Цитаты про социализм

— Когда царь Эдип осознал, что убил своего отца, не ведая, что это его отец… И что он спал со своей матерью, и что из-за него город поразила моровая язва, он не смог видеть последствия своих преступлений. Он выколол себе глаза и ушёл. Он чувствовал себя виновным и решил, что должен сам покарать себя. Но! Наши вожди, в отличие, от Эдипа чувствуют себя невиновными. И когда мы все узнали о преступлениях сталинского режима, они завопили “Мы не при чём! Мы не ведали о том, что творилось! Наша совесть чиста”. Но главное их отличие от Эдипа заключается в том, что они остались у власти.

— А им следовало бы выколоть себе глаза.

— Я только хочу сказать, что со времён Эдипа мораль изменилась.
Что за глупость спорить, как лучше жить: при капитализме или при социализме, — если при социализме еще никто не жил.
В ужасе мы наблюдаем, что капитализм, с тех пор как его брат социализм объявлен мёртвым, страдает манией величия
Покажите мне такую страну,

Где заколочены Храмы,

Где священник скрывает под рясой

КГБ-шный погон.
Капиталистическая цивилизация новейших времен убивала Бога, она была самой безбожной цивилизацией. Ответственность за преступление богоубийства лежит на ней, а не на революционном социализме, который лишь усвоил себе дух «буржуазной» цивилизации и принял отрицательное её наследие.
Либерализм — это не социализм и никогда им не будет... Социализм стремится искоренить богатство, либерализмбедность. Социализм уничтожает личную заинтересованность, либерализм ее охраняет, примерив с правами общества. Социализм губит предпринимательство, либерализм лишь освобождает его от гнета привилегий... Социализм ставит во главу углу регламент, либерализм — человека. Социализм критикует капитал, либерализм — монополии.
— Я, может быть, социалист, но я не сумасшедший.

— Не уверена, что Папа знает разницу.
Диктатура социалистической идеи в государстве — вот наше будущее.
Социализм победит не потому, что он прав, а потому, что не правы его противники.
The inherent vice of capitalism is the unequal sharing of blessings. The inherent virtue of Socialism is the equal sharing of miseries.

Врождённый порок капитализма — неравное распределение благ; врождённое достоинство социализма — равное распределение нищеты.
Ну что вы так смотрите на меня? Вам ведь не социализм жалко, вы просто злитесь, что именно вам ничего не досталось.
А на самом деле, когда два человека любят и обнимают друг друга — какая разница, при капитализме это или при социализме...
История задумана именно как план, и теория этого плана есть Евангелие. И самая ответственная, самая христианская часть этого плана есть социализм.
Марксизм не есть социальная утопия, социально он осуществим, марксизм есть духовная утопия. Рационализация социальной жизни не решает ни одного духовного вопроса, духовная жизнь не подлежит рационализации, она ею лишь калечится. Попытки рационализировать и регулировать духовную жизнь лишь обострят трагический конфликт личности и общества. Проблема страдания и зла не есть только социальная проблема, хотя она имеет социальную сторону. Проблема страдания и зла есть духовная проблема, проблема духовной жизни. Человек не будет счастливее, когда жизнь его более устроится, страдания его утончатся и обострятся. Счастье не может быть организовано. Пока мир этот будет существовать, блаженство невозможно.
... подлинная нищета — это не институция, а несчастье. <...> Борьба с несчастьями — это долг моральный, а не социальный.
... каким образом стране размером с американский штат Пенсильвания, живущей в жесточайшей полувековой блокаде, удается осуществлять без пяти минут космическую программу?

=============

ИЗ ДОКЛАДА В КОНГРЕССЕ США:

В КНДР бесплатное, обязательное и всеобщее государственное образование, охватывающее детей с 4 до 15 лет. Уровень грамотности — 99% процентов. В 2000-м году в стране насчитывалось два миллиона студентов, которые проходили обучение в 300 колледжах и университетах.

=============

Из двадцати четырёх миллионов два — студенты. Про такую Корею в газетах не пишут. Хотя это — не пропаганда от Центрального Телеграфного Агентства Кореи, а цитата из доклада Конгресса США. Надо заметить, уровень грамотности в самой Америке — 86%. Четырнадцать процентов американцев не умеют читать и писать. Эту сравнительную статистику следовало бы усилить еще одним параметром. Во время Второй Мировой войны потери США составили 0,32% населения. А человеческие потери КНДР от американской интервенции 1950-го года — 30%. То есть треть жителей страны, запустившей на днях Хвасон-15, погибли от американских бомб и напалма. 78 городов были стёрты с лица земли. <...> Глумиться над чужой бедностьюлегко. Легче, чем запустить ракету. Легче, чем дать детям образование. Легче, чем построить бесплатные больницы.

