Цитаты про мужчин и женщиин

Быть женщиной очень выгодно. Когда угодно — ты слабая. Когда понадобится — сильная.

Пользуйся гонором и мышечной силой мужчин, ими легко манипулировать. Миром вообще должны управлять женщины. Бо́льшую часть своей истории человечество просуществовало при матриархате, и все было отлично. Проблемы начались, когда общество возглавили мужчины.
С мужчинами иметь дело легко, особенно с сильными. Будь с ними слабой, во всем спрашивай совета и проси рассказывать о былых подвигах.
Все-таки мужчины поразительные существа. Им кажется, что если сто лет назад в миг слабости ты ему что-то позволила, это имеет какое-то значение.
Эта женщина словно бирманская кошка,  — писал он,  — накормив, приютив и приласкав её, ты думаешь, что она будет помнить своего хозяина. На самом деле — всё наоборот. Глубину её вероломства трудно предсказать. Афифа забрала бы у меня всё, что я имею, если бы смогла уйти с этим.
Как это скучно! Мужчины не довольствуются тем, что мы им отдаёмся, и даже тем, что мы их любим. Каждому из них надобно, чтобы мы отдавались только одному ему и любили его так, как ему того хочется. <...> Все твердят: я хочу тебя всю, но ни один не подумает, достаточно ли глубока и широка для того его душа!
Развёрнутая на Западе кампания против приставаний мужчин к женщинам, очевидно, только начало. Следующим этапом будет требование женщин поменяться ролями — «теперь приставать будем мы!». Должен же кто-то проявлять инициативу, секс, кажется, никто не отменял. Лучше уж так, чем никак.
А чем заняты мужчины? Одни поспешили в услужение к новым госпожам и делают заявления типа «считайте меня феминистом». Другие кряхтят и выжидают. Третьи выпивают и закусывают так же беспечно, как выпивали и закусывали в прошлую Эру Рыб. И лишь немногие избранные (или отверженные) знают, что упадок всегда предшествует подъёму. Они не смотрят вслед падающему. Они пытаются понять, что на подъёме. И заняты настоящим мужским делом — изобретают и конструируют новую реальность, пока их спутницы управляют устаревшей. Женщинам они передали то, что сочли бесполезным — руль выработавшей ресурс, сломанной политической машины, которая уже не едет и не везёт. Никто не хочет брать власть без понимания, что в ней пошло не так. Никто, кроме женщин. И вот джентльмены великодушно уступают подругам брексит, миграционный кризис, застрявшие социальные лифты, надувную экономику, пузырящиеся рынки, замерший медианный доход, непролазную многополярность, безлимитную милитаризацию... Женщины поднялись на командные высоты оползающей политической конструкции. Мужчины спустились уровнем ниже и копошатся там. За фасадами матриархата, в его тылах и подпольях они заняты перегруппировкой сил и переоценкой ценностей. <...> В общем, завтра всё будет опять man-made, сделано человеком, дословно — мужчиной. А значит, не столько хорошо, сколько нескучно. В каждой семье порой бывает, что какое-либо житейское затруднение ставит мужа в тупик. Поспорив с женой, с детьми, наконец, с самим собой и ничего не добившись, он в замешательстве уходит в другую комнату. В семье наступает временный матриархат. Муж, в одиночестве выкурив сигарету и сделав для разрядки тридцать отжиманий, выходит, как ни в чем не бывало, к ужину. Классический порядок восстанавливается. И жизнь продолжается. Но что-то в ней меняется навсегда. То же происходит и в планетарном масштабе. Человечество в затруднении. Матери на хозяйстве. Но отцы вернутся с новым миром, с новыми игрушками для всех.
Богоспасаемое отечество наше пока что затронуто феминизмом совсем незначительно. Мы опять то ли отстаём от всех, то ли, наоборот, всех опережаем. Эта неопределённость подсказывает нам единственно возможную стратегию поведения на случай восстания женщин. Стратегию Кунктатора и Барклая — медлить и уклоняться. Не принимать навязываемый бой. И ещё — любить.
Беда с мужчинами в чем? Разговаривать хочется с умными, а обниматься с эротичными, однако эротичный мужчина, как правило, не умен, а умный — неэротичен.
Прочнее всего союзы, в которых один партнёр — цветок, а второй — горшок. Пока почва в горшке питательна и достаточно увлажнена, цветок будет делать то, что ему предписано — цвести, а горшок этим любоваться. Обоим польза.
Ната глубоко вздохнула, трансформировалась в пантеру и, сверкнув глазами напоследок, погрузилась в туман со словами:  — Мальчишки обычно прикрывают показной галантностью свою трусость и пропускают вперёд девушек. Зато вся слава наша!

