Цитаты про семью

Мы сами топили себя, убивали, бомбили, терпело всё это Земля,

Но я верю, потери дано нам оставить назад, ведь у каждого будет семья.
— Сейчас мы — твоя семья!

— И что? Теперь я просто должен забыть свою маму?

— Твою маму? Твоя мама будет стареть, а ты останешься таким же. И, в конце концов, её не станет. Рано или поздно твои воспоминания о ней начнут увядать... хочешь ты этого или нет.
Но что же делать? Начни с себя, во-первых.

Подумай о родных и перестань трепать им нервы,

Люби детей, но не деньгами, а хорошим примером,

Тогда, возможно, в будущее обретем мы веру.
Сводный, это же по отцу, а брат — это по матери. Мужчина из семьи уходит, а женщина и есть семья. Мужчина глава рода, но снаружи, а женщина внутри. Мужчина — это перемены, женщина — хранительница. Нельзя назвать настоящим братом того, кто вырос в другой семье, у другой хранительницы очага, пусть он и от семени твоего отца. У вас будет разным всё: и воспитание, и энергетика, и чувства, и желания...
— У меня нет семьи. Был один человек, который сказал, что он мой отец...

— Где же он?

— Погиб... от моей руки. Биг Босс.

— Что? Биг Босс был твоим отцом?

— Так он сказал... Это всё, что я знаю.

— И несмотря на это, ты всё равно убил его?

— Ага. Эта травма всей моей жизни...
— Я не могу их объединить, превратить в одно целое!

— Тебе не нужно, чтобы все думали одинаково. Разные мысли и стремления делают команду сильной. Хороший лидер понимает это. А хороший брат это принимает.
Мое жилище трудно назвать домом. Это разбитое гнездо, которое все спешат покинуть.
— Слушай, я пытаюсь с тобой поговорить.

— О чем, друг мой?

— Ну, просто... Просто... я... Мне стало немного тяжело с Рейчел.

— Боже, тебе не стоит обсуждать это со мной. Никогда этого не делай.

— Что?

— Иначе у нас будут проблемы. Мы с тобой хорошо можем проводить время, говорить о спорте, о погоде, пока не надоест.

— Да-да.

— Но нельзя говорить о Рейчел. И если ты о ней заговоришь, то единственное, о чем я буду думать — что этот козел спит с моей дочерью.
— Вы все умрете. Но вместе, как семья. Достойно.

— Но мы ведь не настоящая семья, я даже не знаю, кто все эти люди!

— Что?

— Она права, это абсолютная правда. Нет-нет-нет, мы не родственники друг другу — совсем!

— Нет, мы просто друзья.

— [хором] МЫ НЕ ДРУЗЬЯ!!!

— Я простой, обычный наркоторговец, я продаю дешевую траву, понимаете? Вы думаете, это моя дочь? Да это всего лишь бездомный панк. Честное слово. А мой «сын»? Это ботаник, который живет по соседству. Мы даже не похожи. И моя «жена» — она, на самом деле, дешевая стриптизерша.

— Ну спасибо, Дэвид, класс.

— Мы никому не расскажем...

— Стой, подожди, ты в коротких брюках и страшных туфлях — стриптизерша?
Муж с женой должны быть подобны руке и глазам: когда руке больно — глаза плачут, а когда глаза плачут — руки вытирают слёзы.
— Верно, честно говоря, я совсем не отец Харухи..

— Это даже без «честно говоря».
Она не моя дочь, но я люблю её. Вы можете её не любить — но она Ваша дочь.
Вот ты, вот я -

В прошлом дружная семья.

Всё, что было, вдруг уплыло -

Вот и вся история.

Ты пойдёшь налево,

А может быть, пойдёшь направо.

Ты ведь королева,

Ты имеешь право

На любой ход.
Опусти... сын мой. Я здесь не для того, чтобы сражаться с тобой. Всё кончено. Пришло время сложить оружие... и жить.
— Упрямый баран! Весь в мать! Ей тоже вечно не сиделось на месте!