=============

ДОКЛАД КОНГРЕССА:

В 2000 году 99% процентов населения КНДР были охвачены бесплатной медицинской помощью, имели доступ к питьевой воде. Ранее на каждые 700 человек приходился один врач и одно больничное место — на 350 человек. В 2006 году средняя продолжительность жизни у мужчин составила 68,9 лет, у женщин 74,5 года.
Демократия расширяет сферу индивидуальной свободы, социализм ее ограничивает. Демократия утверждает высочайшую ценность каждого человека, социализм превращает человека в простое средство, в цифру. Демократия и социализм не имеют между собой ничего общего, кроме одного слова: равенство. Но посмотрите, какая разница: если демократия стремится к равенству в свободе, то социализм — к равенству в рабстве и принуждении.
Стой — стой — стой! Я буду перечислять о вашем Ленине, а вы меня пока не перебивайте! Он создал политическую партию, набрал в неё воров, уголовников, всех обиженных властью и восторженных юнцов-идеалистов. С помощью финансовой помощи поступающей от явно заинтересованных в развале страны лиц, вражеских разведок, олигархов, банкиров и т. д. и т. п. Он закупал вооружение, выпускал газету и листовки с призывами к свержению законной власти, готовил вооружённое восстание с целью насильственного захвата власти и свержения правительства и Императора. В самый разгар войны спровоцировал массовое дезертирство и предательство, оставление своих позиций солдатами и младшими офицерами, что привело к захвату врагами огромных территорий, разграблению и изнасилованию населения, вывозу всех денежных и культурных ценностей, запасов продовольствия, промышленных объектов, вооружения и складов. Затем, он развязал в стране Гражданскую войну, приведшую к разрушению всего, до чего только смогли дотянуться, с огромным человеческими жертвами, с варварством и дикими ужасами войны по всей стране, ослабленной длительной войной, эпидемиями и голодом, кризисом власти и духовной составляющей народов. Уничтожил, как врагов государства всех, до кого смог дотянуться! Всех, кто имел хоть какое-то отношение к гибели своего старшего брата! Дворян, что не успели убежать! Помещиков, что не успели спрятаться! Интеллигенцию — которая, как проститутка мечется между клиентами, не зная которого ей выбрать! Духовенство, которое так увлеклось зарабатыванием денег и увеличением своей власти, что совсем забыло своё истинное предназначение! Купцов, что всегда наживаются на войне и смертях! Крестьян, которым повезло вылезти из кабалы и немного разбогатеть! Я никого не забыл? — Вроде нет! Затем, он устроил экспроприацию — экспроприированного и отобрал всё, что у кого-то осталось! Завершив этим, полное обнищание и деградацию своего народа и страны! Разрушив всё что смог, он стал лепить то, что получиться! Пустился во все тяжкие, а в конце концов, банально умер от венерического заболевания! Я ничего не упустил? Вам рассказать, как называют таких деятелей у меня на Родине и что, с ними делают?
Рабочие должны идти вперед с единой целью, с одинаковым спросом, с простыми законами нравственности и справедливости, они должны быть признаны в качестве верховного закона, регулирующих труд в этой стране! Весь рабочий класс объединился в всеобщей борьбе за свои права. И поэтому я говорю вам, пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Знаешь, чем отличается социализм от капитализма? При капитализме человек использует человека. А при социализме человек использует человека.
На радио я сотрудничаю уже десять лет. В первые же дни начальник Барри Тарасович объяснил мне:

— Я не говорю вам — что писать. Я только скажу вам — чего мы писать категорически не должны. Мы не должны писать, что религиозное возрождение с каждым годом ширится. Что социалистическая экономика переживает острый кризис. И так далее. Все это мы писали сорок лет. За это время у нас сменилось четырнадцать главных редакторов. А социалистическая экономика все еще жива.

— Но она действительно переживает кризис.

