за душой что-то не то. То ли разведчик, то ли боится.
— Человечество не целиком ужасно. Они же придумали водку, американские горки, сыр с плесенью...

— А про танцы слыхала?

— Да, даже как-то на столе танцевала.
Кто к нам без водки придёт, тот за родимой и побежит.