Цитаты про ощущения

Быть может, наступит время, когда мы станем ходить в Театр Погоды, чтобы вспомнить, как ощущается дождь.
Это огромная разница — слышать звук или чувствовать его. Я чувствовал океан, облака, людей, музыку. В сердце была невыносимо приятная боль, которая усиливалась от любимой мелодии или просто улыбки. Я не мог ни о чем думать. Мне казалось, что я вижу мир в первый раз.
В любви мужчинам нужны формы и краски; мужчины требуют образов.

А женщины — только ощущений. Они любят лучше, чем мы: они слепы.
Тесс, у меня такое ощущение, словно самое главное в твоей жизни происходит без меня. И это очень больно.
«Повторение ощущения не есть опыт». То обстоятельство, что кто-то слушает некие истины вновь и вновь, и вновь, не обязательно свидетельствует о том, что он получает опыт, в смысле реализации этих истин. Реализация означает, что услышанное находит осязаемое выражение в действии.
Там, за окном, обнаружена дивная летняя ночь. Сие немудреное природное явление оказывает странное воздействие на неокрепший мой организм. Во мне просыпается не то поэт, не то какой-то мертворожденный бог, тоскующий о собственном несбывшемся могуществе...
По-настоящему можно чувствовать себя счастливым, только получив какое-то подтверждение, и если не взглядом, не прикосновением, то если не присутствием, то хотя бы отсутствием.
Странное ощущение, когда в реальности что-то происходит так, как ты себе это представлял.
Иногда заходишь туда, где никогда не был, но чувствуешь, что ты находишься именно там, где должен быть.
Солнце – оно вроде вина. Ты замечала, как легко становится на душе, когда после целой недели пасмурной погоды выглянет солнышко? Оно тогда действует особенно. Чувствуешь себя так, словно сделал глоток виски, — по всему телу тепло разливается. Или когда наплаваешься…ты замечала, как чудесно, выйдя из воды, полежать на солнышке? А всё потому, что выпиваешь рюмочку солнечного коктейля. Но представь себе, что ты провалялась на песке часа два, — ты уже не будешь чувствовать себя так хорошо. Движения станут вялыми, и одеваться будешь еле-еле, и домой доберёшься с трудом, словно из тебя ушла вся жизнь. Почему? А это вроде похмелья. Ты опилась солнцем, как виски, и приходится расплачиваться. А потому лучше жить в таком климате, где бывают туманы.
От этой мелодии мне становится легче, как будто эту музыку сочинили специально для меня.
— Если бы это был шедевр. Но нет. Привлекательная мелодия, почти банальная, но заставляет тебя остановиться, посмотреть вокруг... прочувствовать момент. Ты смотришь на жизнь так, как должен делать это всегда. Радостно. Понимаешь? Даже прохожие улыбаются мне, как будто понимают мою радость, видят мир моими глазами благодаря музыке.

— Они улыбаются в ответ вам.

— Я не улыбался им. То есть улыбался, думая о своих чувствах, ощущениях, которые музыка привнесла в мою жизнь.
И никогда раньше не ощущал я такого глубокого чувства отчужденности от самого себя и полного присутствия в мире.
Наша вчерашняя встреча была для меня квантовым переходом. Мне удалось увидеть тебя так, как будто ты существуешь только для меня, как будто тебя придумали специально для меня, как будто итальянский ресторан открыли специально для нас с тобой, как будто наш столик специально устроили так, чтобы наши колени соприкасались, как будто этот жёлтый куст женьшеня посадили исключительно для нас, двадцать лет назад, мудро прозревая тот вечер, когда мы через двадцать лет будем стоять за ним, обнявшись, и целоваться.
I feel like I'm standing in the middle of a crowded room, screaming at the top of my lungs, and no one even looks up.

Ощущение, будто я стою посреди переполненной народом комнаты, кричу во весь голос, а никто не слышит.
... он никогда еще до сей минуты не испытывал подобного странного ощущения. И что всего мучительнее — это было более ощущение, чем сознание, чем понятие; непосредственное ощущение, мучительнейшее ощущение из всех до сих пор жизнию пережитых им ощущений.
И в это совершенно особое, самое удивительное мгновение моей жизни я вдруг забыл, кто я такой. Я находился далеко от дома, в дешевом гостиничном номере, каких никогда не видывал, был возбужден и утомлен путешествием, слышал шипение пара снаружи, скрип старого дерева гостиницы, шаги наверху и прочие печальные звуки, я смотрел на высокий потрескавшийся потолок и в течение нескольких необыкновенных секунд никак не мог вспомнить, кто я такой. Я не был напуган. Просто я был кем-то другим, неким незнакомцем, и вся моя жизнь была жизнью неприкаянной, жизнью призрака. Я проехал пол-Америки, добрался до пограничной линии, отделявшей Восток моей юности от Запада моего будущего, и потому-то, быть может, и произошло такое именно там и именно тогда, в тот странный багровый предвечерний час.
Лучшие моменты в чтении — это когда ты находишь мысль, чувство, взгляд на вещи, которые кажутся тебе особенными, близкими. И вот они, высказанные кем-то другим, тем, кого ты никогда не встречал, быть может давно умершим. Как будто чья-то рука протянулась и коснулась твоей.

