Цитаты про семью

Нам всем очень крупно повезло. Случился конец света, а мы выжили. Нам как будто бы дали второй шанс. Но еще больше нам повезло, что мы есть друг у друга. Там, на земле, никто не пошел бы меня спасать, а вы пошли. И теперь мы одна большая, крепкая, дружная семья, и ради вас я готова на все.
Семья, дом — эти простые слова подобны атоллам, поднимаемым из бездны тектоническими движениями сердца. Утрата, одиночество — эти простые слова подобны потопу, накрывающему некогда плодоносные долины.
– Ты понимаешь, что будешь заодно с отцом? Проблем не будет?

– Он семья. А это ещё хуже.

– Значит, старые тёрки в сторону?

– Что было на небесах, остаётся на небесах.
Я знаю много счастливых семей. Внутри каждой своя история испытаний, преодолений и слёз. Но тем полнее Счастье, чем глубже приходиться копать колодец, из которого потом Семья черпает живую воду.

Смотрите вглубь. Там бездна.
Рай — это место, где Пушкин читает Толстого.

Это куда интереснее вечной весны.

Можно, конечно, представить, как снова и снова

Луг зацветает и все деревца зелены.

Но, кроме пышной черемухи, пухлой сирени,

Мне, например, и полуденный нравится зной,

Вечера летнего нравятся смуглые тени.

Вспомни шиповник — и ты согласишься со мной.

Гости съезжались на дачу… Случайный прохожий

Скопище видел карет на приморском шоссе.

Все ли, не знаю, счастливые семьи похожи?

Надо подумать еще… Может быть, и не все.
– Должен признать... было умно... использовать против меня родителей. Семья... это слабость.

– Не для всех.

– В этом ты ошибаешься.
– Ты убийца!

– Прикрываясь моими друзьями, он вертел мной. Я хотел обманом вывести их, спрятав в том оружии, которое сам и создавал. Но мой план был раскрыт. Ничего не оставалось. Пришлось бежать одному. Я так и сделал. И у меня появились основания считать, что Маркус уничтожил всех тех людей, которые были мне так дороги. Вот почему я это сделал. Мой экипаж – это моя семья, Кирк. А чего ты бы не сделал ради своей семьи?
С двадцати до тридцати — это то самое время, для которого природа тебя создала. Мы — молодые самцы, в крови играет тестостерон, мышцы упругие, голова набита идеями. Ходим пьяные от гормонов. Все это создает особое восприятие мира. Ты должен доказать природе, что ты ей нужен, а те, кто был до тебя, уже сделали свое дело, отслужили свое. Между двадцатью и тридцатью ты должен сделать все, что должен был сделать: завести детей, создать шедевры.
Как же легко тебе проповедовать преданность семье, когда все решения принимаешь только ты.
Быть Семьей — счастье. Но счастье трудное. И даётся оно только тому, кто любит по-настоящему, кто верит без каких бы там ни было «но».
Настоящая Семья та, которая может не только родить и вырастить, а в состоянии отпустить и радоваться полету своего птенца. Искренне радоваться. Каким бы этот полёт ни был.
Надо каждый день помнить, что дети, которые растут в семье не только видят и слышат всё, что происходит, но и чувствуют. «Чувствуют» — в первую очередь. Они, как губки, впитывают в себя любовь и верность, которые царят в семье. Не показные, не лицемерные, а истинные.
Там, где есть Семья, не может не быть Любви и Верности. Точно так же, как там, где есть Любовь, неизбежно родится Семья, основанная на Верности.
Любое «ты слишком высоко взлетел, ты меня бросил, ты должен мне рубль в месяц, ты забыл, как я ночами не спал» — это не про Семью. Не про Любовь и не про Верность. Это про одиночество, эгоизм и предательство. Излечить себя от этого человек может только сам. Захочет — будет радоваться, нет — будет продолжать лежать на земле и дергаться.

«Но мы же семья! Мы должны взять его с собой в наш полёт!..»

Решайте сами. Невозможно заставить полететь того, кто сложил крылья. А вот лечь рядом — легко. Причём, всей семьёй.
Я успел понять кое-что о вашей семье, Элайджа. Стоит начать бой с одним – начинается бой со всеми.
— Знаешь, почему я завела собаку, а не пса?

— Потому что суки держутся вместе?

— Потому что они куда преданнее и агрессивнее, когда дело касается защиты семьи.
– Мой старший брат... он не избивал младшего брата. Он был более жестоким. Он меня заставлял. А я позволял ему. Я боялся его.

– А ваши родители?

– Они ещё хуже.
В этом вся Скай. То, что я сказал ей, разрушило её мир. То, что она искала всю жизнь, привело к истории убийства – тут любому было бы тяжело. Её поиск завершён. Её истории здесь конец. Но знаешь, что она сказала? Она сказала: «Нет». Её история здесь начинается. Всю её жизнь она думала, что она никому не нужна, что ей нигде нет места, что каждая семья, бравшая её, не хотела, чтобы она осталась, не волновалась о ней. Но всё это время Щ. И. Т. защищал её, присматривал за ней – вот что она вынесла из этой истории. Ни то, что у неё никогда не будет семьи, а то, что она у неё всегда была. И вот я говорю ей что-то, что может уничтожить её веру в человечество и каким-то образом она умудряется вернуть маленькую часть меня.
– Думаешь, они пойдут за тобой?

