Цитаты про семью

Жить и не мешать остальным – таково кредо одиночек. Они гордятся тем, что не доставляют никому лишних проблем. А значит, и мне надо гордиться тем, как я обычно веду себя. А потому и я не буду на кого-то полагаться, и другим не позволю полагаться на себя. Если и есть исключение из этого правила, так это семья. Членов семьи можно дёргать сколько угодно. И я не стану возмущаться, если они будут дёргать меня. Их доброта и доверие позволяют протянуть тебе руку помощи, какой бы ситуация ни была.
Семья — школа любви. Это самая важная школа в жизни. В семье дети развивают свою способность любить других людей, расширяя и углубляя ее. Такое образование в эмоциональной сфере и в сфере любви могут дать лишь родители, и оно становится краеугольным камнем в формировании характера ребенка. В семье детей также учат добродетелям, нормам поведения и манерам. Путь Небес для человека состоит в том, что на основе начального образования в сфере любви и нравственных норм он получает академическое и техническое образование, а также проходит физическую подготовку.
Я предполагаю, что это семейная черта. Все, что мы любим, обращается в пепел.
Он мой брат, и я любила его задолго до того, как ты появилась на свет. Я сделаю все, чтобы вернуть Кола назад, независимо от того, в чьем теле я нахожусь.
— Ты бы отдал свою корону? И что дальше?

— Воспитывал бы дочку с помощью моих сестер — одна большая, счастливая семья.
— Я чувствую себя предателем.

— Ты не должна винить себя.

— Это не только мое обещание Колу. Из-за злобы Ника я снова жила чужой жизнью, не имея шанса продолжить свою. Любовь, он тоже украл ее у тебя.

— Джия была невиновна.

— Невинность — нехорошо с точки зрения нашей семьи. Не только ее Ник украл у нас вчера вечером.

— Хейли никогда не была моей, чтобы украсть ее.

— Элайджа, мне больно видеть, как ты притворяешься, что не заслуживаешь счастья, не заслуживаешь её.
— Ты хотела меня видеть?

— Я наконец обрела свободу, которую всегда хотела иметь, способность выбрать свою собственную судьбу. Я думаю, у тебя тоже должно быть такое право. Я исцелила это тело, и сделал так, что ты сможешь жить в нем снова. Сейчас ты можешь быть тем, кем захочешь: вампиром или ведьмой. У тебя есть выбор.

— Почему ты это делаешь?

— Потому что ты была первой, кто принял меня как сестру. И поскольку ты всегда отдавала себя своей семье, я думаю, что ты заслужила сестру, которая будет присматривать за тобой.
С чего начинается жизнь в Царстве Небесном? Не откуда-нибудь, а именно с семьи. Царство Небесное — это всего лишь семья, расширенная в трех измерениях, а не нечто, существующее вне семейных рамок. Когда вы обнимаете свою жену или своего мужа, вам следует думать, что ваши объятия означают единство всех мужчин и женщин мира. Именно семья является тем местом, где вы можете создать условия, позволяющие вам утверждать, что вы любите все человечество. (30-82, 1970.3.17)
Корона — это прежде всего огромная ответственность за свою страну. Невероятная ответственность. Это ноша, которая давит от рассвета до рассвета. Это своего рода терновый венец. Обычный крестьянин отвечает за себя и свою семью. Дворянин отвечает за тех, кто живет на его землях. А король — как бог — один за всех. А за ним — никого. Только что его семья. Но и тут самодержца подстерегают опасности. Семьи королей тоже бывают разными. Какая-то семья — надежная опора в любой миг королевской жизни. Что бы там ни случилось — пожар, землетрясение, война, наводнение, — они всегда будут рядом и станут делать то, что лучше для страны. А может, и так, что королевская семья окажется сворой жадных мерзких пиявок, сосущих кровь из страны.
У каждого человека должен быть Дом, где он может просто сидеть и смотреть на огонь, зная, что с ним рядом всегда его Семья вне зависимости от жизненных обстоятельств и меры успешности.

И неважно сколько этому человеку лет, шесть или шестьдесят, первоклассник он или президент. Важно знать, что ты нужен и тебя всегда ждут у семейного очага.
Что может быть лучше, чем давать ребенку повод двигаться вперёд? Иногда для этого достаточно просто исполнить его маленькую мечту.
Подозрительная мама — это полбеды. Настоящая беда — это мама, которой скучно.
— А каково это — иметь семью?

