Цитаты про признания

Confession is the first step to repentance.

Признание – первый шаг к раскаянию.
— Люблю быть на публике.

— Люблю суждения.

— Люблю тебя...

— ...

— Разумеется, никто не шьёт чёрное платье лучше Dior!
«Я буду любить тебя всё лето», — это звучит куда убедительней, чем «всю жизнь» и — главное — куда дольше!
Мы должны с радостью вспоминать самое прекрасное, что было у нас в жизни, но это так трудно, когда испытываешь боль... Я страшно скучаю по тебе... Я не могу выбросить тебя из головы, не могу, как бы я не заставляла себя улыбаться, как бы не притворялась счастливой, как бы я не делала вид, что я о тебе не думаю...
— Слушай, а есть ещё какие-нибудь ответы на «я тебя люблю», кроме» я тоже тебя люблю»?

— Ну, можно сказать «я знаю». Не слишком хороший ответ, но всё же лучше, чем «о, и ты туда же!» или «а я тебя — нет».
Я сказала ему, что люблю его. Он сказал мне оставить это. Но ответить: «Да, я все поняла», – разве это возможно?
Рози Данн, я люблю тебя всей душой, я всегда тебя любил. Я любил тебя, когда мне было семь, и я врал тебе, что не заснул, когда мы караулили Санту. Я любил тебя, когда мне было десять и я не пригласил тебя на свой день рождения, и когда мне было восемнадцать, и я был вынужден уехать, даже на своей свадьбе, и на твоей свадьбе, и на крестинах, на днях рождения, и даже когда мы ссорились. Я всегда любил тебя. И я стану самым счастливым человеком на этой земле, если ты согласишься быть со мной.
Я тебя люблю! Нет, я не говорил этого, не говорил, не говорил, не говорил. Я просто кашлянул… Дааа-дааа, кашлянул.
Чем человек сильнее любит, тем труднее ему признаться.
Я не считаю своим первостепенным долгом нравиться всем и вся.
Когда Ной почувствовал, что ком в горле растаял, он наклонился к Элли и шепнул:

– Ты – ответ на все мои молитвы. Ты – моя песня, моя мечта, мое дыхание. Я не понимаю, как смог прожить без тебя так долго. Я люблю тебя больше, чем ты можешь себе представить. Я всегда любил и буду любить только тебя.

– Ах, Ной! – только и выдохнула Элли, прижимаясь к нему. Сейчас она любила, хотела, желала его больше, чем когда-либо в жизни.
Я всегда думала, что когда я наконец встречу своего единственного, я внутренне успокоюсь и слова сами вылетят из моих уст, потому что я пойму, что он один единственный. И вот он здесь, мой идеальный избранник. А я всё думаю: он ли это?
Мужчинам очень трудно бывает признаться, на самом деле, чего они хотят! Вот они и ходят туда — сюда, вокруг да около!
— Как-то ты это криво сказал! — заметила Дафна. — Всё равно что начинать признание в любви со слов: не в красоте счастье.
Я люблю тебя. Сказать это было трудно, но я сказал и никогда не оглянусь назад.
Стой! Оставайся со мной!

Я тебя на земле люблю больше, чем в небе любит кто-то другой!
— Ты не видел Полумну?

— Полумну?

— Я без ума от нее, самое время сказать ей! Вероятно, к рассвету мы оба умрем!
Слова, что я хочу сказать ему... Чувства, что я хочу разделить с ним... Теперь, когда я об этом думаю... Есть столько всего, что я бы хотела сказать, что даже не знаю, с чего начать. Почему нельзя показать кому-то, что ты чувствуешь на самом деле одной простой фразой?
— Ты же девчонка, помоги мне. Что подарить ей, чтобы она меня наконец заметила?

— Я люблю тебя

— Ты что-то сказала?

— Цветы, говорю, подари.
— Я вам нравлюсь, Скарлетт, признайтесь?

— Ну, иногда, немножко, — осторожно сказала она. — Когда вы не ведёте себя как подонок.

— А ведь я, сдается мне, нравлюсь вам именно потому, что я подонок.
— Я люблю тебя.