— Значит, кризис — явление стабильное. Упадок вообще стабильнее прогресса.
Наша страна — это рай в духовном смысле этого слова. И, как я многократно говорил, мы предпочитаем умереть в раю, чем выживать в аду.
У меня с советской властью возникли за последний год серьёзнейшие разногласия. Она хочет строить социализм, а я не хочу. Мне скучно строить социализм.
Вы, рабы, мечтаете об обществе, где закон развития будет отменен, где не будут гибнуть слабые и неприспособленные, где каждый неприспособленный получит вволю еды, где все переженятся и у всех будет потомство – у слабых так же, как у сильных. А что получится? Сила и жизнестойкость не будут возрастать от поколения к поколению. Наоборот, будут снижаться. Вот вам возмездие за вашу рабскую философию. Ваше общество рабов, построенное рабами и для рабов, неизбежно станет слабеть и рассыплется в прах — по мере того как будут слабеть и вырождаться члены этого общества.
Я же закоренелый противник социализма, как и вашей ублюдочной демократии, которая по сути своей просто лжесоциализм, прикрывающийся одеянием из слов, которые не выдержат проверки толковым словарем.
Свобода без социализма — это привилегия, несправедливость; социализм без свободы — это рабство.
Всякая разумная программа, предлагаемая данному народу, должна иметь в виду данный народ, а не абстрактного homo sapiens... <...> Так, все социалистические программы наделяют всех людей теми свойствами, которые отсутствуют у почти всех людей, — может быть, и к сожалению. Чувства семьи, собственности, нации, по практической проверке историей, оказались реально существующими. Отсюда распад всех «интернационалов», начавшийся с Первой же мировой войны. <...> Коммунистическая революция в России является логическим результатом оторванности интеллигенции от народа, неумения интеллигенции найти с ним общий язык и общие интересы. <...> Никакое здание не может быть построено без учета «сопротивляемости материалов». Из дерева нельзя выстроить десятиэтажного дома, и из кирпича — сорокаэтажного. Русская история имеет дело с совершенно определенным материалом и с совершенно определенным планом стройки. Всякая переоценка или недооценка материала, всякий извне взятый план приводит к логически неизбежной катастрофе. Коммунистическая революция есть исторически обоснованная катастрофа.
Социализм никогда не пустит свои корни в Америке по причине того, что бедные видят себя тут не эксплуатируемым пролетариатом, а временно бедствующими миллионерами.
Почему это происходит? Одна из причин — социализм, прекрасный идеал европейских интеллектуалов на протяжении нескольких поколений. «Если посулить каждому государственную пенсию, дети перестанут быть страховкой против старости, — полагает доктор Джон Уоллес из университета Джона Хопкинса. — Если женщина зарабатывает более чем достаточно, чтобы чувствовать себя экономически независимой, она не станет во что бы то ни стало искать себе мужа. А если можно заниматься сексом просто так, не имея в виду зачатия, — сегодня это верно как для католической Италии, так и для светской Британии, — зачем выходить замуж и жениться?» Освобождая мужей, жен и детей от семейных обязанностей, европейские социалисты устранили общественную потребность в семье. Как следствие, институт семьи начал отмирать. А с этим институтом начала отмирать и Европа.
В любом обществе есть недостатки. Если говорить о социалистическом, то самый большой его недостаток — отсутствие системы, а главное, отсутствие объективных критериев подбора и выдвижения кадров. При капитализме идёт естественный отбор руководителей на основе конкурентной борьбы, если исключить относительно небольшой процент наследований крупного капитала. У нас же очень много субъективизма, оценки даются по произносимым лозунгам и даже политической демагогии.
А так как цель социализма и состоит именно в том, чтобы преодолеть хищническую фазу человеческого развития ради более высокой, экономическая наука в ее настоящем виде не способна прояснить черты социалистического общества будущего.
Поразительно, что благородная, великодушная и впечатлительная Европа заразилась таким скудным идеалом. Заразилась провалом всех идеалов и постановкой на месте их денежного мешка: ей, в сущности, не нужного. Что значит воображение. «Теория экономического матерьялизма»... «Все явления истории объясняются экономическими состояниями, экономическими явлениями, экономическими процессами». Это не нужно опровергать, это нужно лечить. «Человек не имеет головы. Я у него её не вижу. Я всегда смотрю на ноги и вижу только ноги». Это рассуждение сапожника, казавшееся правдоподобным Писареву, теперь преподается «как наука» в университете.

<...>Социализм, однако, продолжает стоять, паче чаяния он не слышит, не видит, потому что он деревянный, в сущности, мёртвый. Мертвецы не умирают, а их выносят. И социализм не будет никогда «повреждён», но пройдет весь и сразу, как только европейское человечество вернётся к нормальной европейской жизни.

С песней и сказкой.

С бедностью и трудом.

