Цитаты про Украину

Еще 40 лет назад казалось, что в мире людей есть консенсус вокруг тезиса о том, что никакие цели не могут оправдать гибель человечества в атомном огне. Теперь мы знаем, что такая цель есть: человечество можно извести за право крымчан не учить украинский язык.
— Жажда ничто, имидж все. Не дай себе, не дай другим, прячь. Украинская реклама.
— Красавицы! Специально перед поездкой в Киев я на 10 кг похудел!

— Зачем?

— Кто ж на Украину со своим салом ездит?!
Сей малороссийский народ и зело умен, и зело лукав. Он яко пчела любодельна дает российскому государству и лучший мед умственный, и лучший воск для свещи российского просвещения, но у него есть и жало. Доколе россияне будут любить и уважать его, не посягая на свободу и язык, дотоле он будет волом подъяремным и светочью российского царства; но коль скоро посягнут на его свободу и язык, то из него вырастут драконовы зубы, и российское царство останется не в авантаже.
И давайте будем справедливы и к Украине тоже. Не будем злорадствовать. Это наши близкие родственники. Мы все сидим в лесу. Они первые пошли узнать дорогу из леса.
Дорогой Карл XII, сражение под Полтавой,Слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,

«время покажет Кузькину мать», руины,

Кость посмертной радости с привкусом Украины.

<...>

Гой ты, рушник-карбованец, семечки в потной жмене!

Не нам, кацапам, их обвинять в измене.

Сами под образами семьдесят лет в Рязани

С залитыми глазами жили как каторжане.

Скажем им, звонкой матерью паузы метя строго:

Скатертью вам, хохлы, и рушником дорога.

Ступайте от нас в жупане, не говоря — в мундире,

По адресу на три буквы, на стороны все четыре.

Пусть теперь в мазанке хором гансы

С ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.

Как в петлю лезть, так сообща, сук выбирая в чаще,

А курицу из борща грызть в одиночку слаще.

<...>

Нечего портить кровь, рвать на груди одежду,

Кончилась, знать, любовь, коль и была промежду.

<...>

Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза -Нет на нее указа, ждать до другого раза.

С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!

