Цитаты про тактиков

В пустыне важно хорошо всё спланировать, но, кроме этого, надеешься ещё и на удачу. Она благоволила нам, когда мы узнали о сошедшем с рельсов османском поезде с весьма интересным грузом. К османам, пережившим крушение, присоединился небольшой патруль. Вместе они стали охранять обломки и ждать подкрепления.
Если твой враг вооружён и снаряжён лучше тебя — воруй у врага. Огнестрельное оружие эффективно, но привлекает внимание. Нужно учитывать, что османы ответят тем же.
Хорошо, новичок. Ты знаешь основы партизанской войны, но я должен рассказать, почему мы сражаемся и как мы вернём город — зону за зоной. «Красная зона» — самая опустошённая область Филадельфии. При этом, именно в ней и закрепилось Сопротивление. Среди домов и разбомбленных улиц наша тактика отлично работает против К. Н. А. Здесь же мы нацеливаемся на ударные точки, важные для корейцев — их захват поможет изменить ситуацию в нашу пользу. Усилив свою позицию в зоне, мы освободим убежище и получим доступ к припасам и лучшему снаряжению. Чтобы уничтожать патрули с бронетехникой, мы расставляем ловушки и устраиваем засады. Но будь осторожен — дирижабли К. Н. А. дежурят в небе круглые сутки. И здесь пересекается целая паутина снайперов: главное — убивать их раньше, чем они тебя.Возвращение «красной зоны» даст нам плацдарм для наступления на следующие зоны, где К. Н. А. ещё сильнее. К примеру, на «жёлтую зону» — изолированный густонаселённый район, где всех жителей держат под жёстким контролем. Люди живут в постоянном страхе — мы должны показать им выход, вселяя в их сердца надежду и возвращая в их умы мысль о том, что жизнь вовсе не должна быть такой. Сливайся с толпой, и ты сможешь подрывать связь К. Н. А., взламывать телеэкраны и радиоточки, распространяющие пропаганду. Освобождай политзаключённых и угнетённых жителей, чтобы уничтожать вражескую инфраструктуру. Смотри, как каждый акт неповиновения меняет мнение людей о Сопротивлении в лучшую сторону, что приближает восстание. И тогда ты увидишь, как город меняется в результате твоих действий. Поверь, новичок, чтобы победить К. Н. А., нужна помощь каждого человека.

Когда красная и жёлтая зоны станут нашими, появится шанс ударить в сердце оккупантов — в «зелёную зону», область под полным контролем К. Н. А.. Её бойцы вооружены до зубов. Это настоящие крепости, поэтому нам понадобится всё, что можно достать, чтобы захватить эти области и выиграть войну. Пусть предыдущие задания станут для тебя ценным уроком, иначе надежды на победу не будет.
Тактик должен знать, что надо делать, когда есть что делать, стратег должен знать, что надо делать, когда нечего делать.
— «Кейн отдал приказ нашим войскам не поднимать оружие на пришельцев. Это безумие — они устроят нам кровавую баню. Я уважаю твою веру в Кейна, но ради Братства, ради всего человечества умоляю — не выполняй это задание! Вместе мы сумеем справиться с ситуацией. Прошу тебя, ты моя последняя надежда...»

— Чёрт возьми, говорил же я, что Кейн жив и здоров!.. Ладно, наша главная задача — взять базу штурмом, а потом мы там закрепимся и надерём Киллиан задницу. Ей останется только сдаться, и тогда она ответит за всё.
Нам нужно лишь найти их штаб и от души долбануть. Нас такая тактика ещё никогда не подводила.
— Ты же военный тактик, не так ли? Может, придумаешь какую-нибудь тактику!

— Думаю, нам надо… бежать!

