Цитаты про отношения

Искра вернулась в гостиную.

— Ублюдок! Паршивый вонючий ублюдок. Как ты мог изменить мне с этой девятнадцатилетней пустышкой?

— Мне было одиноко, — жалобно произнёс Мишель.

— Не распускай сопли. Ты был не одинок, ты был слаб.
Она читала книгу «Искусство соблазнять женщин, или Курс начинающего Казановы» и обливалась слезами от смеха.
— И всё-таки путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, а вовсе не через то место, на которое полагаются современные девушки.

— В таком случае я бы оставила тебя голодным — всё равно мы только друзья!
— ... Женщины относятся к нам, мужчинам, так же, как человечество — к своим богам: они нам поклоняются — и надоедают, постоянно требуя чего-то.

— По-моему, они требуют лишь то, что первые дарят нам, — сказал Дориан тихо и серьезно. — Они пробуждают в нас любовь и вправе ждать ее от нас.
Лучше каждый раз отдавать себя всю на время, чем одалживать себя на всю жизнь.
Поздно мы захотели быть серьёзными,

Гордыми и молодыми останемся в памяти.
— Слушай, да какого права ты имеешь на меня кричать?! У тебя же больное сердце...

— Да если ты хочешь знать, это я тебя не достоин!

— Ах так!

— Да! Я неудачник! Это я ничего в жизни не добился!

— Что?! Да ты посмотри на себя! Ты такой интеллигентный! Ты умный! Образованный!

— Да что ты придираешься к мелочам!
Чувак, в мире миллионы красивых девок, но не каждая будет носить тебе лазанью на работу. Большинство будут тупо изменять.
Ты нужен многим, но слишком поздно понимаешь – зачем.
Айсберг чувствует себя глыбой, пока не столкнётся с тёплым отношением.
Мне становится от людей больно.

Подарите мне крылья вольные.

Отпустите меня к нему — больно мне.
Извини, если еще что-то не так сделал я,

С этого дня ты во всем можешь винить меня.

Можешь убить меня, это, наверно, не сложно,

Но заставить разлюбить cебя ты меня не сможешь.
И если это просто мой бред, я буду в нем жить, никому не открыв секрет.
Кира приняла меня таким, какой я есть, ни секунды не задумавшись над этой чепухой. Правда классно? Что существует человек, чужой тебе, родившийся в совсем другом месте, выросший, не зная тебя, и все-таки ты ему нужен! Это дает тебе чувство, что ты не такой уж бесполезный!
Я не вернусь, и снова не будет весны.

Я поднимусь, я уже не боюсь высоты.

Я не хочу, чтобы ты

Я не хочу, чтобы я…

Часами, словами-весами грузили себя.
— Вот они, твои люди: пацаны зарезали друга из-за велика. Вот еще неплохо: студентка сына новорожденного в мусоропровод спустила. О, а это как тебе? Отец дочь годами насиловал, а мать знала – и молчала. Ты лучше расскажи, как можно собственного сына в «дурку» сдать?

— Рот закрой.

— Что ж ты про это не пишешь? Ты же это прочувствовал.

— Я... Я просто много пил. Раньше. Паша родился с сильными нарушениями. Я... Жена сразу отказалась и ушла. Я... Я забрал его домой. Я... Думал, что справлюсь. Я тогда первую книгу заканчивал. Он, видимо... Ему больно было. Он все время кричал. А я не могу, чтобы рядом кто-то находился, когда я... Все эти таблетки, эти лекарства, уже ничего не помогало. Я его люблю, но просто мне... Мне стыдно. А в интернате... Там уход, там врачи. Ему там лучше. Я просто решил, что ему там лучше будет.

— Так тебе лучше. Никого ты не любишь, писатель. Все такие.
— Мы прежде не говорили о будущем. О твоем и о моем.