— Это не так-то просто, но есть что-то замечательное, когда в твоей жизни вдруг кто-то появляется.

— Что произошло, когда появилась она в твоей жизни?

— Мы шли вперед вместе. Я читал все, что она писала, все ее научные работы. Она читала все, что я сочинял. Мы здорово друг на друга влияли.

— И как ты на нее повлиял?

— Ну... она была из семьи, где ею вечно были недовольны и это над ней сильно довлело, а вот у нас в семье не боялись пробовать что-то новое и мы прощали у друг друга неудачи, и радовались жизни, и это раскрепощало. Было так здорово наблюдать, как она идет вперед, как мы идем вперед и как вместе меняемся, но с этим были связаны трудности. Как идти вперед и не отделяться друг от друга? Как меняться, не пугая друг друга этими переменами? Я до сих пор мысленно с ней разговариваю, переживаю старые споры, отвергаю претензии, которые она предъявляла мне.
... Мы учились договариваться. Договариваться не в режиме «уступлю, чтобы отстал/забыл/потомбольшеполучу». А именно «договариваться». Договорить до самого конца, когда чувствуешь: вот оно — начало. Любой такой «договор» усиливает близость между людьми и даёт право надеяться на завтра. Честность порождает честность, а фальшь — фальшь.
Говорите! Говорите друг с другом! Гуляйте по вечерам, взявшись за руки, по утрам по дороге к метро, перед сном, уже засыпая... Говорите друг другу о себе! Открывайте своё сердце. Не лгите! Не таитесь! Верьте! И тогда, когда один собьётся с пути, другой сможет его подхватить. Потому что будет знать его, как себя. А значит, сможет всегда понять и простить.
Люди — мерзкие? Готовы предать своих, чтобы спасти члена семьи, взятого в заложники? Это так. Люди пойдут на всё, чтобы спасти свою семью. Будут готовы лгать, превращаться в демонов или самого дьявола.
Тогда мне нравилось быть... вдали от семьи. Но теперь я бы отдал всё за секунду с ними.
Кэтрин по природе одиночка, и, значит, ей нужна семья, чтобы не страдать от одиночества; я же веселушка, и, значит, мне никогда не придётся беспокоиться о том, что я останусь одна, – пусть даже у меня никого нет.
Я хочу сказать, что семья — это сложно. Впрочем, как и всё остальное в жизни.
Кто-то должен защитить эту семью от человека, который защищает эту семью.
Они так хорошо могут разыграть заботливую семейку, прям рассмеяться хочется.
Любовь? Семья? Единственные эмоциональные узы, которые связывают меня с семьёй, я хотел бы затянуть у них на шее. Это узы ненависти.
Чем дальше заходят отношения, тем сильнее всё осложняется. Когда ты с кем-то встречаешься, сколько ещё людей втянуто в ваши отношения? Когда ты спишь с кем-то, разве это означает, что ты спишь со всей его семьёй?
Раздельный кошелек у супругов — вещь столь же неестественная, как и раздельное ложе.
Послушай меня. Я знаю, что тебе её не хватает. Ты сам говорил мне об этом. Но, может быть, тебе не хватает не только ужина и чистых рубашек? Может быть, тебе не хватает чего-то еще? Может, ты сам не можешь объяснить этого? Может быть, это заметно лишь когда она исчезает? Может быть, тебе не хватает частицы самого себя?
Относительно родственников можно сказать много чего... и сказать надо, потому что напечатать нельзя.
После того, как он потерял свою семью и друзей, он все же выбрал «жизнь». Не для мести, не потому что он боялся смерти...

— Почему ты хочешь жить?

— Потому что Хамаджи плачет. Если я и Соцке умрем, Хамаджи останется совсем одна. Она моя драгоценная сестренка. Так что...
— Посмотри на них хорошенько, Чад. Перед тобой два живых свидетельства того, что делает с людьми безотцовщина. Две неполноценные семьи как они есть.

— Ну ты-то рос с отцом, и это сотворило с тобой чудеса.
Я от души желаю всем быть внутри семьи! Семьи настоящей, не придуманной, из мяса и крови всех сопричастных.

Для любого человека семья — это самое важное, что может быть в жизни.