Только когда придет и вам помирать, бугаи,

Будете вы хрипеть, царапая край матраса,

строчки из Александра, а не брехню Тараса.
Я слишком уважаю Альенде, чтобы сравнивать его с Януковичем. И всё-таки Альенде погиб потому, что отказался бежать, а вот если бы Янукович отказался бежать — у него были бы все шансы победить. Ему для этого даже не нужно было самому брать в руки автомат и идти в первые ряды, ему достаточно было только выполнить свой долг и отдать соответствующий приказ.
Если вы найдете больше сала в бургере, значит вы на Украине!
Какая разница, кто будет обманывать украинцев – Порошенко или Янукович. Кто будет грабить украинцев – Юра Енакиевский или Кононенко.
Я не беру в руки оружие ни при какой ситуации. Я не участвую в гражданской войне ни на чьей стороне. Я стараюсь делать всё для того, чтобы убедить общество и украинское правительство, что война — это не выход. Нужно остановиться. Всё равно придётся остановиться, потому что нет ни одной гражданской войны, которая рано или поздно не заканчивалась.
Я не знаю, что такое «польза стране». Это словосочетание для меня является туманным. Я просто полагаю, что здесь главное – это не страна, а сами жители Крыма, которым так тошно было жить на Украине, что они были так счастливы, что, несмотря на все экономические трудности, социальные и так далее, они попали в государство, в котором хоть непросто и трудно, но не тошно. <...> Крым – это не украинская, это крымская тема. <...> Никакая ни российско-украинская. Крым – это абсолютно российская тема. Пусть мне хоть кто-нибудь расскажет механизм, каким образом Крым может вернуться в Украину?
Но вы же не будете спорить, что Беловежские соглашения, которые были подписаны тройкой предателей в Беловежской пуще, проходил вопреки воли подавляющего большинства населения СССР, которое на референдуме 91-го года высказалось за сохранение Советского Союза. Если можно было в Беловежской пуще нарушить волю огромного количество людей, то в Крыму можно было с помощью людей восстановить справедливость. Я поддерживаю крымский референдум, потому что крымский референдум уничтожил беловежские соглашения. <...> Под Беловежскими соглашениями не было ни подписи Назарбаева, ни подписи Средней Азии, ни подписи Закавказских, между прочим, республик. Вот те, кто подписал — Белоруссия, Россия и Украина — между собой и выясняют отношения. Беловежские соглашения не были приняты подавляющим большинством населения ни России, ни Украины, и большинству принесли только горе и страдания.
Эту войну оружием выиграть невозможно. Каждая пуля рождает двух врагов. <...> И миром мы все победим! Потому что у нас работа будет — у них её нет. У нас пенсии будут — у них их нет. У нас поддержка людейдетей и пенсионеров — будет, у них её нет. У нас дети пойдут в школы и детские сады, а у них они будут сидеть в подвалах. Потому что они ничего не умеют делать!
Произошедшее на Украине в 2014 году доказывает, что свергать воров вполне возможно. В конце вы увидите то, что и хотели.
«ВКонтакте» и другие российские сервисы были заблокированы не потому, что они такие плохие и кому-то не нравятся, а потому что ими владеют те, кто действует против Украины. Украина, как система, даёт вполне логичный ответ.
Украине нужно было заблокировать «ВКонтакте», «Яндекс» и т. д. ещё 1182 дня назад — в день, когда началась военная агрессия России на территории Украины.
Агрессия исходит из России, то есть агрессором является не Украина. Мы также признаем, что аннексия Крыма является незаконной, значит, мы все знаем, кто развязал войну и кто создал эту ситуацию, и в какой ситуации мы находимся.
Украина четко определила свое политическое будущее в сфере безопасности. Верховная Рада проголосовала, а я, как президент, как Верховный главнокомандующий, подписал закон, который ставит целью наше будущее членство в НАТО как цель нашей международной политики безопасности.
Теперь на Украине каждая банда избирает кличку, одна свободнее другой, одна демократичнее другой, и в каждом уезде — по банде.
Я хочу, чтобы мы прекратили этот вопль: «Россия потеряла Украину!» Вот я хочу, чтобы мы перестали вообще по этому поводу заморачиваться, как говорят на сленге! Вы хотите что? Вот эту Украину вы хотите? Вот эту? А какую? А остальная уже здесь и так!
Украина нуждается в срочном создании новой власти, нового правительства. Мы должны вместе создать это правительство. Я готов вместе с вами сделать это… Я готов вместе с вами возглавить этот процесс, я готов и возглавить это правительство, если это нужно.
По-моему, самое главное, надо понять, что в Украине просто гражданская война. Нам надо заниматься не какими-то мечтами о поддержке, включая экономическую поддержку Украины, потому что в условиях гражданской войны, экономическая поддержка — это полная бессмыслица.
Я призываю киевлян прийти сюда, я призываю киевлян стать вместе мирной акцией, мирно пояснить этому парламенту, что законодательные органы Украины захватили воры, жулики… Я уйду отсюда вместе с украинским народом только победителем... Дорогие киевляне, поскольку вы сегодня спасли мне жизнь, отныне она принадлежит вам.
Я не хочу, чтобы украинцев и Украину жалели, мечтаю, чтобы нас уважали во всем мире.
Я уж не знаю, чего Трамп должен предложить Путину, чтобы Путин согласился взять нас назад. Не вижу я никаких для него плюсов в этом деле. Зачем ему полностью разваленная страна, населенная тупоголовыми «кастрюлями», «бандерами», «фашиками» и прочими дебилами? Когда отсюда уехало всё сколько-нибудь работоспособное и вменяемое население.
Киевский режим близок к выходу в открытый космос. Есть правительство в изгнании, а это правители в загнании.
Украина находится в самом центре Европы. А Европа не может жить без своего сердца.
Нация начинается с языка, а не из куска сала.
Арбитры аргументировали свое решение резким ухудшением состояния украинской экономики. Мы категорически против того, чтобы за наш счёт решались экономические проблемы Украины.
То есть, если у вас объективно присутствует необходимость договариваться, и к этому толкают все объективные обстоятельства — есть личный фактор. Все мы знаем его на примере Меркель. Невыгодны санкции с Российской Федерацией? Невыгодны. Теряет немецкий бизнес 60 миллиардов в год? Теряет. Подвешен ключевой проект, например, «Северный поток-2»? Подвешен. И что? А Меркель не может отказаться от проекта поддержки Украины. Ну просто не может, потому что она его уже запустила. И всё. И вот этот личный фактор в политике — он является самым опасным, когда личные амбиции важнее национальных интересов. <...> Системный крах — он и прошёл! Брекзит пошёл! Выборы в Германии, при которых пять месяцев, пять месяцев собирается коалиция новая! <...> Личная составляющая — она приводит к кризисам. Ну вот, соответственно, упирался господин Кэмерон, чем дело кончилось? Брекзитом. Вот упирался господин Обама. Чем дело закончилось? Избрали такого человека, который никогда бы не стал президентом США, если бы не было такого противостояния. Он физически бы не дошел, он такое количество предохранителей поломал по дороге в политической системе США.... <...> Когда вы закручиваете, полностью завариваете паровой котёл, включая свисток, который этот пар выводит, вот просто его срубаете, отрезаете и завариваете — не надо потом удивляться, что он потом рванёт.
То же самое было сто лет назад, говорю же, — невыученный урок. Тогда, сто лет назад, эту историю законсервировали, но ничейного оружия не бывает и оружие, которое лежало на земле, просто использовали против нас. <...> Без понимания прошлого, реальной сегодняшней политики понять очень сложно.
— Как же вы не заметили? Мы же сегодня над моей Украиной дрались…

