Цитаты про смертность

Это было, словно стоять на пути торнадо, каждой клеткой своего тела впитывая смертоносность момента, ощущая собственную ничтожность перед ликом разрушительной мощи первобытной стихии. Ты понимаешь, что в следующую секунду умрешь – и не можешь пошевелиться, не можешь отвести взгляд, загипнотизированный оком урагана, парализованный ласковым дуновением смерти.
Рыбу очень просто убить,

Лишив того, без чего она не может.
Все не могут жить вечно, их некуда будет деть. Почему есть временные зоны? Почему есть налоги? Почему цены вырастают в один и тот же день? Стоимость жизни растёт, чтобы люди продолжали умирать.
Нетерпение — хороший признак того, что ты ясно осознаешь свою смертность.
Поглядишь, как несметно

разрастается зло —слава богу, мы смертны,

не увидим всего.

Поглядишь, как несмелы

табуны васильков —

слава богу, мы смертны,

не испортим всего.
— Ты помнишь, что я сказала тебе?

— Ты сказала, что свяжешь свою судьбу с моей, отказавшись от бессмертия своего народа.

— И я не передумала. Я скорее разделю смертную жизнь с тобой, чем проживу все эпохи мира в одиночестве.
Нельзя вернуть умерших назад. Мир — это огромная река, и человек — лишь часть этого потока. Он не способен изменить русло реки.
– Из-за тебя гибнут люди.

– Но люди смертны. Все они в итоге умирают. Так уж они устроены.
— Где я?

— Н-на ферме м-моего брата...

— А если я на тебя наступлю, ты умрёшь?

— Д-да...

— Мир смертных...
— Видите тот угол? Я пытаюсь вспомнить, что там было раньше. А вы помните?

— Нет.

— Наверное, так и бывает. Мы быстро забываем то, что видели. А может, мы вообще не замечали, что там было. Когда дом исчезает за один день, кажется, что его и вовсе не было. Прямо как с людьми, когда они умирают.
Драка волков в крысиной норе — разрушит нору. Хель и Смерть отступили, они получат добычу так или иначе, людей и магов много... Но не сейчас.
— В этом возрасте я вдруг осознал, что тоже умру, — говорит генерал. — Это было время первых ночных поллюций.

— Бессмертие уходит вместе с невинностью, — аптекарь вновь переводит указку с плаката Подросток на плакат Ребенок. — Дети не верят в то, что умрут.
Вы боитесь всех вещей как смертные и все желаете их как бессмертные.
Любовь умирает. Величайшая трагедия жизни не в том, что люди смертны, а в том, что они не умеют любить.

(Любовь умирает. Величайшая трагедия жизни состоит не в том, что люди гибнут, а в том, что они перестают любить.)
Александр говорил, что сон и близость с женщиной более всего другого заставляют его ощущать себя смертным, так как утомление и сладострастие проистекают от одной и той же слабости человеческой природы.
— Хочу кое в чём признаться… Я умираю. Об этом стало известно задолго до моего приезда в Форкс.

Эдвард явно ждал продолжения, а на его лице поочередно отражались недоверие, смущение и… ужас. Он открыл рот, но произнести так ничего и не решился.

— Болезнь неизлечима, — ответила на немой вопрос я.

Потемневшие глаза изучали моё лицо, отчаянно стараясь найти хоть что то, указывающее на то, что я лгу или неудачно шучу.

— А Чарли знает?

— Конечно. Просто мы стараемся об этом не думать…

Рот Эдварда снова безвольно приоткрылся, но он тут же взял себя в руки. Его лицо превратилось в маску.

— И что это за болезнь?

Я наблюдала за ним с благоговейным страхом. Если сказать, что это рак, он не остановится, пока не найдет лекарство. И найдет наверняка.

— Она называется… смертность, — наконец ответила я.
— А ты помнишь, что бывает с простыми смертными?

— Что?

