Цитаты про семью

Какая это, оказывается, хрупкая вещьнадежда на семейное благополучие! Достаточно единственного слова, и то, что казалось прочным мостом между двумя берегами одной реки, уходит из-под ног, окуная тебя в ледяную воду.
Если у тебя и должна быть любовница, так пусть будет та, которая не является шлюхой.
— А это кто?

— Брат короля и дядя принца.

— Не самый лучший брат

— Не самый лучший дядя, как покажет время.
— Мы семья. В семьях люди разговаривают.

— Нет, в семьях не замечают проблем, пока они не пройдут. Все молчат о чувствах, Джесс.
— Слушай, на мой восьмой день рождения отец обещал меня сводить куда-нибудь. Так вот, он отвез меня в ИКЕЮ, накупил там гору мебели, что из-за коробок в машину было не залезть, и оставил меня в магазине на три часа! Один бородатый тип меня увидел одного, купил мне поесть. Я встретил свой 8-й день рождения, поедая шведские фрикадельки в компании педофила!

— Он что...?

— Не, не. Отец вернулся, когда мы мороженое доедали. Но суть в том, что этому извращенцу было до меня больше дела, чем отцу за всю жизнь. После мороженого он меня в зоопарк обещал сводить.
Почитай братьев своих и сестер, не говори им ничего досадного и грубого, тем более не возносись перед ними, ибо рождены все вы одною утробою и вскормлены единою грудью; одна мать воспитала вас, и одни руки носили вас, и одинаково скорбела она сердцем своим обо всех вас и равно любила каждого из вас.
Не возноситесь друг перед другом, родные братья и сестры, и не обижайте друг друга ни словом, ни помышлением, но должен меньший брат повиноваться старшему, а старший о младшем должен постоянно заботиться.
Чти отца и мать твою и преклоняй главу свою к их стопам, ибо мать родила тебя из утробы своей, претерпев немалые страдания, отец же всегда соболезнует тебе и всегда о тебе печалится. Того ради старость его поддержи, болезнь его излечи, седины его облобызай и накорми его сладкою пищей. То же самое твори и матери своей, а если стала она от старости ветха, носи ее на руках, а через грязь перенеси на своих плечах, прежде ее накорми, а потом уже и сам вкуси, с похвалою припади ко груди ее, и расцелуй мать свою — корень рождения своего. Ибо как ты родителям своим сотворишь, так же и дети твои воздадут тебе тою же мерою.
Я уверена, что со мной всегда будут и моя семья, и мои друзья, которые не перестали бы меня любить, даже если бы я ничего вжизни не добилась.
Мне повезло, что со мной всегда моя семья. Иначе я бы рисковала влюбиться в себя. Но со мной постоянно находятся люди, которым я верю, которые отругают и натаскают меня за уши, если понадобится. Слава отрывает людей от реальности. Это происходит со многими артистами, и я не хочу, чтобы это случилось со мной.
Она была лучшим вариантом соседской девчонки.

Вот Вам подтверждение, что женщина — опора общества.

Она всё всегда делала правильно. В ней была своеобразная девственная-домовитая притягательность, а такие девушки пугают! Такую знакомишь с мамой... Что ещё страшнее... На такой женишься! И она заменяет тебе маму.

Она одевает тебя, кормит, оставляет записки под хлебницей с заданиями на день.

Она опасна, ведь в неё легко влюбиться, но при этом ты понимаешь, что соглашаешься всего лишь на добротный, средний уровень.
— Твой брат теперь в лучшем мире. Его страдания множились с каждым вздохом!

— Он страдал только из-за тебя!

— Знаешь, Тейт, в отличие от других моих детей, ты удостоился стольких даров! Почему же ты не можешь ими воспользоваться?! Просто улыбка или доброе слово открыли бы врата в рай.

— (Улыбаясь) Как бы сильно ты этого не хотела... Я никогда не буду твоим идеальным сыночком.
— Иногда иметь семью трудно.

— Иногда труднее её не иметь.
Мне довелось почувствовать прочность уз в этой семье – именно семье, не клане. Эти золотоглазые отвергают собственную природу. Однако взамен они обрели нечто большее, чем удовлетворение желания. Я наблюдал за ними, пока сидел тут, — и прихожу к выводу, что такая привязанность и дружеская поддержка невозможна без миролюбия. Оно и лежит в основе их жертвы. В них нет агрессии, от которой на наших глазах гибли огромные южные кланы, раздираемые междоусобицей. Нет жажды власти.
— Я пыталась пробудить в отце чувства.

— Какие чувства?

— Какие-нибудь. Любые. Как я могу пересказать тебе восемнадцать лет своей жизни, когда я чувствовала себя забытой и никому ненужной? Отец всегда относился ко мне, как предмету мебели.

— Значит ты захотела с ним рассчитаться?

— Трудно сказать. Я всегда думала, что только мой отец и никто другой, может помочь мне разобраться в себе самой.

— Помоги себе сама. Ты должна сама разобраться в себе. Тебе не нужен отец для того, чтобы осознать, кто ты есть. Знаешь, как проще всего сделать сон явью? Знаешь? Надо проснуться. И тогда ты обретёшь своё «я». Ты станешь независимой и самодостаточной. Ты обретёшь всё, что только захочешь.
Ты не знакома с моей семьей. Ты даже не представляешь, во что ты ввязалась!
Для меня всё дело в семье. Я говорю не только о кровных узах, а о чем-то большем. Семья — это те люди, которых ты впускаешь в своё сердце, в свою жизнь. Семья — это поддержка... Это поддержка в трудную минуту, когда ты так сильно заботишься о ком-то, что готов кричать и драться с такой же лёгкостью, как и заниматься любовью... Так. Что-то я... В общем, я люблю вас.
— Но у меня всегда был список того, что я хотела бы иметь в доме.

