Цитаты про парадоксы

До свидания, Владимир Сергеич. Парадокс в том, что нам без Вас плохо, а Вам без нас хорошо.
— Элия подавал в суд на всех жителей деревни!

— Даже на меня.

— А вы кто?

— Судья.
Всем нравится прекрасная лошадь, но почему-то совершенно нет желающих ею стать.
Парадокс лидерства в том, что независимо от того, что ты делаешь, за твоей спиной будут толпиться сотни убеждённых в том, что их решение было бы более здравым, и что твоё решение – лишь побочный эффект от наугад пущенной стрелы.
Во имя свободы люди требуют права оставаться рабами. Во имя любви к родине или к богу они убивают ближних. Они не выносят тех, кто освобождает их и открывает им глаза, они обожают тех, кто насаждает террор и кормит их ложью.
Как ни странно, самый надёжный способ выпрямить волосы — это завить их, тогда они распрямятся из вредности.
… Это проклятие. Право судить и право властвовать. Право на истину. Легко разобраться с дураком или зверем. Гораздо труднее с тем, кто считает себя сверхчеловеком. Умным, чистым и непорочным. Генералы, борющиеся за мир, правители, громящие коррупцию, извращенцы, осуждающие порнографию, — господи, мало ли их мы видели?
…Если обман раскрылся, то всем плохо. Ты переживаешь, что был дураком. Я переживаю, что я жадный обманщик. Все обижаются и грустят! А если обман не раскрылся, если ты доволен покупкой, а я деньгами — все довольны!
Готовность на что угодно ради защиты другого человека зачастую порождает некий парадокс. Делая так, мы подвергаем себя опасности, отчего, вероятнее всего, тем, кого мы пытаемся защитить от боли — будет очень больно. Со временем, однако, понимаешь, что невозможно контролировать выбор тех, кого мы любим.
Только за закрытыми дверями есть шанс отыскать выход — все открытые ведут в тупик.
Переставляя символы прошлого в надежде получить нечто новое, мы обречены бесконечно разыгрывать одну и ту же шахматную партию. Настоящие перемены наступают, когда с доски сбрасываются все фигуры.
— Вы ходячий парадокс, месье Арамис. Солдат, проповедующий любовь, соблазнитель, который заботится о женщинах...

— Мы все ищем правду разными путями.
Просто я уверен, что самые интересные войны — это те, в которых ты обречён на поражение. А победители оказываются проигравшими при прошествии многих лет.
Что ж, это парадокс. Сюжеты родятся в моей голове, но мое внутреннее «я» питается внешним. Своего рода симбиоз. Сюжеты не появятся без жизненного опыта. Ревность. Любовь. Вожделение. Гнев. Страдание. Все в таком роде.
In wartime, truth is so precious that she should always be attended by a bodyguard of lies.

В военное время правда столь драгоценна, что её должны охранять караулы лжи.
В этом и кроется суть всех трагедий: кого-то они сближают, кого-то отталкивают.

Therein lies the truth about tragedies. They bring some people closer together, drive others apart.
Врет тот, кто говорит, что смерть не пахнет. У нее потрясающий аромат. Он вызывает невероятное отвращение, но его хочется вдыхать вновь и вновь. Парадокс.
Странный обычай: собирать гостей в твою честь, когда ты точно не придёшь.

Amazing tradition. They throw a great party for you on the one day they know you can't come.
Как получилось, что главной наградой в самом мужественном виде спорта стало ювелирное украшение?

How is it that the ultimate prize in the most macho sport ever invented is a piece of jewelry?
Все мы настолько странные, что становимся обыкновенными...
У динозавров мозг был с грецкий орех, а они правили на Земле шестьдесят миллионов лет.

Dinosaurs had brains the size of walnuts and they ruled the Earth for millions years.
Он – воплощение наполеоновского комплекса у животных, если такое только бывает! У него вид сердитого бульмастифа, которого запихнули в тело размером с буханку хлеба. С него хоть плакат рисуй: «Это не размер собаки в бою, а размер боя в собаке».