— Мм, о твоем и о моем? Ну а я бы сказала, о нашем будущем. Видно, зря надеялась. Вообразила черт знает что... Что мы с тобой вместе навсегда. Идиотка...
Необходимо сначала пожить, получить от жизни удовольствие, а уже потом все испортить серьезными отношениями.

You need to have a life. Have fun. *Then* ruin it by having a serious relationship.
— Скажи, что я птица.

— Ты птица.

— А теперь скажи, что ты птица.

— Если ты птица, то и я птица.
Но ведь это же какой-то у тебя дефект – быть таким холодным, совсем не жалеть живых людей. По-моему, у нас у всех жизнь и так короткая, по-моему, люди и так

беззащитны, смертны, под этими костюмами бьются живые сердца, все так недолговечны…
— Почему ты не отвечала на мои звонки?

— Потому что знала, что это ты.
Ну, переспали и переспали, с кем не бывает!? Тем более с бывшими не считается.
— Что тебе надо?

— Мне нужна ты, я люблю тебя.

— Ага, скажи мне это утром в понедельник.

— Я зайду к тебе.

— Поверю, когда ты и в самом деле зайдёшь.
Милая Оля…

Вот уже не первый день я сочиняю тебе письмо, которое никогда не напишу…почему не напишу? у тебя наверно тоже не без облачная жизнь и нечего мне быть в ней 3,4,5,10 лишним…один мой товарищ который рано умер и знал что умрет говорил: жизнь-это сужение. В начале это очень широкая воронка, которая захватывает всё что не попадя… потом она становится все уже и остается только самое нужное, потом самое важное, а потом единственное. Вот к этому единственному я и пришел…но не пугайся помирать не собираюсь…. наоборот …я может только и начинаю жить, на другом витке жизни, где все измерения крупнее и где постигаешь смысл в вещах которым раньше смысла не предавал. Вот такая это тихая и упоительная радость разговаривать с тобой в мыслях. Ты спрашивала с привидениями ли дом? Да. только не с привидениями, а с привидением… одним… дом оказался не волшебным замком и требует приложения рук…прилагаю, как умею, но насколько я умею ты приблизительно представляешь …ничего, учусь.
Мне Россия очень понравилась, особенно люди. Они у вас открытые, душевные и немножко ку-ку — как раз в моем стиле!
— Я тут познакомилась с одним, он работает в банке. Правда, полноват. Я ему сразу сказала, что у меня серьезные намерения. Он знал! Пригласил меня к себе домой. Познакомил с мамой. Потом повел к себе в

комнату. А у него простыни на кровати все мятые, несвежие. Я ему говорю, поменяйте хоть простыни! Он поменял. Я ему говорю, хоть покорми меня. Принес из кухни какие-то макароны, я с отвращением съела, чтобы не пропадало.

— И что?

— Вот уже неделю не звонит. Обидно. Зачем же я спала с ним?
Мужчину не удерживают силой, и пробуждать в нем угрызения совести ради того, чтобы заставить его любить тебя, — скорее мелочность, чем ловкость.
Не менее важно найти себе хорошего парня и не связываться с кем попало. А именно: с алкоголиками, трудоголиками, с теми, кто боится серьезных отношений, страдает эротоманией или манией величия и с моральными уродами. И, наконец, главное — не мечтать о человеке, обладающим всеми этими достоинствами.
Она тогда сказала: «Всем, чего я достигла в жизни, я обязана моему учителю, другу и мужу».

Он добавил: «Бог подарил мне её и воздух, чтобы дышать».
— Но когда придешь за мной бери только меня. Когда обнимаешь меня, думай только обо мне. Понимаешь, о чем я?

— Вполне.