— Они умирают.
Все эти кризисы среднего возраста – не что иное, как приступы паники. И случаются они не потому, что ты взрослеешь. А потому, что начинаешь осознавать свою смертность. Кризис среднего возраста – это бунт человека против финитности. А бунтующий человек часто едет головой, уходит в выдуманные, сюрреальные миры.
Давай не будем становиться друзьями, Джим. Ты можешь умереть завтра, а я буду скучать по тебе слишком сильно.

Let’s not become friends, Jim. You could be dead tomorrow and I’d miss you too much.
Но оказалось, мертвеца не так-то просто выгнать. Особенно когда ему для чего-то нужны живые.
Несмотря на то, что у нас спирта выпивалось в общем меньше, чем за границей, однако, смертность от алкоголизма у нас в несколько раз превышала смертность от алкоголизма за границей. Пьянство разрушало у нас благосостояние рабочей и крестьянской семьи, разоряло их хозяйство. «Ныне натощак, завтра натощак — глядишь, и корову со двора тащат», «водку пить — под оконьем бродить» — говорят народные пословицы. <...> Много бессильных и горьких женских и детских слез проливалось ежедневно по лицу нашей страны. Несчастия и болезни, людское горе и смятение в народной жизни несла с собою водка. Ни одно темное дело не обходилось без ее участия.
Жизнь коротка, и не каждому в ней дано быть счастливым, богатым, или красивым. А смерть — это единственное, что ожидает каждого.
Современная психология, как и современный человек, не любит смотреть в глаза упрямым фактам о человеческой смертности. Персональная шахматная партия приобретает великую значимость. Как я играю? Современное образование, реклама, да и вся культура в целом ведет развернутую полномасштабную кампанию по формированию у среднего человека представления, что он — «нежный и удивительный».
— Прекрасна Лалайт, как эльфийское дитя, да только, увы, век ей отпущен недолгий <...> И оттого, верно, кажется она ещё прекраснее — и ещё дороже.
— Эльфы — народ прекрасный и дивный, и обладают они властью над сердцами людей. И однако ж думается мне порой, что лучше оно было бы, кабы нам с ними никогда не встречаться, а жить своей собственной немудрёной жизнью. Ибо древний народ сей владеет многовековой мудростью; горды они и стойки. В их свете меркнем мы — или сгораем слишком быстро, и бремя участи нашей тяжелее давит на плечи.

— Отец мой любит их великой любовью, — возразил Турин, — и не знает он радости вдали от них. Он говорит, мы научились у эльфов едва ли не всему, что знаем, и сделались выше и благороднее; а ещё он говорит, что люди, недавно пришедшие из-за гор, ничем не лучше орков.

— То правда, — отвечал Садор, — по крайней мере о некоторых из нас. Но подниматься вверх мучительно, а с высоты слишком легко сорваться в бездну.
Все матери умирают, и я умру. А чтобы люди волками не делались, им боги любовь дали. Сперва мать любит, потом — жена, дети остаются. Не будет менябудет у тебя подруга. Она тебе не даст волком сделаться.
Возможно, это главный парадокс нашего бытия: жить, значит сознавать свою смертность. Жизнь, по определению, смертельная болезнь.
Но именно смертность делала их тем, чем они были, пламенем, горящим ярче из-за своей недолговечности. Смерть — мать красоты, — как сказал поэт.
Человек не умеет быть смертным. А умирая, не умеет быть мёртвым.
Вот так же отцветем и мы

И отшумим, как гости сада…

Коль нет цветов среди зимы,

Так и грустить о них не надо.
Она казалась мне жуткой ошибкой. Уродливой, грубой, необязательной, не имеющей права на существование. Её не должно было быть. Но она была. Рано или поздно смерть пожирает всё на свете. Когда-нибудь сожрёт и меня.
Каждый день в США умирает 10 тысяч человек. По статистике, каждый житель большого города за день встречает до двух человек, которые к концу дня умрут.
— Не будьте рядом, когда Риггс будет умирать.

— Спасибо, доктор, вы мне очень помогли.