— Ты точно тактик?!
Еще 50 лет назад ленинградская улица меня научила одному правилу: «Если драка неизбежна, бить надо первым».
— Существует две теории о стратегии игры в шахматы, — объяснял Йен. — На самом деле их тысячи, но основных всего две. Согласно первой, ключевые фигуры на доске занимают второй ряд — король, конь, ладья, ферзь и так далее. Эта теория отводит пешкам роль фигур для размена в развитии тактики игры. Вторая теория, наоборот, утверждает, что пешки могут и должны находиться на острие атаки, и что умный стратег должен использовать их для наступления, если желает победить. Откровенно говоря, по мне, обе теории не работают.

— А в чем разница между тактикой и стратегией? — спросила она. — Это чисто техническая проблема?

Йен задумался над вопросом Шири, и у него закралось подозрение, что ответа он не знает.

— Разница в терминах, она чисто теоретическая, — раздался с высоты уверенный голос Бена. — Тактика — это совокупность маленьких шагов, которые ты предпринимаешь, чтобы дойти до какого-то места. Стратегия — шаги, которые ты делаешь, когда идти некуда.
От беспокойства ещё никто не умирал, а вот бесшабашность — дело иное. Мы посеяли семена — дай им прорасти.
Кхалиси, Семь Королевств не упадут вам в руки, как спелые персики с ветки. Вам понадобится флот, армия, золото, союзники...
Стратегия без тактики — это самый медленный путь к победе. Тактика без стратегии — это просто суета перед поражением.
Несмотря на то, что я шатаюсь, вся сила внутри. Это кажущаяся слабость. Притворяясь слабым, ты побеждаешь.
Хоть какая-то польза от этого чертова радикулита. Нет сил читать длинную возмущенную нотацию – и не надо, просто стой себе, сосредоточившись на внутренних ощущениях, а жертва сама себя похоронит. Беспроигрышная алькуявская тактика!
Разгорается война. Мы нанесли немало сокрушительных ударов по нашим врагам. Мы укрепляем наши позиции и загоняем их обратно в норы, но они всё больше адаптируются и приспосабливаются к этим условиям. Подобно молоту, они беспощадно обрушиваются на нас, но порой всё решают точечные удары, словно скальпелем. Пришло время нового поколения воинов для эпохи новых войн. Мы — эксперты в применении насилия. Нам хватает воли принимать решения и делать то, что необходимо. Наши силы скоординированы и высокоточны, исполнительны и неудержимы. Мы — неизвестные солдаты, охотящиеся в тишине, пока не придёт время ударить из тени. Мы — ветераны элитного подразделения спецопераций международного масштаба. Мы — Tier-1.
Похоже, ты достаточно смел, чтобы сражаться, но я здесь, чтобы рассказать тебе о навыках и инструментах Сопротивления, которые мы используем против К. Н. А.. Пока ты новичок, но если из тебя выйдет толк, то можно будет обсудить что получше.

Корейская Народная Армия превратила наш город в тюрьму. У них есть поддержка с воздуха, дроны и машины. У их высокотехнологичных пушек есть биометрические замки, поэтому нам пришлось состряпать себе своё оружие. В моём арсенале на службу поставлена «американская гениальность»: я создал модульную оружейную систему, которая позволяет изменять оружие на поле боя. А это значит, что наш надёжный друг дробовик может стать автоматом, или превратиться в испепеляющее ружьё, если нужно больше огневой мощи. Смотри — у каждой оружейной базы есть множество боевых конфигураций, но и это ещё не всё. Ты можешь менять универсальный обвес на лету и модифицировать любой из 3-х основных узлов. Нужен снайперский выстрел? Не проблема — просто добавь дульный тормоз и прицел. Бои с Сопротивлением адаптируются с ситуацией — так мы и выживаем. Но пушки — это ещё не всё.