С молитвой, подвигом. И не помышляя быть богатым.
Как раковая опухоль растёт и всё прорывает собою, всё разрушает, — и сосёт силы организма, и нет силы её остановить: так социализм. Это изнурительная мечта, — неосуществимая, безнадёжная, но которая вбирает все живые силы в себя, у молодежи, у гимназиста, у гимназистки. Она завораживает самое идеальное в их составе: и тащит несчастных на виселицу — в то время как они убеждены, что она им принесла счастье. И в одном поколении, и в другом, в третьем. Сколько она уже утащила на виселицу, и все её любят. «Мечта общего счастья посреди общего несчастья». Да: но именно мечта о счастье, а не работа для счастья. И она даже противоположна медленной, инженерной работе над счастьем.

— Нужно копать арык и орошить голодную степь.

— Нет, зачем: мы будем сидеть в голодной степи и мечтать о том, как дети правнуков наших полетят по воздуху на крыльях, — и тогда им будет легко летать даже на далекий водопой.
В Югославии мы должны показать, что не может быть меньшинства и большинства. Социализм не допускает большинства и меньшинства. Он требует равноправия между большинством и меньшинством, а тогда нет ни большинства, ни меньшинства, есть один народ, производитель, рабочий человек, социалистический человек.

Ми морамо у Југославији показати да не може бити мањине и већине. Социјализам мањину и већину одбацује. Он тражи равноправност између мањине и већине, а онда нема ни већине ни мањине, него има један народ, призвођач, радни човјек, социјалистички човјек.
Социализм это экономически, социально, интеллектуально жизнеспособная система, которая способна создать общество и экономику работающую, и работающую не хуже, чем буржуазная, по ряду параметров лучше, чем буржуазная. Вот здесь я бы поставил восклицательный знак! Это очень важно! <...> А теперь о главном, почему эта система всё-таки рухнула... Дело не в том, что нефть стала дороже или нефть стала дешевле, хотя это был важный фактор. Дело в том, что система потеряла импульсы развития. Социализм похож на велосипед. Он индивидуален и, одновременно, — он общественен, он экологичен и он социален, он равен для всех. <...> Вот социализм — это велосипед и он должен ехать! И желательно — быстро! В брежневский застой он остановился. И вот когда у нас окончательно пришла к власти номенклатура, и когда у нас окончательно пришла к власти линия потребительства — вот тогда эта система стала рушиться.
У нас человек — это всё. Нашей главной целью является как можно скорее и наиболее гуманно сделать жизнь людей лучше, каждого отдельного человека и всего общества. Мы настаиваем на том, чтобы даже в труднейших условиях, в первую очередь заботиться о человеке, ради которого и существует социализм.

Код нас је човјек све. Наш главни циљ је што прије и што хуманије створити бољи живот људима, појединцима и читавој заједници. Ми настојимо да и под најтежим околностима водимо у правом реду бригу о човјеку, ради кога се и остварује социјализам.
Привычное, давно отлаженное расписание миллионов дней — самая лучшая и защищенная жизнь для целого трусливого общества. И любое исправление в этом расписании равносильно хаосу.
Каждый начитанный подросток в шестнадцать лет социалист. В этом возрасте крючок под комком приманки не заметить.
Социализм есть не только рабочий вопрос, или так-называемого четвертого сословия, но по преимуществу есть атеистический вопрос, вопрос современного воплощения атеизма, вопрос Вавилонской башни, строящейся именно без Бога, не для достижения небес с земли, а для сведения небес на землю.
Если капитализм – это формация, в которой простое существование не имеет смысла, то коммунизм (социализм) – это строй существования без действительности.
— Когда-то предполагали, что ключ к вечной жизни лежит в локте, и если ты сможешь его укусить, то будешь жить вечно. Именно поэтому никто, как бы он ни старался, не может дотянуться до своего локтя.

<...>

— Не так ли придумали социализм? Кто-то сказал: «А давайте кусать локти друг друга!»
Обещание материалистического социализма осуществить правду на земле, устранить зло и страдание, основано на том, что осуществление это совершится не через человеческую свободу, а через насилие над человеческой свободой, осуществится путем внешней, принудительной социальной организации, которая должна сделать зло внешне невозможным, путем социального принуждения людей к добродетели, к добру и правде. В этом огромная разница с христианством.
Идём, идём, весёлые подруги,Страна, как мать, зовет и любит нас!

Везде нужны заботливые руки

И наш хозяйский, тёплый женский глаз.

А ну-ка, девушки! А ну, красавицы!

Пускай поёт о нас страна!

И звонкой песнею пускай прославятся

Среди героев наши имена!