If ever an animal had a Napoleon complex, it's him. He's got the attitude of an angry bullmastiff shoved into a package the size of a loaf of bread. He's the poster dog for 'it's not the size of the dog in the fight, but the size of the fight in the dog.
Только если окончательно расстанешься с человеком, начинаешь по-настоящему интересоваться тем, что его касается. Таков один из парадоксов любви.
С чисто позитивистской точки зрения человек — самый таинственный и сбивающий с толку исследователей объект науки. Ничтожный морфологический скачок и вместе с тем невероятное потрясение сфер жизни — в этом весь парадокс человека.
Наши дома всё больше, а семьи всё меньше.

У нас больше удобств, но меньше времени.

Больше ученых степеней, но меньше здравого смысла.

Больше знаний, но меньше способности к трезвому суждению.

Больше специалистов, но еще больше проблем.

Больше лекарств, но меньше здоровья.

Мы проделали долгий путь до луны и обратно, но нам сложно перейти улицу, чтоб встретиться с новым соседом.

Мы создали множество компьютеров для хранения и копирования огромных объёмов информации, но стали меньше общаться друг с другом.

Мы выиграли в количестве, но проиграли в качестве.

Это время быстрого питания, но медленного усвоения.

Людей высокого роста, но низкой нравственности.

Высоких доходов, но мелочных отношений.

Это время, когда так много за окном, но ничего в комнате!
Что бы мы ни говорили, это никогда не соответствует тому, что мы хотим сказать.
Любопытно: с каждым поколением дети все хуже, а родители все лучше; отсюда следует, что из все более плохих детей вырастают все более хорошие родители.
— Энтропия тем больше, чем больше выбор и чем он более сложен. На математическом языке — чем больше событий и чем они равновероятней. Энтропия является мерой свободы и мерой информации, – произнес Боб.

Марк уже начинал привыкать к удивительным превращениям, и они его все меньше отвлекали от обдумывания услышанного и увиденного. Он знал, что энтропия является мерой не только свободы, но и информации. Это знают многие, но Марка этот факт не оставлял равнодушным. Получалось, например, что заученный текст переставал быть информацией, если его знали все. Очевидно, что данный текст никому не будет нужен, но в том, что его вообще нельзя, в этом случае, считать информацией было что-то странное. Хотя, потенциальная энергия лежащего камня, например, может быть значительной относительно дна колодца и равной нулю относительно поверхности земли. Юноша даже иногда подумывал, не сформулировать ли ему принцип относительности информации, но тогда мечты о научной славе и вовсе отвлекали его от обдумывания этого вопроса, а потом он увлекался чем-нибудь другим.
Ирония есть форма парадоксального. Парадоксально все, что одновременно хорошее и значительное.
Всё бывает беспрецедентным, пока не случится впервые.

Everything is unprecedented until it happens for the first time.
Я перевёз миллионы пассажиров за сорок с лишним лет, а судить обо мне будут по двумстам восьми секундам.

I’ve safely delivered one million passengers over 40 years and tomorrow I’m going to be judged over 208 seconds.
Капитан Салли Салленбергер, у которого совсем не было времени, стал человеком на все времена.

A man with no time became a man for all-time.
Возможность победы заключена только в противнике. Ты можешь не дать победить себя, и твой враг тоже может не дать одолеть его; соответственно, победу можно знать, но её нельзя сделать. В этом парадокс войны.
Парадокс: по сравнению с самим собой я ничто.
Счастье — это наш враг. Слабость. Сомнение. Тебе вдруг есть, что терять.

Happiness is your biggest enemy. It weakens you. Puts doubts in your mind. Suddenly you have something to lose.
... Я был готов признать: этот мир не так плох, как кажется... О да, он не плох. Он — ещё хуже!
Часто у некоторого разряда людей, очень умных, устанавливаются иногда совершенно парадоксальные понятия. Но за них столько было в жизни выстрадано, такою дорогою ценою они достались, что оторваться от них уже слишком больно, почти невозможно.
Суды слишком важны, чтобы доверить их присяжным.

Trials are too important to be left up to juries.
Нож – самое прочное, самое бессмертное, самое гениальное из всего, созданного человеком. Нож был гильотиной, нож — универсальный способ разрешить все узлы, и по острию ножа идет путь парадоксов – единственно достойный бесстрашного ума путь…