Цитаты про семью

— Не волнуйся, сынок. Мы с мамой тебе верим. А даже если бы и не верили, все равно бы не сказали.

— Спасибо, папа.
— Брак — это конец жизни.

— Я считаю это началом.

— Армагеддон.

— Перерождение!

— Ограничение.

— Порядок!

— Подчинение женщине.
— Сан Саныч, пересмотри «Крестного отца».

— Зачем?

— Затем, что это правильный фильм. Там ясно показано на шо люди идут во имя семьи, и шо с ними бывает, когда они идут против... Усвоил?
Мой уютный замок из песка

Стал как будто ниже,

И заменили облака

Рухнувшую крышу.Ты смотрела, как под крышей той

Разгорались страсти,

Сказав, что на беде чужой

Мы не построим счастья.

Да я бы мог, конечно, отпустить

Тебя, но это не поможет

Чужому горю, ведь простить

Меня мой дом уже не сможет.
Когда женщина берется за мужское делосемья процветает; когда мужчина берётся за женское дело — семья разоряется.
— Я хотел бы остаться дома и смотреть телик. И чтобы ты приготовила мне супчик.

— О, милый... Ты ошибся семьёй.
Почему так бывает, что люди, которые едва со мной знакомы, относятся ко мне лучше, чем родные мать и отец?
Ладно. Слушай, меня не будет ровно 24 минуты. Возле телефона срочные номера. Ванну не принимать, ножи не брать, на чердак не ходить. Если позвонят в дверь, не открывай, но если зазвонит телефон, можешь ответить, но если спросят меня, скажи, что я в другой комнате чищу ружьё и перезвоню через 24 минуты.
— Не вини себя так. Как можно предугадать, что предаст собственный брат?

— Ну... Я вроде как неподалеку был, когда твоя сестра тебе солгала.

— Такая уж она непостоянная!

— Так уж повелось с младшими — никогда не знаешь, что они выкинут в следующий раз!
— Боже, как ты можешь ненавидеть то, кем я являюсь.

— Нет, нет, нет, дорогая. Я не ненавижу тебя. Я люблю тебя. Ты сильная, прекрасная, и ты хороший человек, и даже после всего, что с тобой произошло, ты стала именно такой, какой бы мы с мамой хотели, чтобы ты стала.

— Тогда, пожалуйста, не оставляй меня папа, прошу. Не оставляй меня. Папочка, не оставляй меня.
Все те усилия и время, что ты потратил на то, чтобы заставить нас с братом ненавидеть друг друга, имели обратный эффект... Мы с Деймоном прошли через ад, который гораздо страшнее, чем ты!
— А знаешь, старушка, — сказал Питер, греясь у камина и глядя на Венди, вертевшую в руках чулок с огромной дыркой на пятке, — нет ничего приятнее на свете, чем сидеть вечерком у огня в кругу своей семьи, наслаждаясь заслуженным отдыхом!
Если за убийство родичей проклинают, что тогда делать отцу, когда один его сын убивает другого?
— Я знала, я так и знала, эта Мулан всегда была изрядной смутьянкой!

— Не гляди на меня, она унаследовала это от твоей родни.
Всем известно, если ты встречаешься с кем-то, он должен поддерживать тебя на ужасных семейных торжествах.
— Ты меня, конечно, не звал встречать Новый год вместе. Но ты же сказал, что любишь. Так что я решила встретить Новый год, если ты, конечно, не против.

— Я встречаю дома с детьми.

— То, что нужно!
Отцы обязаны оберегать свою семью любой ценой, даже если ради этого приходится обманывать...
Наш брак напоминал миску с яичными белками. Мы оба старательно бились над ним, надеясь чего-то достичь, время от времени даже поднимали довольно высокую шапку пены. Иногда нам даже начинало казаться, что мы сумеем-таки сделать вполне приличное безе, но любой повар подтвердит, что, если взбивать белки слишком уж долго и упорно, если слишком стараться, пена просто опадет.
Я знаю, как тяжело жить вдали от близких, Грейс. И поэтому так важно проводить вместе то время, которое у вас есть.
У меня плохая привычка тебя недооценивать. Когда появлялась препятствие мне казалось, что ты не справишься, но ты справлялась. Благодаря тебе у нас есть за что сражаться — наша семья.
Человек, путь которого полон опасностей, должен жить без любви. И дело здесь не в том, чтобы оберегать свою душу от лишних ран, — вовсе нет. Тот, кто не решается любить из трусости или самолюбия, достоин презрения.

