Цитаты про собственность

Есть несколько вещей, которые я считаю неприкосновенными! Заднее сиденье лимузина в их числе.
– С чего вы взяли, юноша, что государство – это справедливость и чистота? – благодушно усмехнулся Пожарский. – Хороша справедливость. Наши с вами предки, разбойники, награбили богатств, отняв их у собственных соплеменников, и передали по наследству нам, чтобы мы могли красиво одеваться и слушать Шуберта. В моем случае, правда, никакого наследства не было, но это частность. Прудона читали? Собственность – это кража. И мы с вами стражники, приставленные охранять краденое. Так что не морочьте себе голову иллюзиями. Лучше поймите вот что, если уж не можете без морального обоснования. Наше государство несправедливо и нечисто. Но лучше такое, чем бунт, кровь и хаос. Медленно, неохотно общество становится чуть-чуть чище, чуть-чуть презентабельней. На это уходят века. А революция отшвырнет его назад, к Ивану Грозному. Справедливости все равно не будет, только появятся новые разбойники, и опять у них будет всё, а у остальных ничего. Про стражников я еще слишком поэтично выразился. Мы с вами, поручик, золотари. Чистим отхожие места, чтобы дерьмо на улицу не хлынуло. А если вы пачкаться не желаете, то снимайте синий мундир и ищите другую профессию. Это я вам не угрожаю, добрый совет даю.
Собственность обязывает и крепко привязывает.
— Ортофобия — боязнь личной собственности.

— Нет у меня страха владения вещами. Запусти меня в обувной магазин, и я это докажу. Я боюсь только недвижимости весом в 300 тонн.
— Что ты ненавидишь в жизни?

— Ложь.

— А я собственность. Не хочу принадлежать кому-то. Когда я уйду, забудь про меня.
— Я не понимаю, как можно продавать то, что тебе не принадлежит. Как Луна может кому-то принадлежать?

— Земля тоже никому не принадлежит, а участки продаются. Я, знаешь, что тебе скажу — то, что никому не принадлежит, можно забрать себе.
— Вор всего лишь человек, не уважающий право собственности.

— Наоборот, миссис М. Воры почитают собственность. Они просто хотят, чтобы она принадлежала им.
С отменой частной собственности, появится настоящий здоровый индивидуализм. Никто не будет портить свою жизнь накоплением вещей и символов. Человек будет жить. Жизнь — удивительная вещь на земле. Большинство людей существуют, вот и всё.
Злодей! Разбойник! Вор! Мятежник! Бунтовщик! Ты построил этот дворец на земле, которая принадлежит графиням Вишням. Убирайся отсюда вон без всяких разговоров! Остальное тебе разъяснит адвокат...
Собственность — это не вещи, а мысли. Можно иметь вещи и при этом не быть собственником.
Суть плохих и хороших поступков одинакова. Все они являются способом избавится от собственных изъянов.
Любая нация, обитающая на земле, которую она считает своей, на самом деле является просто последним захватчиком.
— Дико, что у Натали появляется собственность. Самая дорогая собственность у меня — это вот эти вот ботинки.

— Прости, но это мои ботинки.

— Какая разница, дело в том...

(Мимо пробегает симпатичный парень в трусах, Дилан заглядывается ему в след.)

— Я забыла в чём дело.

— Ты нища, развратна и носишь мои ботинки.
Если ты думаешь, что я у тебя реально есть, то меня у тебя реально нет!
Мой мальчик, поверхностными людьми я считаю как раз тех, кто любит только раз в жизни. Их так называемая верность, постоянство – лишь летаргия привычки или отсутствие воображения. Верность в любви, как и последовательность и неизменность мыслей, – это попросту доказательство бессилия… Верность! Когда-нибудь я займусь анализом этого чувства. В нем – жадность собственника. Многое мы охотно бросили бы, если бы не боязнь, что кто-нибудь другой это подберет…
Если владелец не может расстаться со своей собственностью — это значит, что он только ее прислужник.
Один отшельник наставлял царя следующими словами:

— Хорошенько усвой, что, если бы сокровища, находящиеся сейчас в твоем хранилище, оставались в руках твоих предшественников, они никогда бы не дошли до тебя. Следовательно, и ты должен приобретать все, чего у тебя нет, заранее примирившись с мыслью, что твоя собственность не останется твоей навеки.
Постыдимся хотя бы зверей. У зверей всё общее: и земля, и источники, и пастбища, и горы, и леса. А человек делается свирепее зверя, говоря эти холодные слова: «То твоё, а это моё».
При частной собственности на средства производства заведомо невозможно собрать все сведения, необходимые для правильного планирования: каждый субъект рынка надеется выгадать, скрыв доступные ему данные, хотя оправдывается эта надежда крайне редко.
Общество знаний в потенции — это мир, в котором правилом становится не стародавнее «это моё» и не идущее от «реального социализма» общее значение «ничьё», а качественно новое — «каждый — собственник всего». Это, если угодно, универсальная и всеобщая собственность каждого на всё.
Я обожаю холостых мужчин. Странно было бы на моем месте любить «секонд-хэндовых», ведь я вроде как тоже не замужем.Мужчины, жены которых относятся к вам как к «вещам», ну я вас прекрасно понимаю. У меня мама такая же, я ей говорю: — Тебе не кажется, что ты постоянно относишься ко мне как к собственности?.. А она: — А кто ты, разве не моя.. дочерняя компания?.. Весь контрольный пакет акций на которую, ха-ха, хранится у меня: на собственное мнение, на независимые решения, право на свободу выбора, косметики, еды, да на все что угодно, в принципе, я все уже за тебя решила: «Королева, «вычлените» ей ту часть мозга, которая отвечает за свое собственное мнение, она ей больше не понадобится, метафорически, образно выражаясь, конечно же». Ладно, косметику и еду можешь выбрать себе сама. Уже взрослая. Все остальное буду выбирать я. Ну и что что ей 30. Я ее мать. И она называет это любовью к дочери. Я называю это сплошным эгоизмом, собственничеством, любовью не к человеку, а к «вещам». Ну вы наверняка знаете таких женщин, типа: — Завтра потащу его в «Икею». ПОТАЩУ. И не сразу поймешь, кого его?.. Чемодан или блендер?.. Что-то сломалось там?... А вы имеете в виду, мужа. Он у вас глухо-немой или с синдромом Дауна?... Нет, просто вы все сами за него решили. Кошмар. Печально, когда это даже не какая-то секс играстиле БДСМ) по мотивам рассказа «Кавказский пленник», в роли пленника (русского офицера) муж; в роли коррумпированного, корыстного татарина — жена, в моем случае точно. Ну просто, муж с женой-то еще могут попробовать, а вот мне с мамой как быть, в такую секс игру точно не сыграешь. Что абсолютно точно, такая «любовь» очень сильно отдаляет.
На прошлом заседании трибунал постановил, что не только земля, но и воздух в деревне является собственностью графинь Вишен, и поэтому все, кто дышит, должны платить деньги за аренду воздуха. Раз в месяц кавалер Помидор обходил деревенские дома и заставлял крестьян глубоко дышать в их присутствии. По очереди он измерял у них объём груди после вдоха и выдоха, затем производил подсчет и устанавливал, какая сумма причитается с каждого потребителя воздуха.
Графиня Старшая и графиня Младшая из почтенного рода Вишен, утверждают, что будучи владелицами воздуха в своём имении, они должны быть признаны также и владелицами всех осадков, выпадающих в течение года. Посему они просят суд подтвердить, что каждый житель деревни повинен уплачивать им арендную плату в сумме ста лир за простой дождь, двухсот лир за ливень с громом и молнией, трехсот лир за снег и четырехсот лир за град. Суд постановил: признать, что графини имеют право взимать арендную плату за дождь, снег, град, а также за всякую погоду и непогоду, посылаемую небом. Посему суд устанавливает нижеследующее: каждый житель деревни, принадлежащей графиням Вишням, повинен вносить за погоду плату, вдвое превышающую сумму, требуемую графинями.
Ребёнок привязывается к кукле, щеглу, цветку в горшке, потому что пока ещё у него ничего больше нет; узник или старик привязывается к тому же самому, потому что у них уже ничего нет.
Чувство собственностивеликое чувство. Большевики отшибали это чувство почти сто лет, проповедовали: общественное выше личного.

