Цитаты про серийных убийц

Сначала человек убивает что-то в себе, потом он начинает убивать других.
Иисус Христос пришел в мир, чтобы спасти грешников, из которых я самый страшный.
Сухие слова: «Здесь действовал серийный убийца».

Значит, кто-то из нас скоро станет его новой жертвой?
Нам пришла идея ездить по стране и убивать людей, которые ездят по стране и убивают людей, такие серийные убийцы серийных убийц!
Серийного убийцу остановит лишь тот, кто вдохновил его на преступление!
Большинство людей ошибочно полагают, что серийные убийцы интроверты. Это в корне неверно. Среди них есть такие, которым свойственен изощрённый ум. Это общительные и речистые люди. Они выдающиеся лжецы.
Люди, которые убивают слишком много, превращаются в драконов. Они правят землями с денежных гор и летают в высотах своего авторитета. Они становятся такими жестокими, что перестают понимать человеческий язык.
— В прошлом году я писал о Джеффри Дамере, — пояснил я. — Он был каннибал и хранил отрезанные головы в холодильнике.

— A-а, я вспомнил, — отозвался Макс, и глаза у него потемнели. — Из-за твоих постеров у меня случались кошмары. Это было нечто.

— Кошмары — это еще ладно, — заметил я. — Из-за этих постеров у меня случился психотерапевт.
— Значит, серийные убийцы — это что-то вроде киногероев? — спросила она.

— Да я вовсе не это говорю. Это больные извращенцы, они совершают ужасные вещи. Просто, я думаю, желание узнать о них побольше не делает тебя больным извращенцем.

— Есть большая разница между желанием узнать о них побольше и мыслями о том, что ты станешь одним из них.
Люди хотели объяснения такого же значительного и эффектного, как и сами убийства. Но истина была еще более кошмарной: настоящий ужас вызывают не гигантские монстры, а маленькие, безобидные с виду люди.
Когда-нибудь мне придется сказать ей об Эдде Гейне. В детстве мать одевала его как девочку. Большую часть своей взрослой жизни он убивал женщин и делал одежду из их кожи.
Легенды об оборотнях, скорее всего, и появились из-за серийных убийц. И о вампирах тоже. Люди, которые преследуют и убивают других людей, и есть серийные убийцы. Тогда еще не было психологии, вот и пришлось придумать безумных монстров, чтобы все объяснить.
У тебя много предпосылок к тому, чтобы ты вел себя как серийный убийца. Я это знаю, думаю даже, что столько предпосылок такого рода я еще не видел ни у одного человека. Но ты должен понимать, что предпосылки — это всего лишь… предпосылки, они говорят о том, что может случиться, но не определяют будущее. Девяносто пять процентов серийных убийц писаются в постели, устраивают костры и мучают животных, но это не значит, что девяносто пять процентов ребятишек, которые делают это, становятся серийными убийцами. Ты сам в состоянии управлять своей судьбой, и именно ты делаешь выбор — ты, и никто другой.
— Представь, что в город приезжает новый автор комиксов.

— Здорово, — отозвался Макс.

— Точно, — продолжал я. — И он работает над новой книгой, а ты хочешь узнать, что это будет. Здорово?

— Я же только что сказал, — ответил Макс.

— Ты бы все время думал об этом и пытался угадать, что он делает, сравнивал бы свои догадки с догадками других, и тебе бы это нравилось.

— Конечно.

— Вот так и со мной, — сказал я. — Новый серийный убийца — это как автор комиксов, работающий над новой книгой прямо здесь, в городе, и я пытаюсь его вычислить.
Да, я раскаиваюсь, но я даже не уверен, так ли глубоко мое раскаяние, как должно быть. Я всегда удивлялся, почему я не испытываю более глубокие эмоции. Даже не знаю, могу ли я испытывать нормальные эмоции или нет.
Он пришел в ужас, осознав то, что сделал это, осознав, что он способен делать такие вещи или даже просто способен думать о такого рода вещах... его сознание прояснялось на некоторое время, но затем это снова поглощало это.

После первого раза он сел и поклялся себе, что больше никогда не будет делать ничего подобного.
Мы никогда не поймем тех, кто убивает ради забавы. Но, наверное, этим они нас и восхищают. Мы читаем об их свершениях из любопытства, наше восхищение ужасами — делает их нереальными. Но правда в том, что на убийство способен каждый. И главный вопрос — как мириться с собой после этого?
Пожалуй, [серийных убийц] хватало в любые времена. Просто тогда не существовало телевидения, чтобы донести шокирующие новости в каждый дом. Для меня самое страшное то, что маньяки — обычные люди, они не прилетели к нам с Луны. И даже Гитлер был человеком, его родила совершенно нормальная женщина. Но почему они становятся такими, отчего это происходит?