— И еще... Можешь делать со мной все, что хочешь, только не делай больно...
Я больше тебя не люблю, и это, как ни странно, делает меня идеальной для этого брака, если не считать того, что этот брак мне уже не нужен.
Трюк в том, чтобы уметь вновь и вновь заново открывать друг друга, наблюдать за происходящими изменениями, видеть какими мы становимся. Другими словами, не ждать, что все останется неизменным, а быть готовым к тому, что в любой момент любимый человек может нас удивить.
Есть термин, применяемый к воспоминаниям о ранних потрясениях, — «обиженный ребенок». Багаж обид с детства тянется за нами всю жизнь, не давая времени осмыслить происходящее. Это доставляет нам больше всего неприятностей в любовных отношениях.
— Просто я хотел сказать... Мне не очень нравится, как у нас с тобой все до этого складывалось. И я подумал, может быть, попробуем начать все с нуля?

— Позволь уточнить, с нуля — это когда мы только познакомились или когда ты неожиданно превратился в козла?
Я тебя умоляю, папа… Ну какая в наше время любовь? Страсть, отношения, но любовь… Не верю. Как только человек умирает, ему тут же находят замену в лице пышногрудой блондинки с экзотическим именем
Из-за своей ранимости, женщина стремится обезоружить всех.
Надо давать любимым всё, что они уже обнаружили.
Мало того, что ты бревно бревном в постели, но ещё и в кино не разбираешься.
Казалось бы — живи да радуйся, еще кто-то из классиков сказал, что любовь облагораживает человека... То ли человек я не правильный, то ли вообще к людям меня относить не следует, но меня любовь не возвышает и не облагораживает, наоборот — я чувствую себя никчемной, низкой и жалкой.
Каждый деньпытка, без твоей улыбки

Моё сердце тобою на куски разбито

Обведено мелом, белым полотенцем накрыто

То, что было, не забыть мне.

Встретится тебе однажды тот, кого сноваТы не бросишь в пропасть, как того, другого

И стоя под венцом в этот день великий

Не грусти, когда поймёшь свои ошибки...
— Я рассказывал когда-нибудь, когда я понял, что хочу жениться на тебе?

— Когда впервые увидел меня на подиуме?

— Нет, тогда я понял, что хочу спать с тобой. В общем, я понял, что хочу жениться на тебе, когда мы пошли в тот ресторан на Третей улице. Ты была в белом льняном платье и заказала огромную тарелку ребрышек. И ты съела их с таким удовольствием! Все твои руки были в соусе, мясо было у тебя в зубах, волосы в жире. Когда ты закончила, я отметил, какая ты замарашка. И ты достала свое зеркальце, посмотрела на себя и так счастливо громко рассмеялась. Твой смех заполнил комнату. Я подумал: «Вот этот смех я хочу слышать до конца своей жизни». Потому-то я и предложил тебе руку и сердце, и твоя внешность ни при чем.

— А знаешь, когда я решила, что хочу остаться с тобой навсегда?

— Нет, когда?

— Две секунды назад.
— Думаю, нам не нужно больше встречаться.

— Почему?

— Потому что ты не дышишь, потому что в тебе нет электрических импульсов, потому что твои друзья просто жаждут разодрать мне горло, потому что вампиры убили этого проповедника из церкви Св. Сына, а вместе с ним его жену и ребёнка. А ты смотришь мне в глаза и говоришь, что они это не делали!

— Люди убивали миллионами в бессмысленных войнах, я же не обвиняю тебя в этом!
А потом взял мою руку и поцеловал ладошку... Никто никогда не целовал мне ладони, оказывается, это так приятно... Да, на то они и нужны, настоящие друзья, чтобы поцеловать тебя туда, куда никто кроме них никогда и не додумался бы...
Я уверена, что в будущем ты станешь очень успешным программистом, но тебе всегда будет казаться, что ты не нравишься девушкам потому, что ты — компьютерный маньяк. Я должна тебя разочаровать, Марк, это совсем не так. Это потому, что ты полный придурок.
— Всё, что нужно — базовые понятия об эволюционной психологии женщин, применяемые неукоснительно и смело. Надо знать, на какие кнопки нажимать.

— Как будто мы тостеры.

— Можно подумать, у мужчин нет своих кнопок.

— Мужчины — это тостеры. Женщины... скорее, аккордеоны.