Средства партизанской войны — твои лучшие друзья. Это 4 устройства, с которыми лучше уметь обращаться, если не хочешь умереть новичком. Зажигательные смеси нужны для борьбы с пехотой, а «дистанционки» решают проблемы с бронёй. Если ты в настроении действовать хитрее, то у нас есть устройства взлома: оно сжигает камеры безопасности и обращает дронов против К. Н. А... А если тебе нужно обойти врага, петарды дадут тебе немного времени. Каждый инструмент можно активировать несколькими способами: бросать, врубить издалека, установить ловушку. Но лично я люблю радиоуправляемые машинки — с мобильными бомбами ничто не сравнится. Устройства можно делать на ходу: главное — собирай компоненты.

Боец должен уметь всё это применять, поэтому я и провожу твоё обучение. Научись разбираться с патрулями: пометь свои цели, застань их врасплох и свали до подхода подкреплений. Если нужна помощь, возьми с собой одного из наших. Ты легко передвигаешься, но порой нужна чистая скорость: мотоциклы помогут быстро перемещаться по открытой местности. Хочешь работать скрытно? Дождись ночи и атакуй свою цель. Наверни на оружие глушители, или подберись поближе и убей ножом. С тобой они поступят также, поэтому ты должен знать, когда сражаться, когда бежать, а когда — прятаться.

И если мы не завоюем сердца и умы людей — всему конец.
— Я верил в тебя, дитя моё, и ныне моя вера вознаграждена. Теперь мы можем перейти к следующему этапу: когда северо-восточная система обороны Г. С. Б. будет нейтрализована, «Филадельфия» станет уязвимой. Вскоре всё руководство Г. С. Б. прибудет на борт космической станции на ежегодное собрание, однако одного человека следует задержать. Это Редмонд Боил — политик, чья жадность равна лишь его тщеславию. Если ты совершишь налёт на казну Г. С. Б., он отложит свой полёт.

— ... Хотите, чтобы он выжил?

— Да, дорогая. Мистер Боил «должен возглавить Г. С. Б.». Действуй скорее, дитя — у нас много дел.
— Они думали, что мы побеждены и что я мёртв. Они ослабили внимание — и мы сумели обезглавить зверя. Однако, Г. С. Б. по-прежнему опасно и готово к нападению, поэтому я отвожу наши войска с восточного побережья.

— Мы отступаем, Владыка?!

— Нет, но наши враги в своём ослеплении решат, что мы устрашились и обратились в бегство. Пока Г. С. Б. празднуют победу, мы соберём силы и подготовимся к самой сложной и опасной фазе нашей операции. Мы на пороге того, чтобы получить величайшие знания в нашей жизни. Пришло время обратить наши взоры к Небесам — «гости» скоро прибудут.
— Создание узла завершено. Возведение Пределов находится в финальной стадии. Тем не менее, сопротивление туземцев продолжает расти. Тактика диверсий себя не оправдала. Победа маловероятна. Операцию следует немедленно прекратить.

— Предложение отклонено! Повелитель требует взорвать оставшийся Ихор и продолжить сбор. Вам приказывается очистить место взрыва от туземных особей. Изымите у них все данные по Ихору. По выполнению доложить.