– Я не знаю. Колсон, он...

– Одержимый. Особенно, когда речь о тебе.

– Он считает, мне нужна защита.

– Жаль, он не знает, какая ты сильная, Скай. Но твой дом рядом со мной.

– Я... я теперь Дейзи. Меня зовут Дейзи.

– Грант знал другое имя.

– Я сменила его. Точнее я его... узнала. Это имя мне изначально уготовили.

– Кто?

– Я так привыкла быть одна, понимаешь? А затем мой отец сдержал слово, и у меня появились родители. Те, кому я была нужна. Они были не такими, как я представляла, но они были настоящие. Не какая-то фантазия, которую я выдумала, понимаешь?

– Но это кончилось нехорошо.

– Просто... У меня больше нет родителей. Извини, не знаю, зачем рассказываю тебе всё это.

– Связь. Мы теперь один организм.
— Тебе повезло, что ты симпатяга, иначе я бы тебя отправила в цирк диковинок.

— Что за цирк такой?

— Это как наша семья, но там еще платят за просмотр.
Ты просто глупый собачий сын! Ах, Боже мой, простите, что задел ваши тонкие глубокие чувства, принцесса! По-твоему, семья — это жилетка, чтобы плакаться? Или печь, чтобы тебя пирогами кормить? Семья приносит одни беспокойства, но на то она и семья!
... а тебе, дочка, я вот что скажу… Ты еще не знаешь, что такое жить без любви. Когда никто о тебе не вспоминает, и никто тебя не ждёт. Когда мужчины проходят мимо тебя, как мимо пустого места. Когда в доме не пахнет мужиком. Да-даплохо пахнет! Но придет пора, и этот запах станет для тебя самым родным. И ты готова будешь дышать им и днем и ночью. И это тоже называется узами — узами любви, семейными узами. Словами этого не расскажешь, Гунюшка, язык слов — мужской язык, а наш — язык чувств. Языком слов о чувствах не поведаешь, а если попытаешься — бледная тень получится. Нет, это можно только ощутить, пережить, пропустить через себя и… помнить всю оставшуюся жизнь. Тем более что не многим удается сохранить это — не растратить на суетное, не погубить в озлоблении, не утопить в обыденности — жизнь по-всякому оборачивается.
Неужели не ясно? Приличная семья — это тот самый двуглавый орел с Российского герба. Просто глобальные вопросы (о зарабатывании денег и планировании очень крупных покупок) решает более клювастая голова, а локальные (то есть повседневные, типа какой сметаны купить в суп) — менее клювастая. И неважно, кто в семье более клювастый — муж или жена.
Я о своих проблемах сам знаю! Всё началось с моей матери, мои предки жили здесь веками… Мой отец был колесом, первым колесом! Знаете, во что он трансформировался?! НИ ВО ЧТО! Он остался колесом, но сделал это с честью, с достоинством!
— Смерть надо мной смеется.

— Ты знаешь, что мы сегодня не умрем.

— Скажи это им.

— Я не готов. Не здесь, не сейчас и не так. У меня осталось много дел. Я не могу умереть, не увидев напоследок лицо Констанции или не взглянув на детей, которые у нас будут, не посмотрев, как они играют, не подержав их на руках, не научив ездить, стрелять и любить... Нет, сегодня не мой день.

— У меня ничего этого нет. Ни жены, ни детей — никого.

— У тебя есть друзья.

— Да.

— Отличные друзья. И я не сомневаюсь, что однажды у тебя появятся и жена, и дети.

— Да... да, однажды... и уж это-то у меня никто не заберет. Сегодня они нас не убьют.
Откроем мир с другой главы

