Цитаты про политиков

Американцы исходят из принципа, что дипломатические переговоры хороши, но они будут еще лучше, когда на столе лежит «Парабеллум».
Мы готовы говорить с новым политическим руководством Грузии. А с Саакашвили должен говорить доктор.
В Грузии есть только два секрета. Первый: сколько воров в законе в руководстве Грузии. Второй секрет: какого цвета танки в Грузии, причем оба.
Мы страдаем от политической импотенции. Нам нужна политическая виагра.
Рок – это антитеза политике. Рок никогда не ляжет с политикой в постель. Поэтому, вместо того, чтоб раздумывать о политике, врубите погромче «Rolling Stones»… или, на худой конец, меня!.
Пока у нас самому молодому директору предприятия Роскосмоса будет 62 г, марсоходы нам будут только сниться, а Фобосы будут падать в грунт.
I’m from where Soviet weapons still decide elections.

Я из страны, где советским ружием до сих пор решают выборы.
А кто не хочет — может не вступать. Я этих политиков чисто по-человечески понимаю. Если Украина станет частью Европы, куда они с деньгами убегать будут? Кто-то бы побоялся сказать, а нам можно. Мы молодые. Мы быстро бегаем!
Горе, горе в семье Навальных! Дед по мамке — единоросс.
Вечером Виктор Федорович Янукович рассказывал анекдоты, а Ющенко — о евроатлантических перспективах. У Ющенко получалось смешней.
День третий. Леонид Михайлович Черновецкий предложил сходить в лес за грибами. Причём предложил всем, но пошёл сам. <...> На пятый день Тимошенко предложила пойти в лес искать Черновецкого. Предложила она, а пошёл Турчинов.
— Я не буду даже марать об него руки.

— Браво! Это же главное правило политики: кто отправляет людей на плаху — сам не казнит!
В политике нет понятий: правильный — неправильный. В политике есть понятие: могу – не могу.
Хочу открыть вам секрет. Вся жизнь вертится вокруг стремления покупать. Вся. Весь мир держится на жажде обладать. Присмотритесь внимательней и поймёте.

Впрочем, я же сказала — я не политик. Просто пока сидишь на стуле, чего только не приходит в голову.
Они думают, что хотят хорошего правительства и справедливости для всех, но, Ваймс, чего на самом деле они жаждут в глубине своих душ? Только того, что всё будет идти нормально и завтра ничего не изменится.
Когда политики доходят до смешного, приходит время комиков быть серьезными.
— Когда разговор заходит об Америке, я сразу начинаю думать об удмуртах.

— Почему?

— А если я о них не подумаю, то кто о них подумает?!
Это восходит к временам Джонсона. Президента Джонсона. Он сказал, что обвинит оппонентов в сексуальных отношениях с животными. Помощник спросил: «А доказательства?». Он говорит: «Их нет, но я послушаю, как будут отрицать».
Политики, словно подгузники. Их нужно чаще менять. И по той же причине.
Политики выглядят так, как будто их взяли в музее восковых фигур. Они уже в костюмах и готовы к похоронам.
Однажды адвокат нашей семьи сказал: «Две самые дорогие вещи, которые может позволить себе Рокфеллер, — пойти в политику или развестись».
— В вашем скетч-шоу должна быть определённая доля политических шуток, так ведь?

— Актуально шутить о политике сложно, потому что мы оба не похожи на Обаму. Да и Обама сам не свой.
Россия действует по закону джунглей.
Я не принадлежу к тем, кто дает обещания, которые невозможно сдержать.
Аннексия Крыма — это событие, которое нас в Германии и Евросоюзе поразило. Фундамент послевоенной европейской политики, принцип территориальной целостности каждого государства — этот принцип не просто поставлен под сомнение, а вовсе проигнорирован. Это, мягко говоря, чрезвычайно опасно для Европы. Это недопустимо. Иначе мы очень быстро разрушим все, что мы выстроили после 1945 года.
Самая губительная ошибка, которая когда-либо была сделана в мире, — это отделение политической науки от нравственной.
Как правительство может контролировать положение дел в стране, если оно не может контролировать даже собственный словесный понос?
Дворцы не могут быть в безопасности там, где несчастливы хижины.
Политика — это искусство из множества мелкой лжи сделать нечто похожее на одну большую правду.
Сегодня — завтра — послезавтра мы выровняем ситуацию по валюте. Но вы на меня не обижайтесь.
Политика. «Поли» — латинское слово, означающее «много», и «тики», означающие «кровососущие творения».
Мы готовы создавать и условия, и склады. Транспортная система у нас хорошая. Все, что вы производите, можете переработать и доработать у нас, и продавать на европейских рынках. Можете считать это, в каком-то смысле, своей землей и рассчитывать на поддержку Беларуси в центре Европы.
Считаю достоверным наблюдение,

Дошедшее из глубины веков:

Боготворит у власти население

Бандитов, проходимцев, дураков.
Политик не должен быть слишком умен. Очень умный политик видит, что большая часть стоящих перед ним задач совершенно неразрешима.
В политике ничего не происходит случайно. Если что-то случилось, то так было задумано.
Политики всегда порождают больше проблем, чем способны решить.
Мораль и политика слишком далеки друг от друга.
Я вижу цвет, но я здесь не был,

Я слышу цвет, я чувствую цвет,

Я знать не хочу всех тех, кто уже красит небо!
Политики упрекают поэзию в том, что она далека от жизни; но поэты могли бы заметить политикам, что их политика нередко еще дальше от жизни.
Свое личное фиаско он повернул так, чтобы стать жертвой политического режима.
Я не хочу писать о политике просто для того, чтобы писать о политике. Я не хочу быть похожим на Rage Against the Machine. Вот, например, Боно однажды пришлось прийти на ужин к Джорджу Бушу, чтобы получить деньги на благие цели. Я не намерен действовать в том же ключе. Я буду верен своим взглядам.
Да уж. Демократы теперь похожи на стадо гребаных котят.
У меня всю жизнь чувство, что я пристаю к людям. Они сидят себе дома, едят ватрушки — и вдруг в комнату входит Григорий Алексеевич и начинает впаривать им про антинародный режим.
Занявшись политикой, я немедленно со всеми передерусь и перессорюсь.
— А почему не провести водопровод, хорошо заработать на нём и словчить как-нибудь ещё?

— Лучше, чем с водой, не словчишь. Пообещайте людям воду, вот вам и деньги. Какой политик будет проводить хороший водопровод и тем самым ставить крест на своём мошенничестве? Политики неопытные, бывает, постреливают друг друга из-за всяких мелких дел, но кто захочет выбивать истинную основу из-под политической экономии? Предлагаю тост за таможню, за махинации с лотереей, за твёрдые цены на сахар и за то, чтобы у нас никогда не было водопровода.