Цитаты про смерть

На конце своей жизни она почувствовала тепло, не боль. Ей хватило времени вспомнить его глаза того оттенка синевы, каким бывает небо на рассвете. Ей хватило времени, что бы вспомнить его мчащимся на Быстром по Спуску, с черными волосами, выбивающимися из-под шляпы. Ей хватило времени, чтобы вспомнить, как легко и беззаботно он смеялся, чего уже никогда не будет в той долгой жизни, что он проживет без неё, и этот смех она взяла с собой, когда ветром и жаром вознеслась в чёрное небо, вновь и вновь восклицая его имя, призывая птичек и рыбок, медведей и заек.
Знаешь, я не люблю дни рождения и я не люблю торт. И смерть была частым гостем здесь. Люди приходили и уходили. Всегда знаешь, когда кто-нибудь покидал нас. В эти дни в доме царила тишина. Это было замечательное место для взросления.
Почему мы готовы к поступкам, когда грозит смерть?
Если бы я назвал дату твоей смерти, это полностью бы разрушило твой мир.
Не важно, умен ты или туп, красив или уродлив... Это всё абсолютно неважно, когда ты мёртв!
— Ну... э-э... «умер» — это значит: его здесь больше нет.

— Это как из комнаты уйти?

— Не только из комнаты. Это значит также уйти из дома, города, страны.

— Ага, далекое путешествие? Как бы на каникулы?

— Э-э... нет, не совсем так. Потому что когда человек умирает, он больше не двигается.

— Не двигается, но далеко уезжает? Обалдеть! Как такое возможно?
— Четырнадцатилетняя девочка, приступ за приступом!

— Четырехлетний мальчик. На «ты» со смертью.

— Больной пять лет, как скончался.

— Никто и не говорил, что он жив. А ставить диагноз посмертно куда интересней.
Дуло к виску, это смерть слишком быстрая,

В колено, в другое, потом лишь контрольный выстрел
Смерть — не более чем прекращение мозговой деятельности и сердцебиения.
Не воображай, что смерть готова предоставить тебе все ответы. Подозреваю, что сама по себе она ужасна. Ты просто перестаешь существовать, и нет больше жизни, нет возможности вообще что-нибудь выяснить.
— Ты рассуждаешь как покойник, Дин.

— Я рассуждаю, как человек, которого все достало! И он не понимает, зачем ему это все было нужно!

— Ну, извини, бедненький! Ты ненормальный человек.

— Спасибо.

— Брось! Ты уже пытался завязать с охотой и жить нормальной жизнью... А в результате сидишь с ворчливым старикашкой в фургоне, набитом оружием. Нормальные люди так себя не ведут! Ты охотник, а, значит, будешь делать то, что нужно в данный момент. А если будешь предаваться унынию, кто-нибудь подкрадется и снесет твою дурную башку! Так что постарайся найти повод снова вернутся в строй — будь то любовь, ненависть или грошовое пари. Хватит с меня похорон, довольно! Помрешь раньше меня — убью!
Борись за меня. Сражайся как тигрица, и если ты победишь, ты сделаешь меня свободным. Если ты проиграешь это дело, тогда... моя жизнь — это пожизненное заключение, так или иначе...
Проснись! И перестань использовать других людей как повод для смерти.
And I am not frightened of dying, any time will do, I don't mind. Why should I be frightened of dying?

There's no reason for it, you've gotta go sometime.

I never said I was frightened of dying.

И я не боюсь смерти, когда бы ни пришел час, мне всё равно.

Почему я должен бояться смерти?

В этом нет смысла, все равно когда-то придется.

Я никогда не говорил, что боюсь умирать.
Несколько раз я уже похоронен, несколько раз уехал, несколько раз отсидел, причем такие сроки, что еще лет сто надо прожить... Одна девочка из Новосибирска меня спросила: «Правда, что вы умерли?» Я говорю: «Не знаю».
Если гражданин имеет право на жизнь, он также имеет право выбирать и не жить.
Умереть не страшно. Страшно, что после смерти могут снять фильм, и тебя сыграет Безруков.
Mama always said, dying was a part of life.

Мама всегда говорила, что умирание — часть жизни.
– Вы, значит, будете давать нам советы? – говорю я Хеймитчу.

– Даю прямо сейчас: останься живой, – отвечает Хеймитч и дико хохочет.

Я бросаю взгляд на Пита, прежде чем вспоминаю, что решила не иметь с ним никаких дел. С удивлением замечаю в его глазах жесткость.

– Очень смешно, – говорит он без обычного добродушия и внезапно выбивает из руки Хеймитча стакан. Тот разлетается на осколки и его содержимое течет по проходу, как кровь. – Только не для нас.
В сутках много часов, а для смерти требуются всего секунды. Много смертей, наверное, скрыто в сверкающих часах, посланных с небосвода безжалостным солнцем.
Смерть дочери — такая умопомрачительная боль, по сравнению с которой все физические боли становятся чем-то преходящим и мелочным. То, что должно было стать плюсом, превратилось в минус, прочерк, черту между двумя датами — рождения и смерти.
You can't be dead! I was going to kill you!

Ты не можешь быть мертвой! Я собирался убить тебя!
Пятнышко, как от раздавленной клюквы,

Тише. Не хлопайте дверью. Человек...

Простенькие четыре буквы:

— умер.
Соль — это белая смерть, сахар — это сладкая смерть, а колбаса — вкусная смерть.
Все кончено, − слабым голосом сказал кот и томно раскинулся в кровавой луже, − отойдите от меня на секунду, дайте мне попрощаться с землей. О мой друг Азазелло! − простонал кот, истекая кровью, − где ты? − кот завел угасающие глаза по направлению к двери в столовую, − ты не пришел ко мне на помощь в момент неравного боя. Ты покинул бедного Бегемота, променяв его на стакан − правда, очень хорошего − коньяку! Ну что же, пусть моя смерть ляжет на твою совесть, а я завещаю тебе мой браунинг…
Наша болезнь состоит в том, что мы живем. И жизнь всех нас медленно убивает.
Но не купишь судьбы в магазине,

Не прижжёшь ей хвоста угольком;

Моя смерть ездит в чёрной машине

С голубым огоньком.
Смерть и налоги — вот две вещи, которых я избегаю.
— Тебе бы только своего Цоя слушать, он же умер лет 100 назад...

— Во-первых, не умер, а погиб, и между прочим, из-за таких, как ты. Какая-то дура выскочила на дорогу, и он её спас, а сам разбился...
Мы все умираем... Смерть — это единственное, что объединяет людей.
Что означает смерть для того, кому суждено дожить до конца света? Да и что такое «конец света», как не пустая фраза, потому что никто толком не знает, что представляет из себя этот свет?
А про третий путь не скажу ни слова -

Он у каждого свой:

Раз, и готово!

О том, как все просто,

Знают телефонов провода.

Этот третий путь будет всем всегда-всегда...
Ты не умрёшь, пока я тебе не разрешу, ты слышишь меня?
— А мы умрем?

— Конечно умрем, лет через 100.
Самое страшное в жизни — быть забытой. Это даже хуже, чем смерть.
Спокойней, Билл, а то твой преждевременный инфаркт испортит мне отпуск.
Смерть — важнейшая дилемма и неотъемлемая часть верований любой культуры. Жизнь зарождается на костях мёртвых. Без смерти не было бы стимула к тому, чтобы завершить что-либо. Существовали бы лишь эмоции. Жизнь была бы тлетворной и мучительной.