Цитаты про верность

I swear I will protect you or die at your side.

Я клянусь, я буду защищать тебя. Либо умру, оставаясь на твоей стороне.
Быть преданным друзьям или быть преданным друзьями,Паранойя шепчет: «Доверять нельзя им».
— Блин, Фер, не запутывай все так. Я с тобой до конца. Но я не знаю. Мне 18, а ты знал больше парней, чем я.

— И что ты думаешь? Если я знал больше парней, они меня теперь не привлекают? Другие парни привлекают меня, Давид.

Но я с тобой. И это значит, что все остальные не важны.
— Ты с ним — потому что он появился первым?

— Да... И я люблю его. И тебя я тоже люблю, и мне нравится, что можно сейчас сказать правду. И мне нравится преданность, верность... и вся эта фигня. Даже сейчас.
Я всегда думала, что когда я наконец встречу своего единственного, я внутренне успокоюсь и слова сами вылетят из моих уст, потому что я пойму, что он один единственный. И вот он здесь, мой идеальный избранник. А я всё думаю: он ли это?
Братья, по-любому... Спасибо вам, я... я вас никогда не забуду. Клянусь, что никогда никого из вас я не оставлю в беде, Клянусь всем, что у меня осталось. Клянусь, что никогда не пожалею о том, в чем сейчас клянусь. И никогда не откажусь от своих слов. Клянусь.
Слабая, чтобы любить. Сильная, чтобы защищать. Все это, чтобы быть с тобой.
В самом деле, — продолжал он, — велика ли заслуга жены в том, что она верна, если никто не соблазнял ее стать неверною? Что из того, что она застенчива и нелюдима, если у нее нет повода стать распущенною и если она знает, что у нее есть муж, который при малейшей с ее стороны нескромности лишит ее жизни? Следственно, к женщине, добродетельной страха ради или же оттого, что ей не представился случай, я не могу относиться с таким же уважением, как к той, которая в борьбе с домогавшимися и преследовавшими ее стяжала победный венок.
Только в одном случае нам нечего бояться оскорбить друга, это когда дело идёт о том, чтобы высказать ему правду и таким образом доказать ему свою верность.
А ещё есть День верности. Тоже – один день. В конце концов, нетрудно один день побыть верным и это отважное достижение, конечно же, отпраздновать.
Реальный — это не тот, кто попсу ненавидит

А тот, кто с другом на пару против толпы выйдет

И не боясь, что в одиночку перебьет стадо

А тот, кто знает обоих... кто станет рядом.
Люди любите, храните, ждите,

Просящему дайте, своим врагам прощайте.

Надежду не убейте. В Бога верьте,

Всем сердцем искренне верьте. Почитайте родителей,

Прощенья просите у тех, кого обидели, кого ненавидели,

Когда совсем один. Когда всё сломано,

Чтоб ты вставал и дальше шёл с любимой, делил всё поровну,

Ты вспоминал... о силе свыше.

Вспоминай, оставшись в мире одним

От брата своего не отвернитесь. Освободитесь,

На жизнь свою обернитесь,

В мире будь самим собой.

Жить не торопись. Любить. Хранить. Ждать. Прощать. Отдавать.

Ценить. Почитать. Верить истинно, всей душой, искренне живите Вы.
Не тот счастлив, у кого добра сполна, а тот, у кого жена верна.
— Кое в чем я с Библией согласен...

— И в чем же, сэр?

— Не возжелай жены ближнего своего.

— Я тоже согласен, но как быть, если она сама тебя возжелала?
— Вам бы лучше уехать... в Чарльстон.

— А кто же тогда будет Вас ждать?
Внутри меня нет конкуренции. Я не сказал бы, что верен кому-то или чему-то. Я верен себе.
Я жадно, даже с некоторым страхом смотрел на эту чужую женщину, которая стала для меня самой близкой, и, глядя на нее, вдруг понял, что только мертвые принадлежат нам целиком, только они не могут ускользнуть. Все остальное в жизни движется, видоизменяется, уходит, исчезает и, даже появившись вновь, становится неузнаваемым. Одни лишь мертвые хранят верность. И в этом их сила.
Всего превыше: верен будь себе.

Тогда, как утро следует за ночью,

Последует за этим верность всем.

(Будь верен себе, и тогда столь же верно, как ночь сменяет день, последует за этим верность другим людям.)

This above all: to thine ownself be true, And it must follow, as the night the day, Thou canst not then be false to any man.
Пока ты любим и любишь сам, то не можешь забыть это чувство.
... то, что любовь любит верность — не более чем миф, который мужчины сплели из собственных измен.
— ... для меня встречаться параллельно с другим мужчиной было всё равно, что попытаться впихнуть лишнее платье в доверху забитый чемодан.
Да, есть печальная услада

В том, что любовь пройдет, как снег.

О, разве, разве клясться надо

В старинной верности навек?
Только ты и только вераВерность и любовь — мое кредо

Я тебе предан от заката до рассвета

И счастье быть с тобою в мире этом
Пусть ты потерял память, ты всё такой же. Хрупкий... Добрый... Мой жестокий брат. Всё хорошо. Даже если ты кого-то убьёшь, лишь я один никогда не предам тебя.
— Собаку заведи, — посоветовал Лекс. — Собака не предаст.
Клянусь Вам, я последую за Вами, куда бы Вы ни пошли. Даже если трон разрушится и блеск короны померкнет, даже если мёртвых пешек станет ещё больше, и нам придётся опираться на их разлагающиеся тела, я буду рядом с Вами. Даже когда прозвенит последний колокол... До тех пор...
— Я буду искать тебя в тысяче миров и десяти тысячах жизней, пока не найду...

— Я буду ждать тебя в каждой из них.
И в любви верность — это всецело вопрос физиологии, она ничуть не зависит от нашей воли. Люди молодые хотят быть верны — и не бывают, старики хотели бы изменять, но где уж им!
— Мне вот интересно, почему ты так сильно расстроился из-за Эмили и другого мужчины?

— А ты бы не расстроился, если бы Эми пошла на свидание с кем-нибудь другим?

— Этого не может произойти, у нас железное соглашение об отношениях, которое препятствует ее физическому контакту с кем-либо кроме меня.

— Но ты с ней тоже не спишь.

— Круто, правда?
Я буду следовать за вами, куда бы вы ни пошли. И даже когда ваш трон падет и блеск короны померкнет, а рядом соберется несметное число поверженных пешек, над всеми этими распростертыми телами я всегда буду рядом с маленьким королем. До тех пор, пока не услышу от вас слов «шах и мат».
Больно быть тем, кто ждет? Или же больнее быть тем, кто заставляет ждать?
Любишь кого-то не потому, что он верный и любить его безопасно. А потому что ты верный, и любовь твоя ни от чего не зависит.
— Я боюсь, что однажды нам придётся выбирать между твоим братом и богами.

— Для меня такого выбора никогда не будет.
Куда бы вы ни отправились, я буду преследовать вас, и так до самого конца. Даже если вы погибнете, я вас не оставлю. Пойду за вами даже в преисподнюю. И, в отличие от людей, я не вру.
— Моя верность, — заявляет он, — тоже не принадлежит Оздоровлению. Я предпочитаю верить тем, кто знает, как нужно жить. В этой игре у меня имеются только два варианта, любовь моя. — Он тяжело дышит. — Убить. Или быть убитым.