The best moments in reading are when you come across something — a thought, a feeling, a way of looking at things — that you'd thought special, particular to you. And here it is, set down by someone else, a person you've never met, maybe even someone long dead. And it's as if a hand has come out, and taken yours.
Я знал, что она не обернётся и не посмотрит мне вслед, но, шагая по комнате, чувствовал себя так, словно за мной забыли опустить занавес и тысячи глаз смотрят мне в спину, а аплодисментов нет.
Мужчина даже самой мирной профессии, раз взяв в руки оружие, уже никогда не забудет этого ощущуения. И будет стремиться испытывать его вновь.
Я в ответе за то, как я заставляю зрителей себя чувствовать, и мне хочется, чтобы они чувствовали себя неуютно.
Психологический анализ утратил для меня всякий интерес с того дня, как я подметил, что человек испытывает то, что он воображает, будто испытывает. Отсюда недалеко от мысли, что он воображает, будто испытывает то, что испытывает.
Важно то, что мы живы. Здесь. Сейчас. Смотрим в небо, открыв глаза. Чувствуем лёгкий страх перед грядущим и склоняемся к тёплому плечу рядом с собой. И мы можем идти вперёд. Радоваться и грустить. Знакомиться с одними и прощаться с другими. Обещать, забывать, вспоминать... и отчаянно любить. Пусть проходят дни и ночи... Дни, когда сердце распирает от чувств, и ночи, когда не можешь удержаться от слёз... Вот, что время оставило нам...
Когда нечего терять — ничего не боишься, такое приятное ощущение, как после бани.
Атмосфера тревоги растеклась по улицам, заползла в дома, а следом за ней, на мягких лапах, следовал пока ещё невидимый, но уже ощущаемый страх. Кроме этих двух вечных спутников был ещё кое-кто. Но столь призрачный, что я не готов был поручиться, что слышал шорох плаща и видел блеск луны на лезвии косы.
Тяжело заставить других понять свои ощущения. Так же как не можешь точно объяснить другим ощущения поверхности, к которой они никогда не прикасались.
Небо такое чистое! А я всё равно ощущаю себя потерянной...
Лучше прожить одну минуту, чувствуя и будучи в сознании, чем жить тысячу лет, не чувствуя и не ощущая.
Когда же Жан-Батист овладел наконец речью, то быстро убедился, что бытовой язык не способен выразить все разнообразие возникавших у него обонятельных впечатлений.
Это очень неприятное ощущение — понимать, что ты совершенно беззащитен перед другим человеком.
— Я хожу по ресторанам с мужчиной, да.

— И как тебе это?

— Будто держу чашку горячего кофе и понимаю, что сейчас чихну. Вот такие ощущения.
В некотором смысле, когда мне было семнадцать, мне уже было пятьдесят. Я всегда был старым.
— «Поцелуй меня!» Да кто так говорит вообще?

— Это был просто поцелуй. Я хотел быть романтичным.

— Какого хрена? Ты мне лицо сплющил! Да, романтично так!
Научно установленный факт, что ощущение потери некоторой суммы в два раза сильнее радости её же приобретения. Поэтому мы генетически склонны уклоняться от рисков сильнее, чем того требует анализ и здравый смысл.
So look around

And take it in,

Enjoy this moment while you can

'Cause we may never be, never be here again

Every sound

Every sight

Remember how this feels tonight

'Cause we may never be, never be here again

Оглянись вокруг

И ухвати все,

Насладись моментом, пока можешь.

Ведь, возможно, мы никогда не окажемся здесь вновь.

Каждый звук,

Каждый взгляд -

Запомни это ощущение,

Потому что мы можем больше не оказаться здесь снова.
Выйдите из головы и войдите в сердце. Меньше думайте и больше чувствуйте. Не привязывайтесь к мыслям, погрузитесь в ощущения… Тогда оживет и ваше сердце.
Знаешь, Джина, я верю в судьбу. Я представляю Вселенную как огромную книгу, в которой каждая глава принадлежит определенному человеку. В ней расписано каждое наше действие, описаны люди, с которыми мы должны встретиться. Я это веду к тому, что если мы расстаемся с некоторыми людьми, значит, так предначертано судьбой. Значит, за нас уже все решили, а мы лишь следуем тому, что написано в «книге». Не надо отчаиваться, жалеть, упрекать себя в чем-то, просто нужно идти дальше, встречать новых людей, совершать новые действия, испытывать новые ощущения.
Я показал ему свои игрушки. И в том числе — удавку. С её помощью можно себя придушить, но не до конца. Потрясающие ощущения...
Реклама основывается на идее счастья. А что такое счастье? Это запах нового автомобиля, это свобода — свобода от страха. Это рекламный щит у дороги, уверяющий Вас, что всё, что Вы делаете — это хорошо. И что с Вами всё хорошо.
Я ощутил, как меня захлестывают какие-то противные ощущения вроде тех, что бывают на начальной стадии гриппа. Неужели это эмоции, подмывающие беззащитные берега Декстера, как огромные приливные волны с токсичными отходами? Если так, то неудивительно, что люди такие жалкие существа. Это ужасный опыт.