— Я знаю. Дом на дереве, чтобы близнецы могли там играть. Смотри, вон идеальное дерево для этого. И газон, есть отличное место с другой стороны дома. Ну и, конечно, белый забор, о котором ты так мечтала.

— Постой! Я никогда ничего не говорила о белом заборе!

— Говорила, на нашем первом свидании. Ты сказала, что мечтаешь о белом заборе.

— Быть не может, чтобы я сказала такое на первом свидании.

— Сказала, я запомнил. Потому что, как только ты это сказала, мне представился образ, как мы сидим на крыльце, смотрим, как наши дети играют, пьем лимонад и смотрим вдаль поверх нашего белого забора.
Сальваторе могут ругаться, как собаки, но, в конце концов, умрут друг за друга. По крайней мере, они знают, что такое семья.
Я герой, я спасаю людей... до тех пор, пока не переступаю порог дома, где я просто отец и муж, которого вечно нет рядом.
Роковая ошибка в семейных отношенияхнадежда на улучшение тяжелого характера супругов. Характер — субстанция стабильная. Следует либо немедля расстаться, либо смириться.
«А у вас есть семья

«Да. Моя подруга проститутка, у нас маленькая горная хижина в борделе. Заходите, она сварит прекасный кофе. У нас всегда чистенько и уютно, даже после землетрясения!»
Ничего, сир. В семье не без урода — в моей даже двое... Умудряются портить все торжественные события...
Вообще, жить с женщиной — это уже героизм. Создание семьи с одним человеком и на всю жизнь — это подвиг.
Ты знаешь, что Стефан винит меня в том, что я пытаюсь разлучить его с братом? Но, думаю, мы оба знаем, кто встал между ними. Ты. И поэтому ты не сможешь выбрать. Когда ты выберешь одного Сальваторе, ты разрушишь их семью. Так что, считай это одолжением. Когда ты умрешь, выбирать уже не придется.
Подобно огню, который в тростнике, соломе или заячьем волосе легко вспыхивает, но быстро угасает, если не найдет себе другой пищи, любовь ярко воспламеняется цветущей молодостью и телесной привлекательностью, но скоро угаснет, если ее не будут питать духовные достоинства и добрый нрав юных супругов.
Поначалу особенно следует молодоженам остерегаться разногласий и стычек, глядя на то, как недавно склеенные горшки легко рассыпаются от малейшего толчка; зато со временем, когда места скреплений станут прочными, ни огонь, ни железо их не берут.
Всякое дело у разумных супругов решается с обоюдного согласия, но так, чтобы главенство мужа было очевидным и последнее слово оставалось за ним.
Рядовой человек, который счастлив в браке, намного счастливее гения, живущего в одиночестве.
Будьте оба осторожны, внимательны больше всего другого к взаимным отношениям, чтобы не закрались привычки раздражения, отчужденности. Нелегкое дело стать одною душою и одним телом. Надо стараться. Но и награда за старание большая. А средство я знаю одно главное: ни на минуту из-за любви супружеской не забывать, не утрачивать любви и уважения, как человека к человеку. Чтобы были отношения, как мужа с женою, — но в основе всего, чтобы были отношения, как к постороннему, к ближнему, эти-то отношения главное. В них держава.
Они [родители] так же не хотят впустить меня в дом, как если бы речь шла о большой, мохнатой собаке. Он наследит в комнатах мокрыми лапами, и к тому же он такой взъерошенный. Он у всех будет вертеться под ногами. И он так громко лает... Короче говоря, это скверное животное. Согласен... Но у этого животного человеческая жизнь. И, хотя он всего лишь пес, человеческая душа, да ещё настолько восприимчивая — он способен чувствовать, что говорят о нем люди. Этого не может обычная собака. И, признавая, что я отчасти и есть этот пес... принимаю их такими, какие они есть.
Твои родители, Гарри, отдали свои жизни в обмен на твою. И это плохой способ отблагодарить их — ставить на кон такую жертву против пары волшебных игрушек.
— Никогда, Сантино, не позволяй никому, кроме членов твоей семьи, знать, о чем ты думаешь. Пусть они никогда не знают, что у тебя под ногтями.
Нагляделся я на семейные картины; стыдиться-то тут некого, люди тут нараспашку, без церемонии. Homo sapiens — какой sapiens, к черту! — ferus, зверь, самый дикий, в своей берлоге кроток, а человек в берлоге-то своей и делается хуже зверя…
У солдата две семьи — та, которая тебя вырастила, и та, с которой ты прошел ад.
Нормальный человек должен жить один... На расстоянии и родственники хорошие, и жена хорошая и муж. Но если вместе в одну квартиру — дурдом.
Знаете, у моей сестры очень строгая гостиная. Когда человек садится там, он рта не может раскрыть... Там у нее такой большой журнальный стол — мне даже на него страшно смотреть. А её муж — он вообще не произносит ни слова, и я думаю, что этот стол — одна из причин того, что он все время молчит. Он боится этого стола.
Семья — это либо постоянный саботаж, либо надежная опора. В последнем случае тебе очень повезло.
Надо много выстрадать в семейной жизни, чтобы почувствовать себя счастливым в одиночестве.
У меня всегда был мой собственный мир, и я не был популярным ребёнком. Но у меня была чудесная семья: лучшие брат и мама.