— Истинный паладин не ведает страха!  — едва ли не взревел Алард и рванул вслед за Натой...
— Я почти уже жалею её.

— За что? У меня нет претензий, ясно? Но если она хочет посадить меня на белого коня, это её выбор. Мы все здесь взрослые люди.
Пусть никто от женщины не берет

ни тепла, ни хлеба, ни даже — любви.

Думаешь — свободен, а счет растет,

и тебя когда-нибудь удивит.

Вот она рыдает, кругом неправа,

вот и ты стоишь, дурак дураком...

Вся твоя свободаслова, слова,

плачущая женщина, остывший дом.
Когда мужик очень старается понравиться женщинам, он перестаёт быть мужиком. Он становится угодником. Мужик должен быть мужиком сам по себе.
Если мне понравилась женщина, то я ничего не придумываю, а просто подхожу и искренне говорю: «Знаете, а вы мне нравитесь!» И всё. Как правило, мне верят.
— Лёшь, я, понимаешь, с девушкой хочу познакомиться, но не знаю, как сделать это лучше.

— Лучше подойти спереди, где лицо. Желательно подойти с цветами.

— А если цветов нет под рукой?

— Тогда с пряниками и гармонью.

— Как?

— Улыбнись просто пошире...
Мимо стольких меня пронесло,

От таких оттащило теченьем...

То, что было тогда огорченьем,

Нынче видится так: повезло.

Я когда-то кусал локоток,

Представляя красоты и стати,

До которых добраться не смог -

Сорвалось, не дошло до кровати,

А теперь небесам воздаю

За оставленных мною в девицах,

Ибо зная житуху свою,

Мне такой не пристало делиться:

Бестолковый я был ухажер,

Негодящ на семейные нужды -

То, блин, обыски, то недожор,

То бездомье, то выгон со службы.

Понимаю и все признаю.

Но, к подкорке своей непричастен,

В сновиденьях непруху свою

Бессознательно делаю счастьем:

Снятся радостные рандеву,

После секса беседы о светлом -

Всё, чего я не смог наяву,

Но сейчас не жалею об этом,

Ибо сам себя сделал собой

В этих срывах, проскачках, обломах…

Я в одном оказался не промах -

Для движенья использовать боль.
Что именно каждая женщина находит в том или ином мужчине? Ответ на этот вопрос лежал за пределами среднего человеческого интеллекта. Но очень часто умные во всех прочих отношениях женщины оказывались законченными идиотками в том, что касалось мужчин.
— И у тебя кто-то есть. Лора Импайетт. Ты встречаешься с ней по средам. Я знаю таких женщин — она коллекционирует мужчин и теперь охотится за тобой.

— Не будь занудой и не бросайся, как кошка, на других женщин. А то я начинаю думать, что ваш пол в самом деле отстает в развитии.

— Я вовсе не бросаюсь, как кошка, и говорю не вообще, а про конкретного человека!

— Это не довод, и криком ничего не добьешься.

— Ты специально выводишь меня из себя, чтобы потом унизить.

— Не моя вина, если у тебя интуитивное мышление, а не логическое. Женщины, говорят, гордятся этим.
Ты хочешь видеть женщину во мне,

Спокойную изысканную даму.

Каблук и веер, сумка на ремне...

А я люблю мгновения, когда мы

Дурачимся, болтаем чепуху...

Ты хочешь видеть женщину во мне,

Чтоб я рабой была послушной самой,

А мне бы петь в распахнутом окне...

Уютную, заботливую маму

Попробуй поискать в других местах.
— А вот не надо было давать женщине обещаний, если исполнить их не в состоянии! — фыркнула Ольга. <...>

Тарасик просто побледнел от негодования — как всякий неопытный представитель мужского пола, она на «раз-два» повёлся на древние как мир женские приёмы курощения, низведения и «виноватенья» мужчин.
Есть такой тип женщин, которых мужчины обходят по дуге, несмотря на всю их красоту и привлекательность. Эдакие крайне редкие, штучные даже «тургеневские барышни из стали» — несгибаемые максималистки, живущие наотмашь и спрашивающие со своих мужчин по высшей ставке — ежедневно и пожизненно. Выглядят они королевами в любом наряде <...>, но мужики этот грядущий спрос чуют каким-то верхним чутьём, отчего обычно сразу и прижимают ушки.
Дай Бог вам дамы всё понять,

Что нету дружбы между нами.