— Будет исполнено. Место взрыва определено. Передаю приказ всем нашим наземным подразделениям.
Так вот он — тот герой, о котором все говорят? «Легенда Братства»... Надеюсь, твоя репутация не из пальца высосана, потому что направляют тебя прямиком в пекло — Космический Центр имени Годдарта в Гринбелте, штат Мэрилэнд. Отвечает за функционирование противоракетной обороны Г. С. Б.. Задача: с небольшим отрядом проникнуть на территорию и уничтожить там всех, затем — отключить систему. Первым делом вырубите связь, чтобы они не смогли вызвать подмогу, а потом.. Не мне тебя учить. Хотел бы я рассказать, чего Кейн хочет этим добиться, но тогда мне придётся тебя убить... Шутка! Если серьёзно, завидую я тебе, брат — грядут перемены, и ты будешь в самом их сердце. Мы вовремя вступили в Братство, но ты зови меня, если что...
Киллиан стала правой рукой Кейна отнюдь не за красивые глаза, но у неё свои планы. Как думаешь, почему Кейн ничего не сказал ей о ситуации в Бразилии?.. Я ведь могу тебе доверять, а? Короче, я слышал, что Кейн создаёт там какое-то супероружие — вот из-за чего вся секретность. Ну разве Кейн — не гений? Ладно, сейчас не об этом. Мы расправимся с Г. С. Б. одним ударом, но и они не сидят, сложа руки: пока мы тут болтаем, войска Совета прорываются к лаборатории. Тебе нужно отбить атаку, а затем очистить сектор от ГСБшной мрази, чтобы мы смогли вывезти... ну, ты понял. Как видишь, я сейчас на пути в Сан-Паулу. Билеты в первый ряд нам обеспечены.
Вечно бы на это смотрел... Ладно, ещё нагляжусь. А сейчас пришла пора показать Г. С. Б., на что мы способны. Настало время священной войны. Цели у тебя две — авиабаза Эндрюс и Белый Дом. Чёрт! Да я полжизни бы отдал, чтобы самому в этом поучаствовать! Ладно... Авиабаза — их поддержка с воздуха в этом регионе. Разберёшься с ним — можно не беспокоиться на счёт всякого дерьма с неба. Белый Дом — это ерунда: высшим командованием там никогда и не пахло, но если его взорвать первым, выйдет неплохой отвлекающий манёвр. Проблем быть не должно, выбор за тобой, брат. Покажи им, что такое наше Братство, но предупреждаю — будь осторожен.
Скажу тебе правду, сын мой — наши враги из Г. С, Б. одерживают верх. Но, как я уже говорил Киллиан, победа куётся не на поле боя. Всё идёт по моему плану: Г. С. Б. стягивает силы в Сараево. Первым делом ты должен найти детали, потерявшиеся по пути из Бразилии, затем — выиграть время, чтобы нам удалось завершить подготовку, а потом мы сможем перейти ко «второму этапу». Если всё пройдёт как надо, скоро во Внутреннем Круге найдётся место и для тебя.
— В чём дело? Они тебе не нравятся? Ты ведь лично их отбирала.

— Что, прости?

— Каждый раз в конце поединка у тебя вот такое личико, как будто тебя не радуют их результаты.

— Дело не в их результате, а в твоём. В твоей тактике. Ты мог бы уложить всех их на два приёма быстрее.
— Я подбирала вам кандидатов. Я изучила вашу технику и стратегию боя. Бой на Аляске тоже.

— И что вы думаете?

— Думаю, вы непредсказуемы. Вы вечно отклоняетесь от стандартных боевых техник. Вы подвергаете риску и себя и команду. Боюсь, вы не подходите для этой миссии.

— Что ж, спасибо за прямоту. Может, вы и правы, но всякий пилот однажды понимает, что решение в бою принимает только он. А потом живёт с их последствиями.

— Именно этим я и занимаюсь.
— Но у вас и контрмеры. Кто ещё способен на такое, кроме вас?

— Здесь вопрос практики.
В штурмовом отряде вперёд высылаются снайперы, а потом отряд направляется к цели задания. Наводчик в отряде обычно идёт перед командой из 6-8 человек. Чаще всего, он идёт впереди, а сразу за ним — командир отряда. Когда отряд приближается к цели, снайперы занимают позиции, а потом — штурмовики начинают захват. Наводчик пробирается вперёд и смотрит, какие двери открыты, какие закрыты, что придётся взламывать. Потом наводчик и взломщик решают, как они будут работать: использовать взрывчатку или болторез, может быть, взломать замок... В общем, какую бы технику или метод они не выбрали, их задача — открыть нам путь к цели.

Когда мы входим... Знаете, обычно тут не до команд — я не указываю людям, что им делать, куда идти и стрелять. Они уже большие мальчики — мы все уже давно занимаемся этой работой, и мне нет смысла рассказывать им, как её выполнять. Мы просто заходим в здание и зачищаем его. Мы работаем быстро и агрессивно — в нашем деле медлить нельзя. Парни учатся этому многие годы, чтобы в конце концов достигнуть уровня бойца первого ранга — он играет важную роль.

