спор — цитаты, высказывания и афоризмы

Умейте встать на позицию другого человека и понять, что нужно ЕМУ, а не вам. С тем, кто сумеет это сделать, будет весь мир.
Черт побери всех, кто спорит, основываясь на логике. Нечестный прием!
— О Боге спорили что ли?

— Да.

— Чокнулись?
Биться об заклад с мамой — это не азартная игра, это вложение средств.
Поверь, нет середины.

А нам надо –

За свой выбор биться отчаянно.

В крайних случаях – гнать по встречной,

Воплощать всё, что намечено,

Остальное – частности,

Но мы в опасности.

Плен или революция?Любовь или проституция?

Вот дискуссия –

Она дуется инструкциями, напутствиями…
Если вы считаете, что люди имеют право выбора, и они свободны делать этот выбор. Свобода выбора — это выбор без влияния извне, и здесь я вынужден с вами не согласиться. На любой выбор каждого из нас оказывает влияние тот или иной фактор: культура общества, в которой мы живем, наши родители, наша система ценностей. Таким образом, мы находимся под влиянием, а это значит, что свободы выбора нет.

«Ответьте, какая самая великая страна в мире?» Я не был во всех уголках мира и недостаточно знаю о всяких культурах, чтобы ответить на этот вопрос. Однако я не знаю никого, кто бы думал так же как я. Все говорят: «Величайшая страна в мире — это старые добрые США». Им просто не с чем сравнить.

– Вы были в Индии?

– Нет.

– Вы были в Англии?

– Нет.

– А во Франции?

– Нет.

– Тогда на чем основано ваше утверждение?

Когда люди не могут ответить, то начинают злиться на вас. Они говорят: «Черт возьми, да кто ты такой, что бы говорить мне, что и как думать!» Не забывайте, что вы имеете дело с необразованными людьми, они не отвечают за свои высказывания, они жертвы культуры, и что хуже всего находятся под влиянием своей собственной культуры...
Искушенный полемист никогда не бывает побежден. Этим-то и отличается полемика от любого другого вида спорта. Борец на ковре честно признает себя побежденным, но, кажется, ещё ни одна полемика не кончалась словами: «Вашу руку, вы меня убедили».
В спорах, как на войне, слабая сторона разжигает костры и устраивает сильный шум, чтобы противник решил, будто она сильней, чем есть на самом деле.
Два дровосека как-то поспорили, кто из них нарубит больше леса с утра и до четырёх часов пополудни.

С утра мужчины разошлись по своим позициям. Поначалу они работали в одном темпе. Но через час один из них услышал, как второй перестал рубить дерево. Поняв, что это его шанс, первый лесоруб удвоил свои усилия.

Прошло десять минут, и он услышал, что второй дровосек снова принялся за работу. И снова они работали почти синхронно, как вдруг первый лесоруб опять услышал, как его противник снова остановился. Вновь дровосек обрадовано принялся за работу, уже ощущая запах победы.

И так продолжалось целый день. Каждый час один из лесорубов останавливался на десять минут, а второй продолжал работу. Когда время истекло, тот, что работал не переставая, был совершенно уверен — приз у него в кармане. Каково же было его удивление, когда он узнал, что ошибся.

— Как это получилось? — спросил он своего напарника. — Каждый час я слышал, как ты на десять минут прекращаешь работу. Как ты умудрился нарубить больше дерева, чем я? Это невозможно!

— На самом деле всё очень просто, — прямо ответил тот. — Каждый час я останавливался на десять минут. И в то время, как ты продолжал рубить лес, я точил свой топор.
If you argue and rankle and contradict, you may achieve a victory sometimes; but it will be an empty victory because you will never get your opponent's good will.

Если вы спорите, раздражаетесь и возражаете, вы можете иногда одержать победу, но победа эта будет бессмысленной, ибо вы никогда не добьётесь расположения вашего противника.
Большею частью бывает, что споришь горячо только оттого, что никак не можешь понять, что именно хочет доказать противник.
— Наорала на тебя, как... сумасшедшая старая корова. Извини, я устала, у меня был неудачный день, и мне жаль, что я такая... скучная.

— Не такая уж ты и скучная.

— Нет, Декс, серьезно. Я порой сама на себя нагоняю уныние.

— Но мне с тобой не скучно. — Он взял ее руку. — И никогда не будет. Ты одна на миллион, Эм.

— Брось, я даже не одна на три.

Он слегка толкнул ее ногой:

— Эм?

— Да?

— Просто согласись со мной хоть раз, ладно? Промолчи и согласись.
Я думаю, если два человека не согласны, то извиниться должен больший придурок.
— Короче говоря, мы оба утонем.

— Спорим, я первый?

— Спорим!
Never argue with stupid people, they will drag you down to their level and then beat you with experience.