— Ему всего двадцать. И он викинг! От такой смеси хоть волком вой. Я вспоминаю, каким упрямым и беспутным был ты в своё время... Ну, с тех пор мало что изменилось.
— Снейк, тело мастера Миллера нашли в его доме, он умер около трёх дней назад! Ты разговаривал...

— ... со мной, дорогой братец!

— Ликвид!

— Снейк! Нравятся мои очки? Ты наведёшь оружие против своего брата?

— Почему ты притворился мастером?

— Так я мог легко управлять тобой. Должен сказать, работаешь ты неплохо. Ты четко выполняешь приказы, без лишних вопросов. Ты потерял воинскую честь, Снейк. Ты стал всего лишь инструментом. Остановить запуск ядерной ракеты, спасти заложников, это всё для отвода глаз. Пентагон лишь желает, чтобы ты вошёл с нами в контакт. Это убило президента ArmsTech и Декоя Октопуса. Пентагон мечтает получить Метал Гир невредимым вместе с телами генных солдат. С самого начала Пентагон использовал тебя для распространения FOXDIE. Но Оцелот, ты и я ещё живы, значит мы не заразились.

— Сбой в программе вируса?

— Хм, возможно. В любом случае, если это не убило тебя, значит и мне нечего опасаться, ведь у нас одинаковый генетический код.

— Выходит это правда, что ты и я...

— Близнецы!
— Нас связывают лишь проклятые гены! «Les Enfants Terrible» [Ужасные дети]. Ты в порядке, тебе достались доминантные гены отца, а у меня некорректные, рецессивные. Я был создан лишь для того, чтобы быть твоей тенью. Всё ради тебя.

— Выходит, я лучший?

— Верно. Можешь понять, каково осознавать что ты мусор с того дня, как родился?! Но я лишь прихоть своего отца.

— Вот почему ты одержим Биг Боссом? Извращённая форма любви.

— Любви? Ненависть! Он всегда говорил, что я худший! А теперь пришло моё время! Ты должен понять меня, брат! Ты убил нашего отца своими руками! Ты украл мой единственный шанс отомстить! Я закончу работу начатую отцом. Я превзойду его. Я уничтожу его! Хорошо, что я — не ты. В отличие от тебя, я горжусь тем, что заложено в моих генах.
Я больше не считаю себя актером. Съемки занимают меньшую часть моего времени и внимания. Кино кажется мне дешевым способом получить сильные эмоции. Этот метод больше не работает, особенно если ты стал отцом.
Привет, брат. Я не знаю, что произошло с мамой и папой. Но я знаю... если бы ты был с ними, то отдал бы свою жизнь, чтобы защитить их. Так и вышло. Мне жаль, что меня здесь не было с вами. Но зная, что ты заботился о них во время всего этого... Это помогло.
Моя мать считает, что у меня психологические проблемы. Во время регулярного осмотра спальни родителей, я нашел там книгу о подростковом параноидальном бреде. После этого я стал приправлять наши беседы избранными цитатами оттуда.

— У меня вместо тела пустая оболочка. Мои органы сделаны из камня. Я уже давно умер.