Как говорила Васса Железнова, «наше – это ничье. Мое!». «Мое» правит миром. Мой мужчина. Мой кошелек. Мой дом.
Мы близнецы, мы все делим пополам. То что его — мое, а то что мое — тоже мое.
Ты хочешь, чтобы я была твоей собственностью, чтобы я не критиковала тебя или не имела собственного мнения. Ты хочешь, чтобы я просто была твоей вещью! Нет уж, благодарю покорно! Если тебе нужно именно это, то полно женщин, которые с радостью дадут тебе это. Есть множество женщин, которые лягут на землю, чтобы ты прошел по ним – вот и иди к ним, если это то, что тебе нужно, иди к ним.
Есть простое правило: твоё — это то, что появилось вместе с тобой на свет и умрёт тоже вместе с тобой. Например, твоя рука. Она ведь не может жить отдельно от тебя, и её не было, пока не было тебя, и её не будет, когда не будет тебя... Твоя голова, твой мозг и мысли, которые в нём появляются, — они тоже твои. Радость, печаль, удивление, то есть чувства, которые ты испытываешь, — они тоже твои, пока ты ещё не родился — их не было, и когда тебя не будет, их не будет тоже... У всего остального есть собственная жизнь, собственная дорога, и очень часто эта дорога идёт совсем не так, как тебе хотелось бы.
Невежда всегда озабочен собственностью и поэтому не может принадлежать самому себе.
Собственность – такая же химера, как и жизнь. Все, что нас окружает, дано нам во временное пользование!
Эй! Кто взял мой кубик Рубика? Вообще-то он не мой... Я просто нашел его... Но я все равно хочу получить его обратно!
Они называют это представительством. Представьте себе такое представительство. Власть объявляет землю общей собственностью и забирает ее себе. Вы хотите такого представительства? Хотите ли вы, чтобы за вас владели, распоряжались, а может быть и жили ваши “представители”?
Провозглашать государственную собственность общей все равно что, если взять все, что у вас есть и заявить, что это все общее.
... Оказалось, что человек теряет ценность без собственности. И никак не может с этим смириться.
Собственнический инстинкт выражается по-разному. Это может быть любовь к собственному добру. А может быть и ненависть к чужому.
Чем ты не обзаведись... Всё оказывается лишь очередной вещью, которую придётся потерять.
Я уже давным-давно понял, что в этом мире мне действительно принадлежит очень немногое: мои мысли, мои чувства, мои поступки, моя жизнь. Всё остальное в любой момент может от меня уйти, и это совершенно нормально. Костюм может прийти в негодность, и я больше не смогу его носить, машина может развалиться, и на ней нельзя будет ездить, квартира может сгореть... Только мои мысли и чувства никуда не денутся, они со мной, пока я жив, и уйдут одновременно со мной.
Наша недвижимость подвижна. То, что мы полагали незыблемым, зыбко. То, что мы воображали твердым, текуче. Башни не стоят на месте, а небоскребы скребут главным образом землю.
В России вся собственность выросла из «выпросил», или «подарил», или кого-нибудь «обобрал». Труда собственности очень мало. И от этого она не крепка и не уважается.
Всякий хочет иметь клочок земли, хоть небольшой, да собственный. И кров над головою, чтоб никто не мог его выгнать, как собаку.
Кто имеет право взимать плату за пользование землей, этим благом, не созданным человеком? Кому следует давать плату за землю? Тому, кто её произвел, конечно. Кто создал землю? Бог. А если так, то проваливай, собственник!