Никогда не спорьте с идиотами. Вы опуститесь до их уровня, где они вас задавят своим опытом.
Спорить не только можно, но и необходимо. Истина не должна превращаться в догму, она обязана все время испытываться на прочность и целесообразность.
Я не столько с Вами спорю, сколько с собою соглашаюсь.
Время от времени терпи дураков – можешь узнать что-то стоящее. Но никогда не спорь с ними.
Однажды Бедность и Богатство поспорили между собой, кто из них красивее. Они долго не могли решить этот вопрос самостоятельно, поэтому решили обратиться к первому встречному человеку.

«Пусть первый встретившийся нам мужчина разрешит наш спор», — решили они и отправились вперёд по дороге.

Навстречу им шёл мужчина средних лет. Он не сразу заметил, что к нему с двух сторон подскочили Бедность и Богатство.

— Только ты можешь разрешить наш спор! — затараторили они. — Скажи, кто из нас красивее!

— Вот беда! — подумал про себя мужчина, — скажу, что Бедность красивее, Богатство обидится и уйдёт от меня. А если скажу, что Богатство, тогда Бедность может разозлиться и напасть на меня. Что же делать?

Мужчина подумал немного и говорит им:

— Я так сразу не могу сказать, когда вы на месте стоите. Вы сначала немного пройдитесь по дороге туда-сюда, а я погляжу.

Стали Бедность и Богатство разгуливать по дороге. И так пройдут, и эдак. Каждой хочется выглядеть получше.

— Ну? — закричали они, наконец, в один голос. — Кто же из нас красивее?

Мужчина улыбнулся им и ответил:

— Ты, Бедность, очень красива и обворожительна со спины, когда уходишь! А ты, Богатство, просто превосходно, когда ты поворачиваешься лицом и приходишь!
Плакать – дьявольски нечестный аргумент в споре. Как только кто-то начинает плакать, больше разговаривать уже не возможно. Хочется только одного – чтобы этот кто-то перестал реветь, а ты перестала себя чувствовать самым мерзким негодяем в мире. Все что угодно, только не это.
В споре часто побеждают дерзость и красноречие, а не истина.
— Вы собачитесь, словно старики-супруги.

— Не-е-ет, супруги могут развестись! А мы с ним как... сиамские близнецы!
Спор не принесёт пользы, зато отнимет время, которое можно потратить на куда более важные дела.
Что бы ни делал человек, в конечном итоге окажется, что он посвятил свою жизнь просушке вороны, которую сам же перед этим намочил. Или, наоборот, увлажнению сухой вороны, которую после этого снова придётся сушить. Это — все, на что способны люди. И ещё спорить друг с другом о том, какой путь является истинным: сушить или мочить? А если и то и другое, то в какой последовательности?
Соберите всех великих учителей вместе в одной комнате, и они будут согласны во всём друг с другом. Соберите вместе их учеников, и они во всём будут спорить друг с другом.
Есть два способа спорить с женщиной. Ни один не работает.
Отчего ж при всяком споре,

Доведённом до конца,

Мы с бессилием глупца,

Подражая папуасам,

Бьем друг друга по мордасам?Правда, чаще — языком,

Но больней, чем кулаком.
«Mr. Bibbit, you might warn this Mr. Harding that I'm so crazy I admit to voting for Eisenhower.»

«Bibbit! You tell Mr. McMurphy I'm so crazy I voted for Eisenhower twice!»

«And you tell Mr. Harding right back <...> that I'm so crazy I plan to vote for Eisenhower again this November.»

«I take off my hat,» Harding says, bows his head, and shakes hands with McMurphy.

– Мистер Биббит, можешь предупредить вашего мистера Хардинга, что я такой ненормальный, что голосовал за Эйзенхауэра.

– Биббит! Скажи мистеру Макмерфи, что я такой ненормальный, что голосовал за Эйзенхауэра дважды.

– А ты передай в ответ мистеру Хардингу, <...> я такой ненормальный, что собираюсь голосовать за Эйзенхауэра и в нынешнем ноябре!

– Снимаю шляпу, – говорит Хардинг, наклоняет голову и жмет Макмерфи руку.
Давайте рассуждать о крахе и подъеме Голливуда, не видя ни одного фильма. Давайте сталкивать философов, не читая их работ. Давайте спорить о вкусе устриц и кокосовых орехов с теми, кто их ел. До хрипоты, до драки, воспринимая вкус еды на слух, цвет на зуб, вонь на глаз, представляя себе фильм по названию, живопись по фамилии, страну по «Клубу кинопутешествий», остроту мнений по хрестоматии.
Истина — как плесень, и зарождается в спорах.
Вмешиваясь в чужой спор, ты всегда рискуешь проиграть сам. Победить в чужом споре можно только одним способом — принести в жертву себя. А в споре с самим собой у тебя вообще мало шансов. Мало, но они есть.
Trink, aber sauf nicht; disputier`, aber rauf nicht.

Пей, но не пьянствуй, спорь, но не дерись.
Silence is argument carried out by other means.

Молчание — это продолжение спора другими средствами.
Представляешь, сколько желчи выливается, когда у людей нет того, кто бы решил их споры?