Цитаты про секс

Неужели каждый, кого мы приглашаем в постель, ставит нам оценки? «Плохо», «хорошо», «удовлетворительно»... Неужели секс — это как телеигра и не более? И если занятия любовью — это экзамен, то как узнать, сдал ты его или нет? Как узнать, хорош ли ты в постели?
— Вы с Тёрком уже переспали?

— Что?! Я предпочитаю подождать. Мне нравится, когда мужчины так этого хотят, что уже почти теряют надежду. И вот когда он уже лишается воли к жизни — я его и укладываю.

— А как долго это обычно...

— Месяц, иногда два. А ты?

— А я использую секс как повод познакомиться.

— Ясно... И как? помогает?

— Боюсь, что у меня, как это называется... заниженная самооценка!
— А что мы делаем в этой комнате? Занимаемся любовью?

— Я бы сказал, что мы слегка трахаемся.
Теперь я холостяк в поисках тепла, и придётся мне жить по самым простым правилам.

Кредо или философия Алфи Элкинса, которую полностью выразил мой отец в единственном совете, что он мне дал.

Он сказал: «Сынок, когда встретишь красивую девушку, помни, что рядом обязательно есть парень, которого уже тошнит от секса с ней».
— Твоя помощница вызывает у меня желание трогать себя в неприличных местах. У неё татуировка внизу спины, знаешь, что это значит?.. Она любит в попку!

— Правда?

— Я заметил, что татуировка на копчике — признак склонности к беспорядочным связям.

— Ну, не знаю…

— У неё ещё и нос проколот!

— И что? Это значит, что она любит в нос?
Какой смысл трахаться до тошноты с тем, кого ты никогда не полюбишь?
Она была ко мне холодна, а я весь пылал... Благодаря чему в машине поддерживалась нормальная температура.
— Я сейчас займусь сексом с тобой прям здесь, прям на этой стиральной машине!

— Нет, не займешься.

— Ну, пожалуйста..
Секс и любовь — это две вещи, которые сведут с ума любого человека. И это именно то, что я так и не могу понять до конца.
Everyday I love you less and less!

I can't believe once you and me had sex!

It makes me sick to think of you undressed

Since everyday I love you less and less!

С каждым днём я люблю тебя всё меньше и меньше!

Поверить не могу в то, что у нас был секс!

От одной мысли о тебе в обнажённом виде меня тошнит,

Так как с каждым днём я люблю тебя всё меньше и меньше!
Я шлюха не больше и не меньше, чем любая другая женщина.
— Что вы надеваете на ночь?

— Любимого мужчину.
— Слушай, ты же всю жизнь был храмовником. Выходит, у тебя никогда этого не было?

— Не было? Чего не было?

— Ну, ты меня понимаешь... Ну, этого.

— Я не понимаю, о чем ты! Чего «этого» я не пробовал? (перечисляет всякую еду)

— Не держи меня за дуру! Ты когда-нибудь занимался этим?

— Чем?! Ааа... Лизал ли кувалду на морозе? А ты?
— Серёж, ты знаешь, у нас пьянствовать вообще-то не принято. Пьют только те, кому или уже терять нечего, или работать не хочется. Ты ведь не из таких, верно?

— Катя. Отодвинься, пожалуйста. В часы похмелья организм близок к смерти и потому торопится реализовать инстинкт продолжения рода.
— Как говорит наш тренер: «Борьба лучше, чем секс».

— А ты не спрашивал у него, почему он так говорит?

— Он сказал, что борьба чаще... и заплакал.
Не знаю почему, но люди, приезжающие в отель, любят заниматься сексом. Возможно, это чувство праздника, побег от однообразия или просто смена обстановки.
Покажите мне красивую женщину, и я покажу вам мужчину, которому надоест ее трахать.
— Не нужно спешить. Пусть всё идёт своим чередом. Зачем нам эти банальности.

— Да, банальности — отстой.

— Прикинь такие все: «Фу, у этих подростков одни гормоны. Они не могут себя контролировать». А мы такие: «А вот и нет». Мы можем. Очень даже можем. Чушь всё это. Мы ж не кролики.

