Цитаты про подвиги

И вот совершил он подвиг ради нее. Но когда это было? И один раз. А чешет он всё время...
Время и место каждого Подвига определяется Судьбой. Но если не придёт Герой, не будет и Подвига.
Величайший подвиг дружбы не в том, чтобы показать другу наши недостатки, а в том, чтобы открыть ему глаза на его собственные.
В этом сражении понадобится мужество без оглядки на славу, ибо никто никогда не узнает, какие подвиги совершили павшие, в последний раз выступив на защиту своего дома... Но ведь подвиг остается подвигом, даже если его некому воспеть.
— И все же, знай мы заранее, куда угодим, мы бы тут сейчас не сидели. Так, наверное, часто бывает. Взять все эти великие дела, господин Фродо, о которых говорится в старых песнях и сказках, ну, приключения, так я их называю. Я всегда думал, что знаменитые герои и прочие храбрецы просто ехали себе и смотрели – нет ли какого приключеньица? Они ведь были необыкновенные, а жизнь, признаться, зачастую скучновата. Вот они и пускались в путь – просто так, чтобы кровь разогнать. Но я перебрал все легенды и понял, что в тех, которые самые лучшие, ну, которые по-настоящему западают в душу, дела обстоят не так. Героев забрасывали в приключение, не спросившись у них самих, – так уж лежал их путь, если говорить вашими словами. Думаю, правда, им представлялось сколько угодно случаев махнуть на все рукой и податься домой, как и нам с вами, но никто на попятный не шел. А если кто-нибудь и пошел, мы про это никогда не узнаем, потому что про него забыли. Рассказывают только про тех, кто шел себе все вперед и вперед... Хотя, надо заметить, не все они кончили счастливо. По крайней мере, те, кто внутри легенды, и те, кто снаружи, могут еще поспорить, считать тот или иной конец счастливым или нет. Взять, например, старого господина Бильбо. Возвращаешься домой, дома все вроде бы хорошо – а в то же время все переменилось, все уже не то, понимаете? Но лучше всего, конечно, попадать в истории именно с таким концом, как у господина Бильбо, хотя они, может быть, и не самые интересные. Хотел бы я знать, в какую попали мы с вами?

– Да уж, – сказал Фродо. – Но я этого не знаю. В настоящих историях так, наверное, всегда и бывает. Вспомни какую-нибудь из твоих заветных! Тебе, может, сразу известно, хорошо или плохо она кончится, да и смекнуть по ходу дела недолго, а герои того ведать не ведают. И тебе вовсе не хочется, чтобы они прознали!
Товарищ Спиридонов, тут и Кутузова, и Ленина, и геройскую звезду дают за то, чтоб побольше набить народу. Сколько наколотили и наших, и ихних. Какую же звезду — наверное, кило на два — надо вашей дочке дать, что она в такой каторге жизнь новую принесла.
Несмотря на то, что некоторые рыцари отдали свои жизни, память о них будет жить вечно, рассказы об их подвигах будут передаваться от отца к сыну, от матери к дочери, как легенда о короле Артуре и его рыцарях.
— Я восхищен. Такие подвиги за столь скромную награду.

— Я не ищу награды.

— А признание?

— Мои друзья живы — вот и все, что мне нужно.
Мэр хочет выдать вам медали. Я не смог ему сказать, что вы не знали, что делаете!
Когда остаешься ни с чем, моя дорогая, рыцарство затруднительно.
– Но кто же тогда будет учить и вдохновлять людей на подвиги? – воскликнула Эльга. – Ради чего люди ищут подвигов и славы, как не ради памяти? Не потому ли, что хотят стать выше и славнее тех, кого помнят?

– Нельзя, госпожа, быть стягом и воином одновременно, – усмехнулся Алдан. – Или драться, или вдохновлять. Только что-то одно. Но ты не беспокойся. Желающие быть стягом всегда найдутся. Многие возродятся поневоле, потому что о них не было саги – было нечего помнить, и им придется выйти в мир, чтобы попробовать еще раз. Но ведь воинов нужно много. А стяг для войска нужен только один. Когда их два – это скорее плохо, чем хорошо.
Подвиг, — сказал Олег наставительно, — это когда людей подвигнешь на что-то доброе или хотя бы великое. А ты — бедного Змея жизни лишить...
Великих лет бессмертный труд,

Твои высокие свершенья

Как будто песнь в себе несут

От нас в иные поколенья.
Там, где подвиг, там и смерть,

Вариантов, сука, нет,

Вариантов, сука, ноль,

Кто-то сдался, кто-то свой.
Даже если мир рухнет, я хочу стать вашим рыцарем и спасти вас ценой собственной жизни!
Мимо городов, что от огня сберег;

С теми, кто с тобой уходил в бой;

Туда, где ожидает твой родной порог -

Возвращайся домой!
А в жизни всегда есть место для подвига. Пожар — не проходи мимо, увидел утопающего — спаси. Да даже просто несколько человек бьют одного — вступись. Пусть даже он не прав, но возможно этим ты спасёшь ему жизнь, а самоназначенных судей избавишь от тюремного срока. А вообще, пока появляются такие люди — богатыри, сильные духом, никогда не сломить Россию. Да и вообще слово «богатырь» означало несущий Бога, несущий веру. А когда могла появиться вера? Только когда есть надежда. И пока в мире рождаются вот такие сильные духом богатыри, есть ещё надежда на светлое будущее для всего мира, а значит — мир будет существовать.
Герои совершают выдающиеся подвиги. То, что делала я, не было исключительным. Это было в порядке вещей.
«I'd die for you,» that's easy to say

We have a list of people that we would take

A bullet for them, a bullet for you

A bullet for everybody in this room.

