Цитаты про соперничество

Как-то на привале апостолы вздумали развлечься: мерясь силою, они поднимают с земли камни — кто больший? — и швыряют в пропасть. Иуда поднимает самый тяжёлый обломок скалы. Лицо его сияет торжеством: теперь всем ясно, что он, Иуда, — самый сильный, самый прекрасный, лучший из двенадцати. «Господи, — молит Христа Петр, — я не хочу, чтобы сильнейшим был Иуда. Помоги мне его одолеть!» — «А кто поможет Искариоту?» — с печалью ответствует Иисус.
Если честно, я даже подумать не мог, что способен проиграть кому-то. Но разочарование сразу прошло, когда я подумал: «Есть кто-то круче меня. Я хочу плавать так же, как он». Поэтому мне трудно, когда нет впереди тебя, который показывает мне, какой путь я должен пройти. Без тебя мне не к чему стремиться.
Соперничество опасно и разрушительно для общества. Какое соперничество есть в вашем теле?! Представьте, что ваш мозг скажет: «Я самый важный орган», а ваша печень возразит: «Нет, я. И я хочу систему свободного предпринимательства». Ваше тело сгнило бы через месяц, если бы каждый орган стал думать только о себе.
Ну, где ты взял такую принцессу?

Я удивляюсь, я не ревную.

Но мне теперь просто так интересно,

Как она его и где целует.

Она не женщина — она зараза,

И мне теперь чужого не надо.

И я, подумав, сказала сразу:

«Я так довольна, блин, я так рада».
Многие утверждают, что самое важное в победе — это победа. Чушь. Самое важное в победе — это то, над кем она одержана.
Ты мне всегда нравилась. А когда в твоей жизни появился кто-то другой, стала нравиться еще больше.
Модельный бизнес — это сложная работа. Все вокруг — соперницы. Это очень сильно влияет на мое восприятие других девушек.
Обращаясь к Стефани:

— Обещаю, что не перестану драться до тех пор, пока не заставлю вас признать, что я вам ровня. По крайней мере, ровня.
Соперничество без вражды — это игра в вист на поцелуи.
Некоторые шахматисты перестают здороваться с соперником после проигрыша, некоторые — после выигрыша. Первые гораздо симпатичнее.
Чтобы кто-нибудь что-нибудь захотел, надо убедить его, что кто-то хочет эту вещь больше.
Ты особенный. С самого детства, с первой встречи я восхищалась тобой. Как ни старалась, не могла тебя побить. Я знала, что ты лучше всех. И уважала тебя больше всех. И ненавидела больше всех. Для меня ты особенный... Ты мой вечный соперник!
Соревнование — это часть жизни. Иногда мы так отчаянно хотим победить, что играем не по правилам. Иногда мы даже не знаем за что боремся пока не придём к цели, но тем удивительнее бывает победа и тем горше поражение.
Я понял, что пройдет совсем немного времени, и мое соперничество с ней перерастет в любовь.
Конечно, мы по количеству врачей обогнали всех, теперь бы отстать по количеству больных...
Со мной так часто бывает: встанешь невольно на точку зрения противника, а потом глядишь — никакого противника уже и в помине нет.
– Я попробовала союз с мужчиной, но он ошибся. Мужчины мне не подходят, я добьюсь своего иначе. 

– Зачем тебе вообще это делать? Твой замок с этого дня под моей защитой. Я благодарен за помощь. Нам не надо соперничать. Мы можем быть друзьями.

– Ты или я. Иначе никак.

– Почему?

– Для тебя «это» ерунда, а для меня все.
Женщина без соперницы стареет быстрее.
Лучшего соперника ты находишь там, где меньше всего его ищешь.
Я смотрю на него [Месси] не как на соперника, а как на человека, который делает меня лучше, и я делаю лучше его.
Когда я впервые увидела свою соперницу, она показалась мне вопиюще некрасивой. Теперь же я видела в ней довольно милую, симпатичную девушку, с которой мне больше нечего делить.
— Шарль пригласил Маркуса сегодня на ужин. Он думает, что между мной и Маркусом роман.

— Да он просто ревнует. Оценивает соперника. Тактика отчаяния.
Мне светит будущего луч,

Я рассуждаю просто:

Скорей бы мне под пятьдесят,

Чтоб ей под девяносто.
Как бы силён, проворен или искусен ни был тот или иной рыцарь, всегда найдутся другие под стать ему.
Культура, в которой коллеги воспринимаются не как соратники, а как соперники — глубоко порочна, чтобы не сказать патологична. Поэтому, в частности, абсолютно патологичен спорт, в котором, кроме соперничества (возведенного в самоцель), нет вообще ничего. И даже в ситуации конкурирующих научно-технических проектов наверняка было бы больше пользы, если бы вместо выбора одного из них был создан синтетический проект, использующий лучшие идеи от каждого. При этом взаимовыгодное сотрудничество ничуть не противоречит индивидуализму — на то оно и взаимовыгодное.
Вот девушка с газельими глазами

Выходит замуж за американца,

Зачем Колумб Америку открыл?
Замужние женщины боятся нас, потому что мы можем спать где угодно, с кем угодно и когда угодно, каждая боится, что этот кто угодно может оказаться её мужем.
Ты выходишь на сцену в надежде выдвинуться, наступая на всех, кто станет на твоем пути! Когда вокруг никого не останется — тебя сделают примой! Я тоже стала примой не сразу. Но кто-то помоложе и понастырнее всегда оказывается у тебя за спиной.
Говорят, что женщины одеваются ради женщин, что их вздохновляет дух соперничества. Это правда. Но если бы на свете больше не осталось мужчин, они перестали бы одеваться.
— Да, я знаю, что я её не получу, и никогда не получал. Но я не хочу, чтобы она досталась ему или тебе.

— Наша любовь навечно!

— У нас с ней был роман!

— Заниматься сексом — это не роман.

— Если делать это часто, то роман!
За последние семь лет я твердо усвоил одну вещь: в любой игре всегда есть соперник и всегда есть жертва. Вся хитрость — вовремя осознать, что ты стал вторым, и сделаться первым.
Сначала они тебя не замечают, потом смеются над тобой, затем борются с тобой. А потом ты побеждаешь.
— Это покажется странным, но я даже рад, что ты здесь.

— Имеешь в виду, что как бы ты ни хотел убить меня, ты рад, что ей тепло. Давай на чистоту, я теплее тебя.

— Если бы мы не были врагами, и ты не пытался бы украсть смысл моей жизни, ты бы мне нравился.

— Если бы ты не собирался высосать жизнь из девушки, которую я люблю, ты бы… Нет. Даже тогда нет.
Гарри как-то сказал ей, что Малфой – всего лишь марионетка в руках своего отца и других слуг Волдеморта. Пешка. Подросток, который стыдится признать, что и у него бывают слабости.

Гарри, милый Гарри. Как же он заблуждался. Он всегда старается видеть в людях что-то, что поможет ему превзойти их. Он не может представить, что кого-нибудь он просто не сможет разгадать, потому что не может себе такого представить. Гарри – идеалист. А Малфой – вот он. Красивый аристократ с идеальными манерами. Бабник, рассматривающий всех девушек как своих потенциальных шлюх. Бездушный сын Пожирателя Смерти, сам готовящийся принять метку. Целеустремлённый, расчётливый интриган, знающий, в какое место больнее всего ударить. Почему-то Гермиона была уверена, что если отмести все посторонние факторы и устроить противостояние «Поттер-Малфой», у Гарри не будет ни единого шанса. Жаль только, он сам, как и Рон, рассматривали слизеринца как надоедливую неприятность, а никак не как опасного соперника.