Хотим любить и обнимать,

И с вами спать всегда ночами.
Был полдень, пряный и застойный.

На ветку спрыгнул пересмешник.Тень поскользнулась и невольно

Лист уронила на валежник.

Внезапно вздрогнула осина,

Очнулся резко вихрь мятежный.

И загляделся вдаль мужчина.

И женщина вздохнула нежно.
— Трудно, наверное, быть мужчиной, — тихо сказала она. — Женщина-то знает, что она — часть мира. Мы полны жизни. Женщина — и цветок, и плод. Мы движемся сквозь время, как часть наших детей. А мужчина…

Она повернула голову и взглянула на меня снизу вверх, нежно и жалостливо.

— Вы — бесплодная ветвь. И вы знаете, что, когда вы умрете, ничего важного после вас не останется.

Пенте любовно погладила меня по груди.

— Наверно, потому-то в вас так много гнева. Может, его в вас и не больше, чем в женщинах. Может быть, он просто ищет выход. Может быть, он стремится оставить по себе след. Он ломится в мир. Толкает вас на необдуманные поступки. Заставляет ссориться. Злиться. Вы рисуете, строите, сражаетесь, сочиняете истории, которые больше истины

Она удовлетворенно вздохнула и опустила голову мне на плечо, удобно устроившись на сгибе моей руки.

— Мне неприятно тебе это говорить. Ты хороший мужчина и к тому же красивый. Но все равно всего лишь мужчина. Тебе нечего дать миру, кроме своего гнева.
Женщина была значима лишь до тех пор, пока притворялась стыдливой и сдержанной. Какую оплошность она допускает, когда перестает играть эту роль! Грош ей цена теперь, когда она уподобилась нам. Вот так исчезает одна из последних иллюзий, делавших сносным наше существование.
Ты — женщина, ты ведьмовский напиток!

Он жжет огнем, едва в уста проник:

Но пьющий пламя подавляет крик

И славословит бешено средь пыток.
Я хочу подарить тебе чудо!

Чтоб оно озарило наш дом!

И любить тебя больше лишь буду,

Чтоб счастливым ты был день за днем.

Ты — единственный мой и любимый!

Самый лучший на свете ты!

Я твоя каждой клеточкой, милый,

И в душе моей только цветы!
Я стою на перепутье,

Будто сердце разорвали,

И боюсь проснуться иль уснуть я,

Чтоб глаза тебя не потеряли.

А себя давно я утеряла,

Не уйти от ласк мне твоих нежных...

Не хочу, чтоб только я узнала,

Будто все это ненужные надежды...
Мой сын Паата в 12 лет так нагрубил маме, что довел её до слез. Бабушка и сестра пытались с ним поговорить, но в такие моменты вмешиваться нельзя. Даже объяснения отца ни к чему не приведут. Я ничего не сказал. Прошла неделя, Паата уже забыл о случившемся. И я подошел к нему и пригласил прогуляться для «мужского разговора». Такого, о котором мама не должна была ничего знать. Мы шли молча, а потом я обратился к сыну. «Хочу, чтобы ты дал мне совет. Однажды я влюбился в одну женщину. И я пообещал ей, что если она выйдет за меня замуж, то я никогда не дам её в обиду. Как ты считаешь, это правильно?». «Конечно, правильно»,  —  ответил он. «А ты когда влюбишься, дашь своей будущей жене такое же обещание?». «Конечно, дам!»  —  ответил Паата. И тогда я ему сказал: «Теперь помоги мне, пожалуйста. Я не знаю как быть со своим сыном, который обидел мою любимую женщину. Подскажи, что мне делать. Ведь я дал ей обещание». Это и есть шоковая терапия. Он долго, долго молчит. Но то, что в этот момент кипит внутри него  —  именно это и творит человека. «Накажи меня»,  — наконец говорит он. «Зачем? Я не для этого тебя позвал. Нас двое, и мы должны защищать наших женщин. Поможешь мне в этом?». «Помогу»,  —  отвечает Паата. Я жму ему руку и говорю: «Пойдем домой. И давай об этом никто не узнает: ни мама, ни бабушка. Это будет наш, мужской разговор».
Женщина, <...> в минуты величайшего горя редко способна оставаться одна. Она, сама того не сознавая, тянется к человеку, оказавшему ей внимание, чтобы хоть немного притушить раздирающее её горе от потери любимого. И мужчине, честному джентльмену, следует быть крайне осторожным в своих словах и поступках. Не раз я видел, как утешающий женщину мужчина попадал в безвыходное положение. Она обрушивалась на него всей тяжестью своего страдания и привязывалась так крепко, что приходилось либо жениться, либо бежать, причинив ей новое страдание.
Выслушай меня! Друзья — на то и друзья, что иногда говорят правду в глаза. Должно быть, очень трудно вечно находится на твоём пьедестале. Чуть пошатнулся, и ты безжалостно толкаешь человека вниз. С чего ты решитл, что получил право считаться самим совершенством?