But I don't seem to see many bullets coming through.

«Я бы умер за тебя,» — легко сказать.

У всех нас есть список людей, за которых мы бы полегли.

Пулю за них, пулю за вас,

Пулю за всех в этой комнате.

Но я что-то не вижу достаточно пуль для всех.
Так все и было. Молния расчертила небо, от раскатов грома содрогнулась земля. А затем все стихло. Великий воин, известный как Зорро, скончался. Местные жители хоронили его как героя, оказывая ему почести. Они съехались со всех концов страны, чтобы проститься с отважным и благородным воином. Но не унывай, Хоакин, о великих подвигах не забывают. Твой дедушка будет жить вечно, потому что людям никак не обойтись без Зорро. И однажды, когда будет нужно, он появится.
Этот глупый свинец всех ли сразу найдет,

Где настигнет — в упор или с тыла?

Кто-то там, впереди, навалился на дот,

И Земля на мгновенье застыла.
Кто-то встал в полный рост,

И, отвесив поклон,

Принял пулю на вздохе.

Но на запад, на запад ползет батальон,

Чтобы Солнце взошло на востоке.
Такой вот парадокс: мы совершаем подвиги для тех, кому до нас нет никакого дела, а любят нас те, кому мы нужны и без всяких подвигов...
Поздравляю с первой победой. Но, между прочим, Иван Федорович, сбивать самолёты противника — это не подвиг, а, так сказать, обязанность истребителя, наши будни.
— Хессалонец, с которым ты дерешься, я в жизни не видел человека огромнее! Я бы не хотел с ним сражаться...

— Вот почему твое имя никто не запомнит.

(— Тот воин, с кем вам придется драться, огромный, мне таких не приходилось видеть. Я побоялся бы с ним драться.

— И потому безвестным будешь ты.)
Людей терзает необъятность вечности! И потому мы задаемся вопросом: «Услышат ли потомки о наших деяниях? Будут ли помнить наши имена, когда мы уйдем? И захотят ли знать, какими мы были, как храбро мы сражались, как отчаянно мы любили?»
Death closes all: but something ere the end,

Some work of noble note, may yet be done,

Not unbecoming men that strove with Gods

Смерть скроет всё; но до конца успеем,

Мы подвиг благородный совершить,

Людей, с богами бившихся, достойный.
Учителя фехтования отмечают, что трудней всего биться без штанов, а обнажённому — и вовсе на грани подвига.
Она всегда думала, что повторить такой подвиг сможет только под дулом автомата. Но, оказалось, для этого достаточно несколько грамм гордыни, пары щепоток самоуверенности и еще несколько крупинок упрямства.
Герой — человек, который в решительный момент делает то, что нужно делать в интересах человеческого общества.
— Кстати, Перепечко, а ты знаешь, почему американский солдат никогда подвиг не совершит?

— Никак нет, а почему?

— Потому что у него в контракте ничего про подвиг не написано.
В жизни всегда есть место подвигу. Главное — держаться от этого места подальше.
Подвиг не может быть обыденным делом, его нельзя спланировать вместе с прибавкой к жалованию. Нельзя добиться того же, если на самом деле думать о выгоде или собственном счастье. Нельзя добиться того же, если защищаешь свою семью и своих детей, или честь своей конторы, или корпоративный дух. Ведущая идея всегда неизмеримо выше и больше этого. Нельзя долго и счастливо жить после подвига.
Стремление «очеловечить» героя не тем, что он страдает, как человек, ошибается в людях, как человек, бывает преданным, как человек, продолжает верить и делать свое дело, как человек, терпит лишения, как человек, и погибает, как Человек – а тем, что он хочет баб, покоя и жить, как человек – это стремление отдает огромным предательством по отношению к человечеству. Все лучшее, чем гордится цивилизация, чему стоят памятники, что создано или рождено вопреки законам природы и социума, что проходят в школе – создано фанатиками, способными к полному забвению себя.
Лишь сумма преодоленных препятствий является действительно правильным мерилом подвига и человека, совершившего этот подвиг.
Мы выйдем без цветов, в помятых касках,

в тяжёлых ватниках, в промерзших полумасках,

как равные, приветствуя войска.

И, крылья мечевидные расправив,

над нами встанет бронзовая Слава,

держа венок в обугленных руках.