— Однозначно, не кролики.

— Мы взрослые. И мы можем принимать взвешенные решения.

— И мы его принимаем прямо сейчас.

— Ещё бы. Да. И так лучше.

— Намного! Ты согласна?

— Полностью.

— Круто. Я тоже.

— ...

— Плевать!
— Наши отношения — это больше, чем секс.

— Это как?

— А так. Мы заботимся друг о друге, мы разговариваем друг с другом... Так приятно.

— Заботьтесь на здоровье, разговаривайте, а потом бах, и секс.

— Это в идеале, но мир не идеален, понял?
— А вы знали, что пятьдесят два и три десятых процента мужчин за тридцать не могут завершить половой акт?

— Это вам в школе рассказывают?!

— Нет, это я вычитал в Cosmopolitan'е у мамы!

— Так, послушай меня — это всё враньё! Просто жонглирование цифрами.
— Бактериальный вагиноз во рту симулировать нельзя.

— И где ж побывал его рот?

— Говорит, орального секса не было больше года.

— Эгоист хренов!

— Да он вообще ни с кем не был. Год назад его подружка бросила, а потом он опять попал в Ирак.

— Эгоистка хренова!
Женщина сначала распахивает объятия, а потом — халатик.
Чисто физический секс меня не интересует… Нет… Я, вот, обязательно думаю, что всегда должно быть какое-то чувство… Ну я не знаю, например, накуриться вместе или напиться…
Я не могу просто так упасть в постель с совершенно чужим человеком. Мне надо либо почувствовать его близким, либо набраться до чёртиков...
В 24 года нас не устраивает обычное удовольствие, которое нам приносит секс. Нам его нужно постоянно усиливать, поэтому у нас всегда какие-то игры в постели, мы связываем друг друга... Сейчас в 30 лет для меня такие игры опасны. Я обычный житель мегаполиса. У меня усталость, депрессия, недосып. Я свяжу свою жену, усну потом не дай Бог!
— Если она такая страшная, зачем же ты её трахнул?

— Ты что, шутишь что ли? Вот в этом-то вся проблема, когда пялишь страхолюдин. Вдуешь — не прав, вдуешь — тоже не прав. А ты-то небось трахаешься только с теми, кто тебе внешне нравится?

— Есть у меня такой бзик.

— Какая же ты поверхностная. Прям стыдно за тебя, Джесс.
— Какие у меня были проблемы?

— Мы почти не общались!

— Но мы занимались сексом.

— Да, мы занимались сексом, но никогда не разговаривали...

— Секс лучше разговоров! Спроси любого в этом баре. Разговоры — это то, что нужно пройти, чтобы перейти к сексу!
— Хорошо, ты не веришь в науку, не веришь в политическую систему, не веришь также в бога...

— Всё верно.

— А во что ты тогда веришь?

— В секс и смерть. Вот две вещи, которые я не могу избежать. Правда, после смерти человек хотя бы успокаивается.
— Ну же, Шелдон, я так хочу...

— Чего?

— Чтобы ты взял меня.

— Куда же я тебя возьму? Ты не одета.
Траханье — не часть чего-то, это и есть всё.
— Давай с тобой трахаться.

— Зачем трахаться? Я же тебя люблю.

— А, ну тогда не надо. Если уж... не надо.
Мужчины думают о сексе каждые семь секунд. Что делает разговор с отцом немного странным.
— О, мы не встречаемся. Просто трахаемся.

— Правда?

— Только один раз.

— Да не ***и. Я отсосала тебе дважды за одну ночь. А ты полизал меня так, будто это был пирог твоей мамочки.
Будь я посмелее и менее застенчивой, я бы хотела, чтобы мужчины платили мне за занятия любовью. Но я не осмеливалась. Иногда я думала об этом, фантазировала. Теперь я слишком стара. Это я вынуждена платить.
— Скажи мне. А если молодая девушка занимается сексом с разными мужчинами, они дают ей за это деньги. То что это такое?

— В цивилизованном мире это называется проституция.

— А если это не ради денег? Ну, она же не торгует телом. Ей просто дают деньги.