Для женщины и для любви

Рожден мужчина Он изменит

И жизнь и смерть Любовь живи

Я славлю пары воцаренье

Союз двоих где низших нет

Где пополам и страсть и хлеб

Двоих бессмертное цветенье
Пара, которая создает семью, — вот самая чистая форма счастья из тех, что нам дано испытать.
Не верьте парам, которые всю жизнь ходят, держась за руки, они просто бояться, что если отпустят руки, то убьют друг друга.
Я не люблю семью. Мы рождаемся в семье, но это не значит, что мы должны быть прикованы к ней навсегда.
Много-много лет назад на месте школы-интернат «Логос» был детский дом. И жил в этом доме один доктор. Он мог лечить любые болезни. И была у этого доктора маленькая дочка. Которую звали Инга. Маленькая хозяйка детского дома. Доктор очень сильно любил свою дочку. Но однажды она заболела странной болезнью. От которой у неё стала чернеть кровь. Доктор пробовал разные средства, но Инге становилось всё хуже и хуже. Пока кровь не стала совсем чёрной. Доктор плакал каждый день, потому что он знал, что скоро ему придётся навсегда расстаться со своей малышкой. А ведь это самое страшное, что может случиться с родителями. Тогда доктор решил вылить из Инги всю чёрную кровь и заменить её на другую, красную. Но никакая кровь ей не подходила. И вот однажды маленькая хозяйка навсегда ушла из своего дома и больше не возвращалась. Говорят, она замёрзла и лежит в лесу в огромной ледяной глыбе. С тех пор призрак маленькой хозяйки каждый год приходит сюда. Инге очень холодно. Ей нужно забрать чью-то тёплую кровь. Всю до последней капельки. Тот, кто увидит призрак маленькой хозяйки, обречён на смерть. Согревшись, Инга снова исчезает на год. Легенда говорит, что однажды появится человек, который отыщет девочку и спасет её из ледяного плена. И тогда маленькая хозяйка вернётся в свой дом, и они с папой снова будут вместе. Навсегда.
В любом псе, как в зеркале, видна атмосфера, преобладающая в семье. Скажите, вам когда-нибудь встречалось беззаботно-веселое животное, живущее в несчастной семье, либо, напротив, унылое — живущее в благополучной? У злого хозяина и собака кажется бешеной; у опасного хозяина и пес непременно опасен. Когда меняется настроение пса, по этой перемене без труда можно судить о настроении хозяина.
Кто без этих волос? Кто без этих я рук, родных мне?

За их жизнь готовый умереть!
— Ты когда-нибудь жила в приемной семье?

— Нет.

— А я вот жил, когда отца отправили в тюрьму. И уж поверь, там только и твердят, как сильно ты должен быть благодарен, что о тебе заботятся. Разве это семья? В семье неважно, кто для кого что для тебя сделал, главное быть рядом.
Самое важное для меня в жизни? Мой брат Шеннон, он — любовь всей моей жизни.
Шеннон единственный человек, с которым я хочу делать или умереть.
Скажу пару слов о Шенноне: у него красивая душа, красивые руки и красивый брат.
Брак – это союз двух людей не для того, чтобы искать третьего, а чтобы продолжать миссию, подаренную нам жизнью.
Глобальные столкновения могут начинаться с мелких проблем в семье.
— Зачем мне это бессмертие? Я не просила его! Я не хотела его! За что, Иван?!

— Возможно, ты просила. Просто не помнишь этого.

— Ох, ну вот только не начинай разговоры о карме…

— А почему бы нет? Откуда мы можем знать, что ее не существует? Может, в прошлый раз жизни тебе не хватило. Может, в ней было мало смысла и слишком много пустоты. Может, не хватало внимания от тех, кого ты любила. А может, не хватило времени, чтобы успеть всё, что тебе хотелось. Может, ты искренне пожелала, чтобы следующая твоя жизнь стала бесконечной, чтобы было время найти свой собственный смысл, уникальный, настоящий, и взаимную любовь. А Сергею всего и прежде хватало – и смысла, и счастья. Мне кажется, ему и сейчас всего достаточно. Он счастливый человек! А ты бесишься. Ты можешь потерять самое важное, что есть в земной жизни – любовь и покой в семье. Ради чего? Ради того, чтобы спорить со мной о вечности? Опять, Стеф? Может, наконец, откроешь глаза и увидишь, что тебе очень повезло в этот раз. И не важно, конечна твоя жизнь или бесконечна. У тебя есть муж и сын, прекрасная семья. Другим людям не дано этого, они всю жизнь мечтают быть на твоем месте. Цени его! Не повторяй свою ошибку, цени то, что у тебя есть!

— Какую ошибку, Иван?

— Ошибку всех людей, кто не способен увидеть собственное счастье в погоне за чем-то мифическим и недостижимым.
– Есть у меня причины не убивать тебя?

– Нет. В этом-то и проблема, да? Мы взорвали вашу шахту – вы сожгли мой дистрикт дотла. У нас все причины убить друг друга. Хочешь меня убить – стреляй. Давай, порадуй Сноу. Мне уже надоело уничтожать его рабов.

– Я ему не раб.

– А я да. Поэтому я убила Катона. Он убил Цепа. А Цеп убил Мирту. Смерть так и идёт по кругу. А кто в выигрыше? Только Сноу. А мне надоело быть пешкой в его игре. Дистрикт двенадцать, дистрикт два – нам незачем воевать, войну нам навязал Капитолий. Зачем нам быть врагами? Мы соседи. Мы семья.
Семья должна стать для человека самым безопасным местом на свете, свободным от тревог.
— Мое сердце верит, что он меня не предаст, на то нет причины.

— Разве для предательства нужна причина? Всегда надо быть готовым к худшему, даже от своих близких, тогда ты сможешь избежать многих разочарований.
Всем в своей жизни я обязана моему отцу, и это необычайно интересно, так как те вещи, которые я усвоила в маленьком городке, в очень скромной семье, – это именно те вещи, которые, как мне кажется, помогли победить на выборах.
наша семья это странное нечто

которое вечно стоит за спиною

я просто хочу быть свободным и точка

но это означает расстаться с семьёю