Бывают разные дни, мы оказываемся внутри тяжёлых испытаний, земля уходит из-под ног... Семья. Только она рядом с тобой всегда. Даже когда ты в полной невесомости и отрыве от реальности.
Свои из семьи не уйдут никогда, даже живя за тысячи километров. Чужих провожать надо с радостью. У них своя история и своя семья. А своим без чужих в итоге дышится легче, свои находят своих, и семья становится больше.
Конечно, моя жизнь во многом состоит из того, что происходит с каждым членом моей семьи. Конечно, мы все вместе достигаем, преодолеваем и побеждаем. И когда один падает, остальные тоже тормозят, чтобы протянуть руку, поднять, стереть брызги грязи и помочь сделать первый шаг.
Зачем нужна большая семья?

Представьте, что все люди в жизни — это пассажиры рейсового автобуса! Начало пути — остановка «Роддом», конечная — «Городское кладбище». На маршруте есть и другие остановки. Люди выходят, заходят... Случаются и остановки «По требованию».

Бывает, что и контролеры заглядывают.

Подходят к тебе: «Предъявите билет...»

А ты не можешь вспомнить, куда билет свой положил. Вроде все карманы проверил, сумку перерыл... Нет заветного талончика.

— Вам придётся выйти с нами и оплатить штраф. Вы — заяц!

— Я не заяц! Я — человек!.. — начинаешь возмущаться ты.

А контролеры уже водителю сообщают о том, что надо наряд полиции вызывать. Заяц буйный...

В этот момент всегда находится тот из твоей семьи, кто скажет: «Мы вам его не отдадим! Он — наш!

И я могу подтвердить, что билет у него был. Не верите? Выписывайте штраф! Я оплачу, но он из автобуса никуда не выйдет...»

Следом за этим голосом начинают звучать и другие голоса семьи: «Он наш!.. Мы с ним одной крови!... Не отдадим!..»

Контролеры ругаются, но уходят ни с чем. Семью не победить.

Справедливости ради скажу, что бывает и так — билет не найден, тебя уже из автобуса выводят, а вокруг тишина. Никто так и не сказал: «Он наш...» Делать нечего. Выходи. Это не твой автобус. И не твоя история. Придётся померзнуть на остановке, вспомнив, сколько всего оставил в автобусе, оплатить штраф, оставшись без копейки. Но твой автобус обязательно придёт, и билет на него чудесным образом окажется в твоих руках.
Семья убивает страсть? Так говорят только потенциальные самоубийцы, готовые при первых трудностях убить в себе и страсть, и желание, и сочувствие и себя заодно.
Молись за меня. Молись за то, чтобы я обрел поддержку и утешение — чтобы я обрел правильные, достойные мысли.
– Я не заботился ни о чём на протяжении веков. С какой стати ты?

– Потому что я подвёл тебя. Потому что, когда отец впервые поднял на тебя руку, я должен был убить его. И я пообещал тебе: «Всегда и навеки. Семья превыше всего».
— Как думаешь, что такое семья?

— Дай подумать... Добрые, но строгие, иногда надоедливые, и я бы хотела, чтобы они перестали быть такими навязчивыми. Они всегда обходятся с тобой как с ребёнком, но настаивают, чтобы ты действовала как взрослый человек. От них много проблем, думаю.

— Да ладно тебе...

— Но всё же... Всё это заставляет меня чувствовать такое тепло и счастье, что не передать словами.
Семья — это самое важное, что есть в мире. Если у вас нет семьи, считайте, что у вас нет ничего. Семья — это самые прочные узы всей вашей жизни.
Вообще несчастие жизни семейственной есть отличительная черта во нравах русского народа. Шлюсь на русские песни: обыкновенное их содержание — или жалобы красавицы, выданной замуж насильно, или упреки молодого мужа постылой жене. Свадебные песни наши унылы, как вой похоронный.
За последнее время я редко виделся с Холмсом — моя женитьба отдалила нас друг от друга. Моего личного безоблачного счастья и чисто семейных интересов, которые возникают у человека, когда он впервые становится господином собственного очага, было достаточно, чтобы поглотить все мое внимание.
Жена должна верить мужу. А как же? В семейной жизни главное — доверие. Иначе семейная жизнь просто немыслима.
С семьей тяжело. Иногда тяжелее, чем с кем бы то ни было. Любить кого-то и позволять любить себя в ответ.
Брат для меня — это всё! Кроме него у меня никого нет. Я не смогу без брата.
Не важно, сколько нам лет, нам всегда нужно место, которое можно назвать домом, потому что без людей, которых ты любишь больше всего, ты всё равно будешь чувствовать себя одиноким.

(Сколько бы нам ни было лет, нам нужно место, которое называется «дом», потому что без тех, кого вы любите, вы будете чувствовать себя одиноко в этом мире.)