Цитаты про влияние

Runny nose and runny yolk,

Even if you have a cold still,

You can cough on me again,

I still haven't had my fulfill.

Сопли текут, как жидкий желток,

Даже если ты простужен,

Ты можешь еще раз покашлять на меня,

Мне кажется, я еще не заболел.
Если я и научился чему-то за свою жизнь, то это тому, что деньги и вся эта ерунда — совершенно бессмысленные вещи. Нет, конечно, это очень важная вещь, потому что это часть мира, в котором мы живём. Но всё то, что можно получить за миллион долларов, никогда не приблизится по значимости к влиянию, которое может оказать человеческая жизнь на окружающих людей.
Пытаться влиять на многое можно до тех пор, пока не поймёшь, как мало от тебя зависит.
Родители думали, что мои друзья плохо на меня влияют. На самом деле это я на них плохо влияла.
We never touch anything directly. We only influence. Suggest. Insinuate.

Мы никогда не трогаем ничего напрямую. Мы только влияем. Предлагаем. Намекаем.
Конечно, роли воздействуют на меня, но и я, смею надеяться, оказываю на них какое-то влияние. Меняюсь ли я под их влиянием? Иногда да, и даже в худшую сторону: становлюсь раздражительным, нетерпеливым, но стараюсь не поддаваться.
Всегда были и будут те, кто пытается повлиять на нас или даже повелевать нами. Мы не вправе оправдывать собственные ложные решения такими вещами. В конце концов, каждый из нас живёт собственной жизнью, и только сам ответственен за неё.
К несчастью, подавленные эмоции не умирают. Их заставили замолчать. И они изнутри продолжают влиять на человека.
У многих людей безумные мысли. Даже если ты под их влиянием, принимать меры или нет, решать только тебе.
Мне нравятся позитивные люди, довольные жизнью и улыбающиеся, потому что это влияет и на меня.
Настоящая музыка и мода — вещи несовместимые. Я вообще редко слушаю новые группы. Чаще они слушают меня... Иногда такие ребята приходят ко мне со словами: «Вы оказали очень большое влияние на нашу музыку!». А я не понимаю, что это значит. Мы ни на кого не стремились оказать влияние — просто играли нашу музыку. Всегда советую и другим придерживаться такого же подхода к творчеству.
Вы понимаете, что стали оказывать влияние на людей, когда они начинают замечать ваше отсутствие больше, чем присутствие других.
— Думаю, твоей жене придётся открыть его самой, поскольку, ты очень болен. И потом, никто ничего не узнает, можно будет снова его запечатать.

— Нил ужасно на тебя влияет.
Я давно понял, что влияние, это, по большей части, продукт терпения. Тот колдун, достигнув своей цели, выкинул меня на улицу умирать. Но я выбрал жизнь. На зло ему. Я попрошайничал, продавал те части тела, которые остались при мне. Я стал отличным вором и вскоре понял, что чужие письма гораздо ценнее чужих кошельков. Шаг за шагом, одно гадкое дельце за другим, и я пробился из трущоб мира в зал Малого совета. Влияние растет, как дерево. Я растил свое терпеливо, пока его корни не протянулись до Красного замка, до самого дальнего конца света, где мне удалось их обвить вокруг чего-то особенного.
Политика стала такой ожесточенной и пристрастной, настолько пропитанной деньгами и влиянием, что мы не можем заняться серьезными проблемами, требующими решения. И это первое, что требуется изменить.
Когда люди путешествуют во времени в прошлое, они боятся, что могут изменить настоящее, но никто из тех, кто живет в настоящем, не верит, что может изменить будущее.
Многие думают, будто счастье заключается в том, чтобы стать богатым или более влиятельным.
Некоторые люди вытаскивают из вас самое худшее, другие — самое лучшее, а есть такие (их невероятно мало), к кому вас тянет, поскольку они раскрывают вас полностью. Во всем. Они заставляют вас чувствовать себя настолько живым, что вы готовы отправиться за ними хоть в ад, лишь бы все наладилось.
Иран оказывает вредоносное влияние на всем Ближнем Востоке, угрожая свободе судоходства и одновременно поддерживая террористические организации в Сирии, Ираке и Йемене.
Человеку очень тяжело изменять собственные привычки, но еще труднее — благотворно влиять на других.
– Тогда задам для начала один общий вопрос. Как ты полагаешь, Мара, чье-то мнение о том или ином предмете связано с образом жизни этого человека, с его самочувствием и здоровьем, психическим состоянием и так далее?

– Ну да, – сказала Мара. – Естественно. А что в этом такого фаллического?

– А вот что. Критик, по должности читающий все выходящие книги, подобен вокзальной минетчице, которая ежедневно принимает в свою голову много разных граждан – но не по сердечной склонности, а по работе. Ее мнение о любом из них, даже вполне искреннее, будет искажено соленым жизненным опытом, перманентной белковой интоксикацией, постоянной вокзальной необходимостью ссать по ветру с другими минетчицами и, самое главное, подспудной обидой на то, что фиксировать ежедневный проглот приходится за совсем смешные по нынешнему времени деньги.

– Ну допустим.