Вот это и есть проблема. В каждом из нас уживаются добро и зло. Главное — чтобы зло не стало преобладать.
... серийные убийцы мыслят не так, как нормальные люди. Все их действия продиктованы фантазиями. Именно они и управляют их поступками. Что нам кажется безумием, для них – вполне оправданно, потому что соответствует их фантазии.
Жить как вы — это преступление перед жизнью! Жизнь от таких отворачивается и посылает к ним таких, как я.
Вот иду я по улице, и мне навстречу попадается девушка — с одной стороны красивая и мне хочется с ней познакомиться, провести с ней ночь... Но тут я представляю, как я ей отрезаю голову, выпускаю ей кишки... одним словом, я романтик.
— Как поймать серийного убийцу?

— Как любого другого убийцу.

— Нет... Ведь обычно убивают тех, с кем знакомы. Поиск убийцы ограничен небольшой социальной группой. <...> Серийные убийцы выбирают своих жертв случайно. Это всё сильно усложняет.

— Часто они себя выдают.

— Неужели?

— Серийные убийства — это проявление власти, эго. Скрывая потребность убивать, эти преступники испытывают непреодолимое желание быть на виду. Кроме того, серийных убийц легко вычислить. Это обычные изгои общества с дефектами развития.

— Нет, нет, нет. Вы говорите о тех, которых знают, которые попались. Но дело в том, что только такие вам и попадаются. Но вот представьте, что Королева вдруг захотела кого-то убить. Как быть тогда? Ведь у неё есть власть, деньги, правительство пляшет под её дудку. Вся страна преисполнена желанием ей угодить. Мы все любим Королеву, и уверен, это взаимно.

— Всё в порядке, могу вас заверить, Шерлок Холмс не собирается арестовывать Королеву.

— Конечно же, нет. Только не Её Величество. Деньги, могущество, слава делают тебя неприкасаемым. Боже, храни Королеву!
— Знаешь, что я ненавижу в обычных преступниках? Вы такие бездарные! <...> Знаешь, кто я? Кто... я... такой?

— Не знаю! Серийный убийца?

— Серийный убийца? Боже правый, нет! Серийные убийцы убивают по одному, а я целыми пачками, что делает меня полным психопатом. Хотя... есть несколько вещей, которые придают мне шаблонности... Фиксации... ритуалы... трофеи... Но что действительно мотивирует меня, это действительная потребность выполнить работу!
— Серийные убийцы едят своих жертв. А Кайл Олбридж — вегетарианец.

— Как и Гитлер.
Если бы нам надо было опасаться только серийных убийц — мир был бы вполне комфортным местом. Серийные убийцы — это признак того, как думают все социопаты, даже те, кто никогда никого не убивал и не убьёт... своими руками.
— Я тебя застрелил, перерезал горло, мы тебя закопали.

— И все же, я здесь.

— Почему ты до сих пор жив?

— Я ем человеческие мозги и это делает меня...

— Каннибалом?

— Технически, наверное. Но, это не то слово, которое я искал. Я ем человеческие мозги, я несокрушимый и поэтому я...

— Серийный убийца?

— Опять же, технически. А, знаешь, к черту. Я здесь, я зомби. Привыкай.

— Ладно, ты зомби, а я Санта-Клаус, и если ты меня отпустишь, я приготовлю тебе подарок, о котором ты и не мечтал.

— Плохая новость, Стейс, мои маленькие эльфы уже нашли твои сани и все подарки.
Быть серийным убийцей не просто. Нужно быть очень осторожным. Но если ты богат, знаменит и любим, люди готовы закрыть глаза практически на всё. Всегда есть тот, кто уже на грани, и его смерть ни у кого не вызовет подозрений в убийстве, потому что проще списать это на что-то ещё.
Ричард попросил у Шона автограф. Тот любезно согласился и написал:

«Уважаемый Ричард, невозможно находиться в тюрьме и не чувствовать родство со своими сокамерниками. Но я сделал невозможное. Я не чувствую абсолютно никакой близости с вами».

— Шон Пенн.

Позже Ричард подписал в ответ:

«Дорогой Шон, оставайтесь на связи».

— Ричард Рамирес, 666.
Серийный убийца является результатом обстоятельств. И возникает он словно по рецепту: нищета, наркотики, насилие... Ну знаете, все те вещи, которые вносят свой вклад в формирование личности и влекут за собой гнев и разочарование. И затем в какой-то момент жизни он просто взрывается.
Серийные убийцы делают в малых масштабах то, что делают правительства — в крупных. Они являются продуктом нашего времени. Кровожадного времени.
Я просто кошмар. Я был кошмаром долгое время даже после того, как меня схватили. С годами становится очевидно, что мой мозг был заполнен ужасными, чудовищными мыслями и идеями. Кошмар.
Было бы здорово, если бы кто-то ответил мне, зачем я все это сделал. Что послужило для этого поводом; потому что у меня подходящего ответа нет.
Я просто крайне злой человек, или это какой-то вид сатанинского влияния, или что? Я не знаю. У меня нет идей по этому поводу.
— Обычные убийцы — это пьяницы или обманутые мужья, у них есть причины, чтобы убивать.