— Перестань, не надо, это не обязательно.

— Я.. я люблю тебя.

— Эм..

— Ты не понимаешь. Я никогда этого не говорил, никому.

— Не говорил «Я люблю»?

— Нет.

— Не говорил родителям?

— Нет.

— И брату не говорил?

— А-а-а..

— Господи, да ты ещё хуже, чем я... а я, сказала кошке.
— Ты такая красивая, что я...

— Так сразу даже и не скажешь, что ты мужик.
Я сделала тебе больно... Прости! Не знаю, почему я так долго притворялась, что мне все равно... Наверное, боялась именно этого — боли... Но я люблю тебя! Я неизлечимо влюблена в тебя! И мне плевать, что поезд уже ушел, я все равно тебе признаюсь...
Даже если Блэр не отвечает тебе взаимностью, может быть, стоит сказать ей, что ты чувствуешь? Хотя бы ради того, чтобы жить дальше.
— Шурик, твой аппарат тебя погубит.

— Мой аппарат, Зиночка, меня прославит. И тебя заодно.
Вайолет. В тебе что-то изменилось. По отношению ко мне. Ты далекая, холодная. Не знаю, в чем я виноват, но я оставлю тебя в покое навсегда, если ты этого хочешь... Ты этого хочешь? И знаешь, почему я оставлю тебя в покое? Потому что я дорожу твоими чувствами больше, чем своими. Я люблю тебя. Вот, я признался... не просто на доске написал. Я не позволю никому и ничему тебя обидеть. Я никогда ни к кому так не относился...
Девушки знают, что когда парни это [Я люблю тебя] говорят во время секса, это не означает «я тебя люблю», это означает «я люблю заниматься с тобой сексом».
И тут же выпалил всё, как на духу, с глазами закрытыми лёжа.

Пальцами свободной руки, вцепившись в одеяло нервно,

Он повторял: «Это в первый и последний раз — ты же знаешь, я верный!» —

А на том конце провода — рыдания, всхлипы,

Макияж испорченный и прочие проблемы этого типа...
Если у нас будет роман, ты не должен смотреть на меня днём. И мы всегда расстаёмся перед рассветом. И никогда не признаёмся в любви. Таковы правила.
Дикость. Дикие мысли.

Необузданная, извращенная,

Яркая, безумная одержимость.

Я болен тобой.Ты так прекрасна, любимая.

Я размельчаю тебя в

Совершенный, мягкий порошок,

И втягиваю…

Слизываю с кончиков

Собственных пальцев.

Любимая, ответь мне.

Твой образ послан мне

Каждодневной гибелью.

И изо дня в день я не могу

Дождаться своей участи…

Теперь предай меня земле,

Любимая.

Теперь предай меня земле.
Мое сердце бьется только для тебя одной,

Без тебя вся жизнь пустяк и весь мир пустой...
3 слова, 10 букв — не говори их, когда никто не хочет их услышать.
А для меня лишь ты, мой нашатырь,

Моя любовь, моя судьба и мой тыл.
Всё просто. Никто не уверен в завтрашнем дне, верно? Не лучше ли сказать ей, даже не в то время, чем не сказать вовсе?
Настоящие признания делаешь втихомолку, говоря о других.
You are the reason I can't control myself

Ты — причина, по которой я не могу себя контролировать
... Но затем ты попросила меня попытаться. И первый раз в своей жизни я почувствовал, что кому-то не все равно. И этот кто-то стоил того, чтобы попытаться. И теперь я... я сделаю самый большой в мире сэндвич, если ты меня попросишь, напинаю старушкам прямо по дойкам, наполню реки соком Панда Попс. Я очень сильно облажался и более чем сожалею. Я люблю тебя, Джел. Ты лучшее, что есть у меня в этом мире...
Всего три слова. Я люблю вас. Они прозвучали так безнадежно. Будто он сказал: «Я болен раком». Вот и вся его сказка.
Если ты будешь жить сто лет, то я хочу жить сто лет минус один день — не хочу прожить и дня без тебя.