Цитаты про семью

Возможно, я подхожу своей семье не так идеально, как вы – круглые колышки в идеально круглых лунках. В нашей семье колышки и лунки приходится обстругивать, потому что раньше они стояли в других местах и к тому же их заклинило и они слегка покосились. Но дело вот в чем. Я кое-что понял, когда папа сел и сказал, что рад меня видеть, и у него увлажнились глаза: да, мой отец козел, но он мой козел, и другого козла у меня нет. И, ощущая тяжесть ладони Джесс, когда она сидела у моей больничной койки, слушая, как она пытается не расплакаться в трубку при мысли о том, чтобы оставить меня здесь, и глядя, как моя младшая сестра, которая изо всех сил храбрится насчет этой истории со школой, хотя даже мне понятно, что ее мир рухнул, я понял, что в мире есть место, где я свой.

Думаю, я свой среди них.
Семья — это не те, кто тебя балует и следует всякому твоему капризу. Это те, кто сражается за тебя и за кого сражаешься ты.
Надежда на доброту незнакомцев — весьма зыбкая вещь, надежда на помощь семьи зачастую оборачивается еще худшими последствиями...
Мы с тобой необычные братья.

И мы должны оставаться вместе, чтобы ты сумел стать гораздо сильнее, даже если ты возненавидишь меня.

Это и значит — быть старшим братом.
Мы все неплохо ладили с Маргарет. Она была вроде изоляции, которая предотвращала короткие замыкания и искрения в нашей семье.
Я смотрела на снежинки и все еще слышала голос отца.

Совершенно необыкновенный, добрый и самый ласковый в мире голос.

И вдруг я так пронзительно ясно осознала, что никогда... никогда уже не буду жить рядом со своим папой... вот так запросто, как в детстве, идти с ним по улице, взявшись за руки, я никогда... никогда не смогу отвезти его в деревню... Мой папа... Мой отец... Самый сильный и мудрый мужчина на земле...

И все-таки... Все-таки у меня есть возможность слышать его и хотя бы изредка видеть...

Слава Богу, что у меня есть папа...
Всякая социальная доктрина, разрушающая семью, негодна и, кроме того, неприменима. Семья — это кристалл общества.
Не говорите про «просто повезло». Не бывает простого везения в семейной жизни. Семья — это огромный труд, который под силу только тем, кто безоговорочно рядом всегда, в любых жизненных обстоятельствах.
... Все долгие годы после того, как отец от нас ушел, я использовала любую возможность, чтобы с ним увидеться. И не было ни одного раза, чтобы я отказалась от даже пятиминутной встречи.

Наверное, у меня такая «папозависимость»: папа имеет огромную силу и власть надо мной. Господь дал ему разум использовать это только во благо. Встречаясь со мной, отец мог говорить на общие темы, просто слушать мои новости, но в итоге я всегда получала мощнейший заряд энергии... Я становилась еще сильнее. И, что очень важно, спокойнее и рассудительнее. А еще очень давно заметила, что после каждой встречи с отцом довольно долгое время отлично выгляжу. Свечусь изнутри папиной любовью...
Быть вместе. Быть искренними. Быть честными. И помнить главное: в жизни нет ничего важнее Семьи.
— Значит, руководитель, жена, мама... Как вы справляетесь этим?

— Дело не в том, как справляться, а как найти равновесие. Как только подумаешь, что это борьба, это все разрушит.
Это такое необыкновенное чувство! Чувство радости от того, что однажды правильно расставил приоритеты, выбрал нужное направление и заложил свой личный вишневый сад, который вот-вот зацветет. Уже проклюнулись первые цветы... Я знаю, что впереди буйство цвета и света. И я даже знаю, как сохранить и приумножить. Надо просто любить и много работать.
И это тоже маленький секрет большого семейного счастья — говорите со своими детьми и слушайтесь их. Они мудрее нас.
Семейное время — драгоценное время, и я наслаждаюсь им.
— Слушай... знаешь, меня быстро увели, я не успел сказать «спасибо».

— Ой, заткнись... в семье можно обойтись и без церемоний, верно?
Убеждена, что как только мой ребенок вдруг поймет-почувствует, что в Семье есть то, что его не касается, мы станем друг другу чужими.Доверие по максимуму, сопереживание, сострадание, сорадость каждому, кого ты называешь «Моя Семья».

И ещё знание о том, что твоё мнение, твоё «Я» важно. Что тебя слышат, что к тебе прислушиваются. Что если ты говоришь категорическое «Нет» и готов объяснить почему, то семейное решение будет приниматься исходя и из твоего слова тоже.
— Почему ты позволяешь дражайшей мамане из себя веревки вить?

— Потому что... Мы семья. Родная кровь.

— Это не одно и то же. Мудрый человек однажды сказал: «Родство бывает не только по крови». И не с нее начинается. Семью интересуешь ты сам, а не то, что с тебя можно поиметь. Она с тобой в печали и в радости, всегда. Прикрывает тебе спину, даже если это непросто. Вот что такое семья.
Я всегда верил, что те вещи, которые ты не выбираешь, делают тебя тем, кто ты есть: твой город, твой район, твоя семья...
Семья — взаимное несение тягот и школа жертвенности.
Какой отец поставит своего девятилетнего сына перед необходимостью убивать, чтобы защитить своего брата? Мне приходится быть таким отцом. Отцом, который учит, что ни человек, ни монстр, убивший их мать, не уйдет живым... и что ради семьи нужно идти до конца.
— К слову, он ведь часто говорил, что видит что-то типа микробов. И ты веришь этому?