– Даже если не считать эту гражданку сознательно злонамеренной, – продолжал я, – хотя замечу в скобках, что у некоторых клиентов она уже много лет отсасывает насильно и каждый раз многословно жалуется на весь вокзал, что чуть не подавилась… так вот, даже если не считать ее сознательно злонамеренной, становится понятно, что некоторые свойства рецензируемых объектов легко могут от нее ускользнуть. Просто в силу психических перемен, вызванных таким образом жизни. Тем не менее после каждой вахты она исправно залазит на шпиль вокзала и кричит в мегафон: «Вон тот, с клетчатым чемоданом! Не почувствовала тепла! И не поняла, где болевые точки. А этот, в велюровой шляпе, ты когда мылся-то последний раз?»

– Фу, – сказала Мара. – Прямо скетч из жизни свинюков.

– А город вокруг шумит и цветет, – продолжал я, – люди заняты своим, и на крики вокзальной минетчицы никто не оборачивается. Внизу они и не слышны. Но обязательно найдется сердечный друг, куратор искусств, который сначала все за ней запишет на бумажку, а потом подробно перескажет при личной встрече

– Стоп, – сказала Мара. – Я поняла, куда ты клонишь. Маяковский, стихотворение «Гимн критику». Поэт высказал примерно то же самое, только без орально-фаллической фиксации. Но критика всегда была, есть и будет, Порфирий. Так устроен мир.

– Насчет «была» согласен. А насчет «есть и будет» – уже нет. Я не знаю, киса, в курсе ты или нет, но никаких литературных критиков в наше время не осталось. Есть блогеры.
— Ваше высочество, я не уверена, что я тот человек, с которым стоит об этом разговаривать. Я ведь ни на что не влияю.

Николетта взяла меня за руки:

— Но вы могли бы.
Начальник Кан! Если Вы окажетесь под влиянием людей, не заслуживающих жить, Вы станете точно таким же, как они.
Все, кто говорит, что у женщин нет влияния на мужчин, допускают большую ошибку.
Мышление большинства цивилизованных наций подвержено в основном одним и тем же влияниям, но проявляются они в разное время и с различной скоростью. Поэтому, переезжая из одной страны в другую, можно иногда дважды стать свидетелем одной и той же стадии интеллектуального развития.
Критерий, по которому я измеряю величие человека, заключается в следующем: на скольких людей ты оказал влияние? На скольких ты еще сможешь оказать влияние за оставшийся срок жизни? Сколько людей под твоим влиянием захотели измениться к лучшему? Скольких людей ты вдохновил на дела?
Влияние — им женщина дорожит даже больше, чем любовью мужчины к ней, независимо от того, идёт ли речь о сыне, о муже, о любовнике или о ком-то ещё.
Не так давно народу стали позволять высказывать своё мнение на выборах нового правителя. Такой политический ход сам по себе является мощной связующей силой, дающей членам суперплемени ощущение принадлежности к своей группе и возможности влиять на её жизнь. Как только новый руководитель выбран, становится понятно, что влияние народа вовсе не такое весомое, как представлялось раньше, но во время выборов ощутимый ветерок социальной исключительности всё-таки освежает просторы общества.
Broken heart and broken bones,

Finger pressing down horse pills,

One more quirky cliched phrase,

You're the one I wanna refill.

Разбитое сердце и сломанные кости,

Пальцами размалываешь лошадиные лекарства,

Еще одна причудливая, шаблонная фраза,

Только тебя я хочу заполнить еще раз.
Все это — мои личные переживания, но они объеденные крайне претенциозной идеей записи... она должна была... и стала чем-то вроде устаревшего концептуального альбома времён 70-х. В нём нашли отражение записи очень на меня повлиявшие — Low Дэвида Боуи и даже The Wall, я уверен, что позаимствовал кое-что у Pink Floyd. По правде говоря я точно это знаю... Пусть эти записи сейчас и могут показаться кому-то устаревшими, меня они восхищают гораздо больше, чем что-нибудь вроде: «Вот мой видеоклип, вот моя танцевальная песня, вот моя пауэр-баллада». Вся эта доступность. В моём случае это просто — я, скучающий, пытающийся что-то придумать, установить рамки, в которых мне хотелось-бы работать, короче сконцентрироваться.
Влиять на другого человека — это значит передать ему свою душу. Он начнет думать не своими мыслями, пылать не своими страстями. И добродетели у него будут не свои, и грехи, — если предположить, что таковые вообще существуют, — будут заимствованные. Он станет отголоском чужой мелодии, актером, выступающим в роли, которая не для него написана.
США инвестируют в Латинскую Америку огромные деньги, но у них не получилось то, что мы сделали без единого цента. Мы меняем их язык, их музыку, их еду, их любовь, их образ мыслей. Мы влияем на Соединенные Штаты так, как они хотели бы влиять на нас.
Есть в золоте что-то, действующее на рассудок человека подобно героину или кокаину.
Хорошего влияния не существует, мистер Грей. Всякое влияние уже само по себе безнравственно, – безнравственно с научной точки зрения.
Влияние — это всё. Помните об этом, если вас арестуют. А проблема вины или невиновности представляет чисто академический интерес.
Человек не крадет, он завоевывает, – любил повторять Дюма. – Каждую завоеванную провинцию он присоединяет к своей империи: навязывает ей свои законы, населяет темами и персонажами, распространяет там свое влияние
Есть люди, которые просто автоматически возбуждают в нас навязчивое эгоистическое беспокойство, неотступную досаду. От такого человека надо спасаться бегством – или же быть к нему абсолютно глухим.
Обычно подсудимый считается виновным до тех пор, пока он не докажет свою влиятельность.