Для каждого задания оружие и снаряжение подбирается по-своему — каждое новое задание отличается от предыдущего. Для какого-то задания решаешь использовать 10-дюймовый HK-416 с глушителем и MP-7, для другого — 14-дюймовый с оптическим прицелом и 762, или только пистолетывыбор оружия всегда зависит от задания.
Мы — снайперы, поэтому обычно идём в патруле перед нашими штурмовыми группами. Естественно, на нас чаще всего термовизоры, приборы ночного видения и инфракрасные лазеры, разные приспособления для того, чтобы забраться на здания напротив цели. Нашим штурмовым группам жизненно необходимо, чтобы мы заняли хорошую точку для наблюдения. Когда наши штурмовики начинают завершающую фазу операции, мы разворачиваемся и обеспечиваем им дополнительное прикрытие. Наши снайперы — одни из лучших в своём деле. Когда мы попадаем в эшелон первого ранга, у нас уже годы тренировок и бесценного боевого опыта.

Мы всегда подбираем нашу экипировку под задание. Камуфляж, который сейчас на мне, называется AOR-2. Он был разработан ВМС и сейчас используется пехотой США в качестве камуфляжа для лесной местности. Мой набор — это просто камуфляж «родезиан» для работы на такой местности. Работа без бронепластин — это критически важно, ведь мы остаёмся налегке. Снайпер — это множитель боевой силы, как для эшелона первого ранга, так и для любого другого подразделения. Мы всегда работаем небольшими отрядами: у нас не так много бойцов, и наша задача — не удерживать позицию, а нанести удар и отойти.
Лучшая стратегия на поле боя — взять с собой больше пуль, чем у противника. Технически, это не пули, а термозаряды. Но разве кто-то говорит: «Я нафаршировал его отделяющимися радиаторами»?
Пора сделать что-то самому. И ты сможешь сделать это сам.

It's time to do it for yourself, and you can do it.
Я просто беру бейсболку и переворачиваю её. Это как переключатель. Переключил и стал другим человеком. Не знаю, чувствую себя грузовиком. Машиной.

What I do is I just try to take my hat and I turn it around, and it's like a switch that goes on. And when the switch goes on, I feel like another person, I feel, I don't know, I feel like a... like a truck. Like a machine.
Ты сейчас проиграл, потому что сам себя побил. Потому что дал себя побить.

Now you lost back there because you beat yourself. You let yourself get beat.
Изучение истории лежит в основе всех здравых военных выводов и практики.

The study of history lies at the foundation of all sound military conclusions and practice.
— Капитан, я ценю мотивационные речи не меньше прочих И. И., но у Атриокса были месяцы на укрепление позиций на Ковчеге. Даже если бы мы его нашли, атака стала бы самоубийством.

— Поэтому мы будем действовать умнее и нанесём удар по командной структуре Атриокса. Изабель, ты знаешь, что и где здесь делают Изгнанники. С чего начинать?

— С Децимуса. Это один из главных военачальников Атриокса, возглавивший атаку на нашу станцию. Он отвечает за добычу ресурсов у аванпоста.

— Мы устроим внезапную атаку на Изгнанников, чтобы вывести их из равновесия. Затем сместимся южнее и развернём штаб. Когда база будет готова — ударим по Децимусу.

— Капитан, Изабель упомянула, что портал, с помощью которого её станция связывалась с Землёй, закрылся без предупреждения. Когда мы начнём бой, помощи будет ждать неоткуда.

— Вот этим вопросом и займитесь, профессор. Нужно найти способ передать весточку домой. А мы тем временем будем держать оборону. Покажем им, на что способен «Дух огня».
— В захваченных на базе Децимуса материалах упоминается, что Изгнанники используют нечто под названием «Картограф». Что ты об этом знаешь, Изабель?

