Цитаты про прозу

Nothing stinks like a pile of unpublished writing.

Никто не источает зловоние так же сильно, как куча неопубликованных рукописей.
Я, конечно, не Оливье, я просто гладиатор.

Но если бы Лоренс попал на ринг, сразу признал бы старик.

Что бокс не спорт, а настоящий театр.

Значит бешеный бык на сцене по праву.

Буянить могу соответственно нраву.

Я предпочту это делать стихами, а не размахивая кулаками.

Ведь все это зрелище.
Не читайте стихи как прозу. Поэзия — не информация. Информация стихотворения заключена в его мелодии.
— Я не понимаю, что тебя так раздражает? Ты не представляешь, как он искренне тобой восхищается! Понимаешь, он говорит, что поверял алгеброй гармонию твоей прозы!..

— Алгеброй? Ещё один припадошный!..
Я, увы, слишком хорошо знаю это на своем опыте – когда я была школьницей, я мечтала писать стихи и учила наизусть чудовищное число разных поэтов и поэтов на трех языках. А надо было избегать стихов и читать хорошую прозу. Это я поняла уже потом, когда стала искусствоведом.
Поэзия говорит больше, чем проза, при помощи меньшего количества слов.
Проза занимает место в литературе только благодаря содержащейся в ней поэзии.
... Разница между прозой и изящной словесностью — это разница между пехотой и ВВС. По существу их операций.
Нет на свете дела труднее, чем писать простую, честную прозу о человеке.
Загоняв себя, как Макар телят,

И колпак шута заработав,

Я открыл в себе лишь один, но большой талант -

Я умею злить идиотов.

<...>

Я не знаю, чем посягаю на их оплот

И с чего представляю для них угрозу.

А писанье — продукт побочный, типа как мёд.

Если каждый день на тебя орет идиот,

Поневоле начнешь писать стихи или прозу.
Только поэзия может передать тончайшие оттенки душевных переживаний. Проза в этом отношении груба и неповоротлива, как крестьянская колымага в сравнении с изящным кабриолетом.
Пушкинские персонажи немногословны. Они не произносят длинных речей, говорят только то, что нужно по ходу действия, причем каждая реплика характерна для данного лица и данной ситуации.
Сжатость, экономия средств при максимальной выразительности — вот первый, основной закон пушкинской прозы, из которого вытекают все остальные ее качества. Пушкину не нужно никаких распространений, никаких украшений. Он дает многое в немногом. Его проза — точная, краткая, мужественная, «голая», как однажды выразился Лев Толстой.
Стихи и проза для меня подобны трипу: это путешествие в мечтах, сюрреализм, достижение некоего пика.
Толстой удивляет, Достоевский трогает.

Каждое произведение Толстого есть здание. Что бы ни писал или даже ни начинал он писать («отрывки», «начала») — он строит. Везде молот, отвес, мера, план, «задуманное и решенное». Уже от начала всякое его произведение есть, в сущности, до конца построенное. И во всём этом нет стрелы (в сущности, нет сердца).

Достоевский — всадник в пустыне, с одним колчаном стрел. И капает кровь, куда попадает его стрела. Достоевский дорог человеку. Вот «дорогого»-то ничего нет в Толстом. Вечно «убеждает», ну и пусть за ним следуют «убеждённые». Из «убеждений» вообще ничего не выходит, кроме стоп бумаги и собирающих эту бумагу, библиотеки, магазина, газетного спора и, в полном случае, металлического памятника. А Достоевский живёт в нас. Его музыка никогда не умрёт.
Третьи сутки дождь идет,

Ковыряет серый лед

И вороне на березе

Моет клюв и перья мнет

(Дождь пройдет).

Недаром к прозе

(Все проходит)сердце льнет,

К бедной прозе на березе,

На реке и за рекой

(Чуть не плача),

к бедной прозе

На бумаге под рукой.
Честная житейская проза зачастую таит в себе в десять раз больше удивительного, чем любые выдумки эпических поэтов, даже самых лучших.
В конце концов, скука — наиболее распространенная черта существования, и можно только удивляться, почему она столь мало попаслась в прозе 19-го века, столь склонной к реализму.
Прозу я писал сам, а стихи — так мне всегда казалось — под чью-то диктовку.
Поэзия дитя тяжелых времен, дитя великих перемен, а не высосанной из пальца муки, поэзия дается через боль на каждом выдохе, поэзия убивает. Проза жизни, вот наш удел.
Проза — матч целиком, стихотворение — только голы и голевые ситуации.
В иной прозе так мало мысли, что хочется заставить автора переложить ее на стихи.
Если выжать из его прозы всю воду, то в сухом остатке останутся, увы, лишь непечатные выражения.
Если можешь выразить свою мысль прозой — выражай, и радуйся, что она вообще к тебе пришла.
Пишу прозой, но втайне надеюсь: а вдруг она ритмическая?
Поэт, начинающий писать прозой, подобен кондитеру, решившему сварить борщ, — сахару обязательно переложит.
Точность и краткость — вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей — без них блестящие выражения ни к чему не служат.
Две школы — женская, мужская.

Две школы — проза и стихи.

Зачем их разлучать? Не знаю.

Я пел хоралы и хиты.

Классификатор скрупулезный,

поди попробуй разними -

стихами были или прозой

поэтом прожитые дни.