— А как тут заметишь? Те же поля, дороги, села…

— Э, нет! А воздух? Другой. А небо — голубее. И земля зеленее!

— Командир! Насчет зелени у нас в Сибири…

— Ну зачем, дорогой, в Сибири? Приезжай в Бакуриани! Ты там посмотришь, что такое зелень! Там в горах…

— Ты Енисей видел?

— Не видел! А ты Цкенесхали видел?
— И пускай мы говорим на разных языках...

— «I хай ми не знаємо рідної мови...»

— Мы все хотим жить лучше.

— «Ми всі йдемо до Європи.»

— Многие хотят, чтобы мы вступили в НАТО...

— «Може хтось хоче до НАТО...»

— Многие хотят, чтобы мы объединились с Россией...

— «Може хтось зовсім здурів...»

— Самое главное, чтобы мы оставались единой страной!

— «Головне, щоб ми вступили до НАТО!»
— Зато как мы, украинцы, поём!

— «А як ми, українці, співаємо!»

— А как мы, украинцы, танцуем!

— «А як ми, українці, танцюємо!»

— Да мы Евро без проблем проведём!

— «А як ми, українці, брешемо...»
— «Як сказав наш президент, там, де закінчується російська мова, там закінчується Росія.»

— Да, но это ещё не значит, что там начинается Украина.
Прокачка газа потребителям в Европу -

Это шоу после каждого Нового года.

Заплатит Украина? Откроет ли трубу?

