Цитаты про противников

Противника надо знать в лицо, а также как именно набить это место.
Нельзя сдаваться до самого конца. Но тогда получается, если ты выложишься на все сто и ничего не добился, значит ты согласен с поражением. Игра с противником, которого ты не можешь одолеть, возбуждает, но, в конце концов, в этом нет смысла, если я не выиграю.
Что такое? Они сдались? Так все заканчивается, когда я полностью серьезен? Если противник теряет желание играть, в чем тогда радость от игры?
Твой самый сложный противник — ты сам...

The worst foe lies within the self.
Если ты применяешь запрещенный прием, то бей так, чтобы противник не оправился.
Если ты вызовешь на бой более сильного противника — ты жестко заплатишь за это.
Хан Нуньен Сингх – самый опасный противник, с которым приходилось сталкиваться Энтерпрайзу. Он умён, беспощаден и без малейшего колебания убьёт каждого из вас.
Есть простое правило, Радул, с помощью которого следует бороться с врагами. Никогда не делай того, чего хочет от тебя противник. Коли дразнит — не поддавайся. Просит перемирия — бей по голове.
Много воинов погубила не война, а её ожидание. Долго ждал, много думал  — взялся за ручку двери ибн Кемаль  — А когда воин много думает, он перебирает у себя слабые стороны, а у врага сильные. И потом, какой-то момент, он начинает думать о том, что противник сильнее, чем он, а это путь к поражению.
... самый страшный противник из тех, что может быть, — молодой идеалист. <...> Молодые идеалисты — это всегда очень страшно. Да если по чести говорить, любые идеалисты — это страшно. Эти сумасшедшие люди верят в торжество разума, в бескорыстие и в конечную победу добра как на вверенной им территории, так и во всем мире. И с ними очень трудно спорить — они тут же называют спорящего ничего не понимающим в дне сегодняшнем стариком, ссылаются на то, что сейчас другое время, и почему-то уверены, что вот они-то такими не станут. А еще они точно знают, как сделать так, чтобы было правильно, и не слушают никого, кто не разделяет их убеждения.
Пока противник не сокрушен, я должен опасаться, что он сокрушит меня: следовательно, я не властен в своих действиях, потому что противник мне диктует законы точно так же, как я диктую ему их.
Бой — это единственный эффективный способ ведения войны; его цель — уничтожение вражеских сил как средство прекращения конфликта.
Даже самому талантливому полководцу крайне трудно одержать победу над вдвое сильнейшим противником.
Преследование противника — второй акт победы, в большинстве случаев более важный, чем первый.
Это не прекращение огня. Это режим Асада, Иран и РФ продолжают вести войну против своих политических противников.
Цель вражеских военачальников — заставить противника делать глупости, — тихо ответила Кэлен. — Надо, чтобы противник был или слишком запуган, или слишком разозлён, и не мог трезво мыслить.
Разница между врагом и противником была очень серьезной. Противника можно было пощадить, врагов — только убивать.
Поединок должен заканчиваться смертью одного из противников. Это правильный взгляд на бой... Ведь противостояние двух сил так или иначе превращается в битву добра со злом...
С противником борясь, не слишком ярым будь,

Чтобы сторонников своих не отпугнуть.
Просто уходи под любым предлогом: в магазин за хлебом, на минуту к соседке за солью, в туалет – и не возвращайся. Беги, пей из озера, из которого пьют койоты и другие дикие твари – пусть они научат тебя показывать зубы и не стыдиться удирать, спасать свою шкуру, когда чувствуешь, что противник сильнее.
Поэтому знают, что победят в пяти случаях: побеждают, если знают, когда можно сражаться и когда нельзя; побеждают, когда умеют пользоваться и большими и малыми силами; побеждают там, где высшие и низшие имеют одни и те же желания; побеждают тогда, когда сами осторожны и выжидают неосторожности противника; побеждают те, у кого полководец талантлив, а государь не руководит им. Эти пять положений и есть путь знания победы.
Избегание столкновения с большими силами свидетельствует не о трусости, а о мудрости, ибо принесение себя в жертву никогда и нигде не является преимуществом.
— Мне нужен осязаемый противник, — созналась она. — С кем угодно — только бы наконец драться.

Лисил ухмыльнулся:

— Это ты от меня заразилась.

— Да уж, — пробормотала Магьер, — от тебя чем только не заразишься. Лень, пороки, блохи…
Уходи, вместо того, чтобы сталкиваться с противником, и он растратит силы в бесплодных атаках. Истощи его! И ты обретешь победу без боя.
Позже, я стал всё чаще добиваться успеха в решающих партиях. Возможно, потому, что я осознал простую вещь: не только меня одолевал страх, но и моего противника.
Мы против тех, кто против нас за то, что мы не с ними.