— Ты все не так понял, дружище. Я просто хотел, чтобы моя жена была лучше меня. Думаю, мужчины и женщины — разные существа. Нам нужно, чтобы они показывали нам пример.

— Ты слишком старомоден. В каком веке ты живёшь? Считаешь, что ты живёшь по одним законам, а другие — по другим? Слабости и ошибки присущи обоим полам. Мы ожидаем, что девушки обязаны решительно скрестить ноги, а сами только и думаем о том, чтобы они их раздвинули, мы просто мечтаем залесть им под юбки. Но это же несправедливо! Двуличный вздор!
Как говорилось в одном итальянском фильме: ... настоящий мужчина всегда должен пытаться, а настоящая девушка — сопротивляться. Это значит — власть стремится снизить количество критики в свой адрес, а СМИ всегда привлекают внимание к ошибкам властей. В этом — основа общества, и Россия в этом плане мало отличается от других стран.
Да, в жизни любой пары бывают «аварии», но, когда спускает колесо, вы же не выбрасываете на свалку машину.
Бывает, что женщина встречает жалкую развалину и решает сделать из нее здорового мужчину. Иногда это удается. Бывает, что женщина встречает здорового мужчину и решает сделать из него жалкую развалину. Это ей удается всегда.
Тебе просто везет на хороших и сильных женщин.

Ну а им, к сожалению, на мужчин не везет совсем.
Не в сифилитическую больницу я сводил бы молодого человека, чтобы отбить у него охоту от женщин, но в душу к себе, посмотреть на тех дьяволов, которые раздирали её!
Если мужчина остроумен, хорош собою и общителен, женщины интересуются не тем, откуда он вышел, а тем, куда он хочет прийти.
Чем больше побед одерживает мужчина, тем заманчивее для женщины победить его.
Все, что происходит в нашей жизни, определяется тем влиянием, которое один пол оказывает на другой. Конечно, мы живем в разгар политического кризиса, упадка и нестабильности, но это не так интересно — наше восприятие подобных обстоятельств основано на умозаключениях и в конечном итоге зависит от объема доступной информации. Основа отношений между мужчинами и женщинами — в наших инстинктах, а не в мышлении.
Чтобы на Земле царили мир и покой, количество мальчиков и девочек должно быть равным.
Одерживать победы мужчинам чаще мешает их неловкость, нежели добродетельность женщин.
Хорошо подобранная пара та, в которой оба супруга одновременно ощущают потребность в скандале.
Когда любишь женщину, не думаешь, что брак изменит ваши отношения. И испытываешь шок, когда отношения меняются. Иногда к лучшему, иногда к худшему — зависит от женщины. И все равно проблемы возникают. Когда женщина выходит замуж, она свыкается со своим новым ответственным положением, но сохраняет умение развлекаться. А мужчина обычно не знает, как уравновесить эти крайности, и поэтому либо из последних сил старается веселиться, либо со смертельной серьезностью старается вести себя по-взрослому. Мужчина обычно не может заниматься и тем и другим одновременно.
Вся та ложь, которой с успехом обмениваются мужчина и женщина в любви, никогда не была бы принята на веру в отношениях между мужчиной и мужчиной или между женщиной и женщиной.