Как можно сделать врагами братскую страну?
Россия может быть либо империей, либо демократией, но не тем и другим одновременно… Без Украины Россия перестаёт быть империей, с Украиной же, подкупленной, а затем и подчинённой, Россия автоматически превращается в империю.
Несчастная Украина разделилась на два лагеря: одни устремились на Сечь, другие — в коронное войско; одни были за существующий порядок, другие — за дикую волю; одни намеревались сохранить то, что было плодом вековых трудов, другие вознамерились нажитое это у них отнять. Вскорости и тем и тем суждено было обагрить братские руки кровью собственного тела. Ужасающая распря, прежде чем обрести религиозные лозунги, совершенно чуждые Низовью, затевалась как война социальная.
Трагическая ошибка внешней политики последних двадцати пяти лет, не последних трёх — четырёх, — это желание понравиться Западу и надежда, что нас туда примут. Это была трагическая ошибка, которая привела... Мы являемся соучастниками нынешней трагедии в Украине, потому что мы слишком долго улыбались, думали, что как-нибудь рассосётся; на авось; подписывали основополагающий акт Россия-НАТО, и это всё тянулось где-то до 2008 — 2009 года — мы пытались договориться... И мы, таким образом, наших соседей тоже как бы сиренами загнали; они думали, что мы такие и будем, что вообще они всегда будут побеждать. Если бы мы встали пожёстче, там десять лет тому назад, то может быть не было бы вот этой трагедии Украины, которая теперь безысходна... Это наша ошибка.
Слава укранцам, но не слава Украине.
Я скажу так: я сделаю всё, чтобы мой ребенок гордился мной и гордился тем, что он живет в такой великой державе, как Российская Федерация. Чтобы дочь моя чтила память погибших в Великой Отечественной. Чтобы чтила память двух моих дедов, которые погибли в этой войне. Чтобы памятники не разрушались. Я хочу, чтобы мой ребенок жил в честной стране, а не в бандеровской, предательской, нацистской. Мне стыдно было, что я гражданин того государства. Мне бабушка звонила и плакала: возвращаются времена, когда была оккупация. Ей 86. Она помнит немцев и помнит украинских полицаев. Как они издевались! Как я буду смотреть бабушке в глаза, если надену форму и буду служить этой самой «Галичине»? Когда об этом думаешь, страха нет.
Уже каждому ежу понятно, что Крым останется в составе России и уйдёт из России только тогда, когда Россия распадётся, а чего не будет, я надеюсь, никогда. <...> Все, даже противники России в США, понимают, что если ситуация в Донбассе ещё под вопросом — ситуация в Крыму уже решена. Единственное, что они могут сделать — это попытаться России продать максимально полупризнание или «де-факто» признание Крыма. <...> Нам это покупать не надо — это и так уже наше. Они сами это призна́ют. Трамп — молодец, на самом деле, — я его очень уважаю как бизнесмена. Он бизнес ведёт и в политике. Он пытается продать нам то, что уже наше. Чисто «по-трамповски».
На Украине произошел переворот. <...> Такова реальность. Там произошел переворот. Было достигнуто соглашение, с участием разных стран. На следующий день это соглашение было нарушено. И у народа отобрали власть. В Крыму прошел референдум. <...> Крым был русским. Он всегда был русским! Советский Союз не так давно передал его… Люди там чувствуют себя русскими. Они подавляющим большинством голосов решили, что хотят жить в России. Мы не можем быть демократами только тогда, когда нам это удобно, и отвергать демократию, когда...
Украина должна действительно доказать, что она хочет стать частью европейского мира. Если она этого достигнет, то у России будет единственная перспектива – смириться с этой реальностью и самой стать частью Европы. Если она [Россия] этого не сделает, то станет разоренным сателлитом Китая.
Над Януковичем висит гильотина миллионного протеста.
Большой риск заключается в том, что Россией управляет иррациональный лидер с манией величия. Это волнует многих россиян. Предположим, что Путину удастся навсегда отделить Крым от Украины: он получит Крым, но потеряет Украину на многие десятилетия, так как вызовет мощную националистическую реакцию против Москвы! Украинцы определяют свою идентичность через свою землю. Путин совершает ужасную ошибку.
Можно долго рассуждать о «Мордоре» и о том, что у России всё плохо, а Украина в это время идёт в Европу, ну и так далее, но ничего не отменит того простого факта, что у России получаются мегапроекты, а на Украине все проекты ведут или к провалу, или к позору, или к позорному провалу. Например, нам все уши прожужжали про то, что Украина будет аграрной сверхдержавой и при этом Россия задохнётся без польских яблок и испанского хамона. Думаю все помнят вбросы про пустые полки в России и шутки о том, что россияне едят ежатину. А теперь смотрим новости за последние месяцы: «Financial Times» [рус. Файнэ́ншел-таймс] пишет, что «российское сельское хозяйство расцветает в условиях санкций» и одновременно украинская новость — СМИ сообщили о падении экспорта украинского сала на 98%. Даже такие мелкие, по российским меркам, проекты, как организация «Евровидения» на Украине проваливаются и заканчиваются для Киева пиар-проблемами и штрафами от европейских организаторов. После киевских инцидентов организаторы «Евровидения» решили даже поменять регламент, чтобы впредь этого позора больше не повторилось.
Об одном лишь приходится пожалеть мне, выпуская этот очерк в свет: это — что он выходит не в Украине и не на украинском языке. Культурно украинский народ шаг за шагом идет к полному определению своего индивидуального своеобразия и это важно. Но в том, что я не могу издать своих записок на языке своего народа, вина не моя, а тех условий, в которых нахожусь.