Дело в ином: нельзя допускать, чтобы тебя полюбил кто-то другой. Потому что человек, чья карма окутана грозовыми тучами, вряд ли доживет до мирной кончины. Он погибнет, и та, кто отдала ему свою душу, останется на свете одна. Какой бы героической ни была бы твоя смерть, ты все равно окажешься предателем, причем предашь самое дорогое существо на свете. Вывод очевиден: никого не пускай в свое сердце и тем более не вторгайся в чужое. Тогда, если ты погибнешь, никто не будет сражен или даже просто ранен горем. Ты уйдешь легко и беспечально, как уходит за горизонт облако.
— Мы недавно ставили ёлку, и Дженни сказала мне: «Это не похоже на Рождество, если нет детей». Она хочет попробовать. Но я прихожу на работу, каждый день смотрю новости... Кажется, будто мир разваливается на части. Как я могу дать жизнь ребенку в этом ужасе?

— Мир всегда разваливается на части, брат, с начала времен. Но иметь детей, создавать семью — именно то, что не позволяет ему развалиться на части.
Я тут подумала, что один из плюсов семьи в том, что ты не встречаешь Новый Год одна в компании с китайской едой.
Совет старого мормона: Друг мой, примите совет старика, не обременяйте себя большой семьей. Только в маленькой семье, в тесном домашнем кругу вы найдете уют и тот душевный покой, который есть лучшее и наивысшее благо из всех уготованных нам в этом мире. Поверьте мне, десять — от силы двенадцать — жен предостаточно для вас, не переступайте этой границы.
— Знаешь, Норман, бывает, люди говорят обидные вещи, но они это не со зла, а от страха.

— Он мой отец. Он не должен меня бояться.

— Он боится не тебя, Норман, он боится за тебя.
Семью не может заменить ничто на свете. У нас одна семья, даже если мы собрались вместе лишь на время. Я считаю, что семья должна вместе садиться за стол. Это очень важно, по-моему.
Наша семья — это то, ради чего я живу

Я обещал тебе рай, а значит, слово сдержу.
Нельзя отворачиваться от семьи, даже если она отвернулась от тебя.
На домашний очаг, основанный на займах, на долгах, ложится какая-то некрасивая тень зависимости.
Я пришел к пониманию того, что Матильда не противник, не спаситель, но попутчик, составляющий мне компанию в утомительном путешествии по реке жизни.
... нельзя обращаться пренебрежительно с любовью кого-то к себе, пусть даже любовь эта кажется и глупой, и ненужной. Но когда всё в жизни рушится, она единственное, за что можно хоть как-то зацепиться. Любовь и семья.
Мама у меня смиренная женщина. Очень-очень смиренная. Она горбатит в маленьком кафе, удаленном на один час от нашего дома. Она презентует посетителям еду и питье, а мне говорит: «Я всхожу на автобус на час, чтобы работать весь день, делая вещи которые ненавижу. Хочешь знать, почему? Ради тебя, Алексий-не-нервируй-меня! Когда-нибудь и ты станешь делать для меня вещи, которые ненавидишь. Это потому, что мы семья». Чего она не ухватывает, так это что я уже делаю для нее вещи, которые ненавижу. Я ее слушаю, когда она со мной разговаривает. Я воздерживаюсь жаловаться о моих пигмейских карманных средствах. И упомянул ли я уже, что нервирую ее далеко не так много, как жаждал бы. Но это не потому, что мы семья. Все эти вещи я делаю, потому что они элементарные вежливости. Это идиома, которой научил меня герой. И еще потому, что я не жопа с факинг-дыркой.
Его семья — его главная слабость. И пока она у меня, я могу разрушить его жизнь.
Всем нам блага подай, да и много ли требовал я благ?

Мне — чтоб были друзья, да жена — чтобы пала на гроб.
Я никогда не поцелую другого мужчину, кроме моего мужа, я перестану беспокоиться, как бы нам не стать скучной стареющей парой, потому что мы такими никогда не станем, и мы будем всегда вместе!
Дом, для которого прежде всего семья, всегда победит тех, кто потакает прихотям и капризам сыновей и дочерей.
Достойный человек сделает все возможное для укрепления своей семьи.
Различие между разнородными и однородными семьями мнимое. Все мы — члены одной семьи.
Брак священен. Но… лучше разрушить брак, чем позволить ему разрушить себя!
In our family portrait we look pretty happy.

Can we work it out? Can we be a family?

Let's play pretend, act like it goes naturally.

I promise I'll be better, Mommy I'll do anything.

На нашем семейном портрете мы такие счастливые.

Мы можем решить эту проблему? Мы можем быть семьёй?

Давайте притворимся, что это правда.

Я обещаю, что стану лучше, мама, я сделаю что угодно.
Если мы делаем что-то во благо, то нам не о чем переживать... и нет блага выше, чем семья.
Мой экипаж — это моя семья, Кирк. А чего ты бы не сделал ради своей семьи?