— Там ключевое слово «дают ей за ЭТО деньги».

— Ну, правильней сказать, после ЭТОГО. Секс ради секса за деньги и секс ради денег — это не одно и то же.

— Я тут не совсем тебя понял. Звучит одинаково. На вкус одинаково. Хм… Одно и то же!

— Нет, это большая разница! Как её можно не видеть.

— Ну объясни.

— Ты ешь, чтобы насытиться, то есть только ради того, чтоб утолить голод. Или же ты ешь, чтобы насладиться вкусной, любимой, изысканной пищей и заодно утоляешь этим голод.
Дворовая девка Маланья лишилась невинности в 42 года, а холоп Тимошка — в 14 лет.

Вопрос: «Сколько лет каторги получил бы Тимошка, ежели бы им было наоборот?»
— А знаешь, что мне больше всего нравится в порно-кинотеатрах?

— Даже представить себе не могу.

— Когда начинается сексуальная сцена, слышно, как на соседних местах сглатывают слюну, — сказала Мидори. — Вот этот самый звук. Он такой милый.

(— Знаешь, Ватанабэ, что мне в порно-кинотеатре больше всего нравится?

— Не знаю.

— Когда секс показывают, люди вокруг, знаешь, слюну сглатывают вот так, да? — сказала она. — Вот мне этот звук, как они слюнки глотают, нравится до безумия. Так прикольно!)
— Они делали там отжимания без штанов.

— Отжимания без штанов? Трахались они там!
Самый верный способ избавиться от любви к женщине – время от времени спать с ней. Не давать волю воображению.
Это был просто трах, в рукопожатии и то больше чувства!

(Это был просто трах, в рукопожатии и то больше нежности!)
... Мы ненавидели, и мы любили друг друга, и изрыгали ругательства, которые были под стать разве что ломовым извозчикам, и все лишь затем, чтобы теснее слиться друг с другом и освободить свой мозг от искусственно возведенных барьеров, мешающих познать тайну ветра и моря и тайну мира зверей; мы осыпали друг друга площадной бранью и шептали друг другу самые нежные слова, а потом, вконец вымотанные и измученные, лежали, ожидая, когда придет тишина, глубокая, коричнево-золотая тишина, полное успокоение, при котором нет сил произнести ни слова, да и вообще слова не нужны — они разбросаны где-то вдалеке, подобно камням после сильного урагана; мы ждали этой тишины, и она приходила к нам, была с нами рядом, мы ее чувствовали и сами становились тихими, как дыхание, но не бурное дыхание, а еле заметное, почти не вздымающее грудь.
На этот раз, когда ночь погрузилась в свою самую глубокую тьму, а ветер завывал за нашими открытыми окнами, мы неспешно занимались любовью. Мои ноги были вокруг его тела, его лицо зарывалось в мою шею, и мы двигались в унисон, он подо мной, просто чувствуя и наблюдая.

Ничто с этим не сравнится.

Ничто.
— Но должна предупредить: я отлично встречаюсь, но гораздо хуже строю отношения.

— Я так не думаю. У тебя есть три близкие подруги, и вас связывают долгие, многосторонние отношения.— Я не занимаюсь с ними сексом.

— Интересное заявление, но физическая близость — только часть и далеко не определяющая часть отношений, выходящих за пределы дружбы.

— Брось... Секс — чудовище. Не говоря уж об усилиях, необходимых для отношений, в которые он входит.
Я воспитывался без отца. И, естественно, в отсутствии мужского воспитания есть свои минусы. Обо многих вещах я узнал совершенно по-другому. К примеру, о сексе, я узнал не из «той самой» папиной кассеты, а из «той самой» маминой книги. Это такие книги, где «он подошёл к Джессике и сжал её мраморные чресла в зарослях рододендрона».
Мечты для тех, кто любит поспать. Я же предпочитаю бодрствовать и трахаться.
Я не порекомендую секс, наркотики и безумие каждому, но в моем случае они всегда работали отлично.
Когда ты в последний раз занималась сексом? Задумалась. Значит, давно.