— Разве так бывает, чтобы дед не верил своему внуку.
Почему-то во всем, что связано с семьей, мне приходится выбирать между невозможным и неприятным.
... Ценность семьи серьезно преувеличена, а дети всего лишь специальные устройства, созданные для того, чтобы мы все преждевременно старились и лишались рассудка.
Весь семейный юмор строится на очень плохих воспоминаниях. Семейный юмор — это когда одному смешно от того, что второй бесится.
Одни в нашей семье были благородны по происхождению, другие — по своим устремлениям.
— Атлас. Уилл, это не твоего отца компания?

— Да.

— У них лучшее снаряжение, платят отлично, почему ты сам не завербовался?

— Я хотел служить своей стране, а не своему папе.
— Не цепляйся к нему из-за школы! Не всем даётся.

— Он твой сын!

— Мой сын?!

— Да. Генри Джонс Третий!

— Почему он у тебя бросил школу?!
— Кажется, у меня аллерНгия на этот плед.

— Слышал, пап, у мамы аллерНгия..

— Ну да, ха-ха, неправильно произнесла одно слово, отстаньте от меня.

— Ты зачем увеличила грымкость?

— Ой, да ладно, мам, не обужайся!

— Тут твоя любимая прогрумма!

— Вернись к нам, Фрунки!
Маленький мальчик Ганнибал погиб в 1945, там, в снегу, пытаясь спасти сестру. Его сердце умерло вместе с Мишей.
— Привет! Вы позвонили Паттерсонам: Джиму, Мишель и...

— Хлое.

— Нас нет дома, но вы можете оставить сообщение, и мы перезвоним вам. Скажи «пока».

— Пока-пока.

— Привет, дорогая, это я. Прости, я соскучился. Честно говоря, я не знаю, который у вас час. В любом случае, просто знай, что со мной всё хорошо. Эй, передай Хлое, что я желаю ей удачи на футбольном матче. Да, и... пусть Терри прочистит водосточный желоб, — я не хочу, чтобы ты лазила по этой старой лестнице. Слушай, я знаю, что ты смотришь новости. Но это всё происходит на севере, в сотнях миль от меня. Эта пыль — просто кошмар, не считая грязи и насекомых. Мы стараемся заниматься своим делом и не нарываться на проблемы. Но если это и произойдёт, то тогда знай, что наши парни не из робкого десятка, и мы готовы сражаться. Просто не волнуйся. Мы рейнджеры, это наша работа. Я люблю тебя и Хлою, очень сильно. Скоро буду дома...
— Сомневаться в моих решениях — отличное применение твоих талантов!

— Я — твоя мать, это часть моей работы.
— Я умею готовить.

— Ты не умеешь готовить!

— Умею!

— Не умеешь!

— Умею!

— А я не умею есть то, что ты готовишь!
— Ты не Саб-Зиро!

— Я — его семья и его клан. И я пришёл отстоять его честь!

— У твоего брата не было чести! А значит, ты умрёшь так же, как и он!
Я пришёл к выводу, что для того, чтобы семья была крепкая, нужен внешний враг. Потому что ничто так не объединяет двух людей, как ненависть к третьему. Особенно хорошо, если это будет какая-то другая семья, потому что обосрать чужую семью, это так потрясающе. У вас у всех есть такая семья друзей? Вы с ними дружите очень много лет, но думаете о них: «Как мы вообще с ними общаемся? Какие же они конченные… Завтра надо обязательно сходить к ним в гости, посмотреть на их конченную жизнь. Будет что обсудить вечером».
То, что я хочу, это не деньги или красивые платья, а место, которое признает меня. Хвост феи — моя другая семья, и она намного теплее, чем здесь.
Немалое благо для семьи — изгнание из нее негодяя.
Семья, она как Родина, просто должна быть. Иначе в жизни нет никакого смысла.
С чего начинается семья? С того, что молодой человек влюбляется в девушку, — другой способ пока еще не изобретен.
Брак и семья будут тем, что мы сами из них сделаем. А без этого они превращаются в хлев, полный лицемерия. Хлам и пустое словоблудие, ничего более. Но если есть истинная любовь, не та, о какой кричат на всех углах, а любовь, которую надо уметь доказывать и проявлять…
— Они мои друзья. Теперь уже и друзей иметь грешно? Нам весело, понятно? Мы вместе ходим на танцы.

— Они ведь геи, верно? Я думала, тебе стало лучше.

— Когда? Когда я выглядел несчастным? Это выглядело, словно мне стало лучше? Ты права, мама. Я обречен жариться в аду!

— Не говори так!

— Но так сказано в твоей Библии!

— В Библии сказано, что человек может измениться.

— Я пытался, мама! Я не могу!

— Почему ты предпочитаешь это?

— Как я мог предпочесть это? Как я мог предпочесть, чтобы моя семья меня ненавидела?

— Нет, мы любим тебя. Неужели ты не понимаешь, что потому мы и поступаем так?

— Правда, мама? Так поступают, когда любят?
Она создала такую семью... сила её любви держала их всех вместе. Когда человек живёт рядом с такой силой, он не может просто уйти, не может оторваться от любви, не хочет без неё...
У каждого из наших детей свой Путь и своя история. Они станут строить свои семьи или по подобию того, что видят сейчас или вопреки. Чтобы помочь счастью наших детей завтра, мы, родители можем лишь одно — быть искренними сегодня.