— «Картограф» — это карта всего, что есть на Ковчеге. Это значит, что Атриокс мог найти на этой установке ключевые системы и оружие.

— Мы с Изабель изучаем базу данных Децимуса. Уже нашли путь к «Картографу», но он будет нелёгким: защита вокруг «Картографа» нам не по зубам. Единственный способ добраться до него — на лифте Предтеч. Если мы сможем захватить контрольные башни Предтеч в этом районе, я сумею перехватить управление лифтом и заставить его поднять нас наверх. Это наш единственный шанс проникнуть туда.

— Значит, мы им воспользуемся. Нужно атаковать Изгнанников ещё раз, пока они не поняли, что мы нашли на их базе. Отправляйтесь к «Картографу» и выясните, что планирует Атриокс. Будьте осторожны — изгнанники и сами могут использовать этот путь.
— Войска Атриокса довольно сильны, и слишком хорошо окопались, чтобы лезть на них в лоб. Используя сеть порталов, он разместил свои войска по всему Ковчегу. И это большая ошибка.

— Благодаря информации, найденной профессором в Картографе, нам стало известно, что неподалёку находится центральный узел управления порталами Атриокса. Если мы его уничтожим, то противник не сможет пользоваться сетью порталов.

— А это значит, что часть сил Атриокса будет заблокирована, а все остальные не смогут быстро перемещаться с такой лёгкостью, как раньше. У нас появится шанс.

— Есть и плохие новости: мы засекли массовую переброску войск Изгнанников в этот сектор — Атриокс раскусил наш план. Изгнанники сделают всё возможное, чтобы защитить центр управления порталами.

— Вам придётся нейтрализовать все порталы на своём пути, иначе нас просто сметут. Вдобавок ко всему, наша разведка предполагает, что несколько часов назад туда же прибыл Децимус — и он жаждет реванша. На этот раз он не должен уйти живым.

— Жду не дождусь, сэр.
— Ты лежала, уткнувшись носом в землю, и ничего не делала!

— Это был тактический ход по усыплению бдительности врага.
Цель вражеских военачальников — заставить противника делать глупости, — тихо ответила Кэлен. — Надо, чтобы противник был или слишком запуган, или слишком разозлён, и не мог трезво мыслить.
Есть стратегия, а есть тактика. Это была небольшая тактическая операция. А то, что целый батальон полег, — это дело десятое. Как говорится, смерть одного человекатрагедия, а смерть тысяч — статистика.
Моя тактика известна с самого начала, но только ринг покажет, насколько она хороша. Ринг все расставит на свои места.
Восприятие — сильно, а зрение слабо. В стратегии важно видеть отдаленные вещи, как если бы они были близкими, и отдаленно смотреть на близкие вещи.
Самый лучший стратегический план бесполезен, если он не может быть выполнен тактически.
... единственная доступная ему глубина тактической мысли — это ворваться через парадную дверь, выбив вместе с косяком, даже если она открыта.
— Капитан, мы добрались до пушки-ускорителя Предтеч, которую нашли через Картограф. Корабль Изгнанников под прицелом, мы готовы открыть огонь по вашей команде.

— Давайте! «Дух Огня» не предназначен для боя с кораблями такого класса, как их «Непреклонное Упорство», так что долго мы не продержимся.

— Цель захвачена, капитан. Пушка недостаточно мощная, чтобы уничтожить корабль, но она лишит его возможности двигаться и пробьёт брешь в щитах... если мы доживём до этого.

— Вот здесь и вступает в силу вторая часть нашего плана. Джером, вы с Изабель на месте?

— Да, сэр. Приближаемся к базе Изгнанников под их кораблём.

— Хорошо. Будь готов доставить Изабель на корабль, когда циты отключатся. Дуглас, Атриокс не может себе позволить потерять этот корабль — он отправит все силы поблизости, чтобы остановить пушку.