— Ясно.
Я не хочу мистического ниндзю в качестве отчима. Я не хочу разведенных родителей, как у Чипа, не хочу носить тренировочные костюмы вместо пальто и принимать легкие наркотики в супермаркетах. Я хочу назад свою семью. Я не хочу, чтобы что-то менялось.
У каждого человека должна быть своя, пусть и небольшая, но семья. В любом возрасте: в восемнадцать, тридцать, пятьдесят – человек нуждается в поддержке семьи.
В конце концов, с чего мне их бояться, это могло бы быть приятно, как в романах с хорошим концом. Мы могли бы друг друга полюбить, смеялись бы и шутили, прощали бы ошибки. Или они ничего бы мне не простили? Все бы плакали и кричали, как в бессмысленных фельетонах? Секреты, горькие слезы, упреки... Что они сделают, когда я им скажу, что уйду и больше не вернусь? Совсем никогда. Не разворошу их воспоминания. Что тогда? Предугадать невозможно, и все же... это же просто семейный обед, это же не конец света.
У меня потрясающие родители. Всю жизнь прожили в одном месте, в одном доме. Говорят, большего им не нужно. У них друзья, с которыми они дружат всю жизнь, со школы. Они верные люди. А родительская верность сообщает ребенку уверенность, правда? Мое детство, и брата, и сестры было отмечено этой уверенностью в незыблемости нашей жизни, в том, что если что-то дурное и случится, то уж точно будет преодолено. Для отца наша стабильность всегда была приоритетом, причем не материальная ее сторона. Папа говорит, деньги не предмет первой необходимости, они, как огнетушитель в доме, нужны для безопасности. Предмет первой необходимости для него – доверие друг к другу. А мама всегда считала: главное, что она должна дать нам, – это саму себя, свое время. Она всегда сама укладывала нас и говорила с нами перед сном столько, сколько мы хотели. Я стараюсь смотреть на семью с их, папиной и маминой, позиций: семья должна стать для человека самым безопасным местом на свете, свободным от тревог.
Я безжалостна, бесчувственна и жестока, когда речь идет о защите семьи. Такой я человек.
— Ты точно тот самый Джек Воробей?

— Встречный вопрос: а ты сам-то кто?

— Меня зовут Генри Тёрнер, сын Уилла Тёрнера и Элизабет Свон!

— Уээ... эти двое дали потомство?!
— Карахо! Я был так близок. Теперь ты мой самый нелюбимый сын, Хавьер.

— Эй, это же он тебя победил!

— Отлично. Ничья. Ненавижу вас обоих одинаково.
Если б кто угрожал моей семье, я бы его застрелил и глазом не моргнул. А потом еще раз застрелил, чтоб запомнили.
Вы знаете, я молился о том, чтобы у меня родились дочери, — каждый вечер молился, когда ваша мать была беременна. «Господи, пожалуйста! Всё, что угодно, лишь бы не сына, — лишь бы не еще одного меня!» «Всё, что угодно, лишь бы не еще одного добросердечного идиота.» «Всё, что угодно, лишь бы не еще одного красавчика-авантюриста». «Вообще всё, что угодно».
Знаешь, если я так запросто могу погладить Тайгу и вкусно поужинать со всей семьёй, я самая счастливая.
— Я хочу ударить её сковородкой!

— Ну, тогда тебе, Вера, придётся стать в очередь.
Твой сын будет знать, кем ты был и что ты сделал для всех нас.
Маленькой девочкой я поняла: семья -

Это хотеть беречь, а не расстреливать своей правдой.Счастье не есть ощущение собственной правоты.

Счастье — случиться и быть в чьей-то жизни главной

Маленькой девочкой.
Мы с Сэмом столько раз в жизни ссорились, что со счёта сбились. Но как бы мы не ругались, мы всегда мирились, потому что мы — семья. Он нужен мне, а я — ему. И когда мир летит к чертям, семья — всё, что у тебя остаётся.
— Посмотри на себя, где твоя семья? Ты уже сколько времени один находишься. Один! Тебе в старости некому будет стакан воды поднести, ты понимаешь, Батр?

— Гар, я в старости буду в замечательной физической форме и я буду в состоянии сам себе принести этот стакан воды. А тебе уже сейчас нужно принести стакан воды! Ты купил себе машину, устроил дом, женился на Кристине, родил дочь! Тебе не кажется, что ты слишком заморочился ради одного стакана воды?
То, что человек состоит с тобой в родстве, это не делает его особенным, более достойным, чем другие.
Залог счастливой семейной жизни, брака и секса с одним партнером только в одном — в стабильной психике. Не уступки, не компромиссы — это всё прямая дорога к кардиологу или онкологу. Когда у человека стабильная психика, он может прожить с одним партнером всю жизнь. И любить его одного.