— А у серийных убийц таких причин нет?

— Убийство — само по себе причина, — сказал я. — Внутри серийного убийцы есть какой-то голод или пустота, и он, убивая, заполняет эту пустоту.
Нам хочется понять: почему люди, с виду столь обычные, похожие на каждого из нас, обладают сердцем и разумом чудовища?
Я хочу заняться любовью с целым миром. Я люблю людей. Я не принадлежу земле.
Но если честно, серийные убийцы смотрят те же телесериалы, что и мы.
Даже если у тебя тридцать трупов подполе, ничто не мешает иметь отличную гостиную и быть успешным бизнесменом.
В два часа ночи, когда закончилась моя смена, Тед проводил меня до машины и сказал: «Энн, пожалуйста, запри двери, я не хочу, чтобы с тобой случилось что-то плохое по дороге домой». Кто же знал, что я только что просидела взаперти, вероятно, с самым опасным человеком в западных штатах.
Проблема серийных убийц не столько криминалистическая, сколько антропологическая. Это означает, что мы до сих пор не можем понять, как человек в принципе способен получать удовольствие от убийства? Ведь в большинстве своем серийные убийцы вменяемы, то есть не сумасшедшие. Более того, маньяки блестяще мимикрируют под нормальных людей: ходят на работу, нежно любят своих жен, воспитывают детей... Тогда почему? Почему однажды вечером, или днем, или утром такой вот примерный семьянин откладывает кроссворд и отправляется убивать? А раз непонятно, почему, то как можно его найти? По каким признакам? И более существенный для следователей вопрос: как вычислить его следующую жертву среди миллионов таких же нормальных людей?
Бог дарует убийцам пластичные лица. Мы часто кажемся слабыми и глупыми; пройдя на улице мимо Потрошителя, никто бы не подумал: «Этот малый выглядит так, будто вчера на ужин съел почку девчонки».
Высшая мера наказания никогда не останавливала убийцу. Большинство из нас готовы принять смерть. Но попробуйте сказать человеку, что он больше не насладится холодным светлым пивом! Я поклялся, что скорее умру и останусь мертвым, чем вернусь в заключение.
I have found you, and now there is no place to run.

Excitement shakes me, oh God help me what have I done?!

Oooh yeah, I've done it!

AGAIN!
– Подобные попытки привлечь к себе внимание – например, дразнить полицию, оставляя на месте преступления загадочные улики, – типичны и для психотиков, и для психопатов. Такой субъект убежден в своем превосходстве над остальными: он хитрее, умнее, лучше их; он никогда не ошибается, а если все-таки порой даст маху, то исключительно по вине окружающих. По сути, такой убийца говорит: «Я не могу ошибиться. Вам до сих пор не удавалось поймать меня? Посмотрим, что вам даст это».

Здесь, – пояснил Брейтуэйт, – мы имеем дело с самоутверждением. В крупных городах вроде Лондона подобные бессистемные убийства порождают всплески паники – этого и добивается преступник. Оставляя таинственные, темные по смыслу «улики» и тем самым заставляя полицию ломать голову над мотивом преступления, он получает двойное удовлетворение. Это игра, в которой правила диктует убийца. Он говорит: «Вы должны расшифровать мое послание и прислушаться ко мне – а не то пеняйте на себя!» В восьмидесятые годы прошлого века Джек-Потрошитель изводил лондонскую полицию язвительными эпистолами. Пример из недавнего прошлого – Зодиак, славший в полицию Сан-Франциско письма, зашифрованные с помощью астрологического креста, наложенного на круг. Когда их наконец удалось расшифровать, в одном из них прочли: «Я буду заново рожден в Раю, господином над теми, кого убил».
Однажды люди оглянутся назад и скажут, что я дал жизнь двадцатому веку.
Часто серийный убийца сам стремится к смертной казни, которая ему грозит. Он продолжает совершать преступления, чтобы завершить саморазрушение.
Мистер Ласк, сэр. Я посылаю вам половину почки, которую я вынул из одной из женщин и сохранил для вас, другой кусок я зажарил и съел, он был очень вкусным. Я могу вам послать окровавленный нож, которым я её вынул, если вы ещё немного подождёте. Поймайте меня, когда сможете, мистер Ласк.
Серийные убийства не имеют ни географических, ни исторических границ.
Автор вызвавшей много нареканий книги «Американский психопат» Брет Истон Эллис в действительности весьма точно подметил, что серийный убийца — это симптом «духа времени».