Цитаты про мотивы

Мотивация для того, чтобы совершить поступок, должна быть на порядок выше, чем мотивация для того, чтобы ничего не делать.
— Зачем ввязываться в историю без явных личных или сексуальных мотивов?

— Лишить человека жизни — чем не мотив для преступления?
Всегда сохраняется возможность, что на справедливый и добрый поступок оказал влияние какой-нибудь эгоистический мотив.
— Почему Вы считаете, что у меня есть скрытый мотив?

— По той же причине, по какой считаю, что шлюхи-наркоманки трахаются за наркотики.
— Знаете, зачем я пришел?

Прокурор молчал, полагая, что следователь может зайти и ни за чем.

— Я пришел сообщить, что всё в мире мотивировано, кроме одного.

— Что же это такое?

— Любовь. Она безмотивна.
— Вот вы... серийниками занимаетесь. Может, скажите мне, зачем они это делают?

— Ну, мотивы разные бывают.

— Два мотива всего: власть и похоть. Остальные сводятся к этим двум.
«Случайный выбор жертв», «Отсутствие очевидных мотивов» — эти газетные клише полицейские детективы, расследующие убийства, повторяли не иначе, как матерясь.
— А ты что, никогда раньше не сталкивался с маньяками?

— Сегодня — впервые.

— Когда-то надо начинать...

<...>

— Я про мотив. Деньги, ревность, месть, всё равно что! Обычно, когда проявляется мотив, сразу появляются версии. Но с маньяком всё не так. Вот попробуй, определи, зачем маньяку чья-то смерть?

— Так что, получается, у маньяка мотивов никогда не бывает?

— Нет, мотив-то есть, но обычно, он настолько дикий, что большинство следователей просто не в состоянии его выявить.
Я не смогу избить вас до смерти, если вы умрете тут.
Благие побуждения, сдаётся мне, чаще всего идут довеском к какому-нибудь иному мотиву.
Было бы здорово, если бы кто-то ответил мне, зачем я все это сделал. Что послужило для этого поводом; потому что у меня подходящего ответа нет.
Мы во многом на них похожи: неразборчивые убийцы, движимые мотивами менее ясными и едва понятными, мы также яростно боремся за территорию. Единственное различие между нами и Антропофагами заключается в том, что им ещё недостаёт опыта в притворстве и фальши, лицемерии и лжи. Они ещё не обрели умения забивать и кромсать себе подобных, мотивируя это благими намерениями и благословением свыше.
Обстоятельства или мотивы господствуют над человеком лишь в той мере, в какой он сам позволяет им это.
Я давно не пытаюсь разгадать, что движет другими людьми. Мотивы могут оказаться какие угодно.
Лица, которые попытаются найти в этом повествовании мотив, будут отданы под суд; лица, которые попытаются найти в нем мораль, будут сосланы; лица, которые попытаются найти в нем сюжет, будут расстреляны.
— Почему? Почему вы убили мою мать?

— Почему? Ты это слышал? Кажется, ей нужен мотив. Я не особо верю в мотивы, Сид. Разве у Нормана Бэйтса был мотив? Нет. А разве нам объяснили, почему Ганнибалу Лектеру нравилось есть людей? Я так не думаю! Без мотива все гораздо страшнее, Сид.
— Дорогу в эти края

Сокрыла ветошь веков.Причины две, чтобы я

Всем рисковать был готов:

— Одних всегда за собой

Ведут богатства и власть.

— Бывает выбор иной:Отвага, воля и страаааасть!
По опыту Страйк знал: «чайники» всегда ищут, у кого был мотив, а профессионал в первую очередь прикидывает, у кого была удобная возможность.
Никогда не приписывайте своему оппоненту мотивов более низких, чем ваши собственные.
Человек — это единственное существо, мотивированное к жизни ощущением неотступно следующей за ним смерти.
Единственное, от чего я наотрез отказался, как только меня сделали детективом, так это — от поиска мотивов преступления. Как только ты начинаешь всерьез доискиваться, что именно толкнуло какого-то придурка на преступление, ты сам немедленно превращаешься в полнейшего психа.
Если как следует покопаться, то можно обнаружить низкие побуждения, лежащие в основе даже самых похвальных поступков...
Когда человек совершает какой-нибудь неожиданный поступок, таковой обычно приписывают недостойным мотивам.
— Думаю, нам нужно выяснить, не была ли эта попытка убийства преступлением на почве ненависти.

— Это как, в противоположность убийствам на почве большой любви?
У человека всегда бывают два мотива для всякого поступка: один, который красиво выглядит, и второй, подлинный.

(У каждого человека имеются две причины для своих поступков: настоящая и та, которая хорошо звучит.)
В случае столкновения мотивов выбор всегда совершается в сторону сильнейшего мотива.
Осознав, что подступает наивысшая минута, Баудолино отважился на дело, которое – как всегда, из самолучших помыслов – состояло в очередном обмане.
Мы, женщины, крайне редко решаемся на что-нибудь исключительно ради самого дела. Чаще всего за внешним фасадом наших поступков кроется мужчина. Из любви к нему мы совершаем чудеса ловкости, дипломатии, отваги и самоотверженности.
У человека есть одно замечательное свойство: если приходится все начинать сначала, он не отчаивается и не теряет мужества, ибо он знает, что это очень важно, что это стоит усилий.
Как только начинаешь вникать в мотивы поведения людей, так сталкиваешься с бесконечным количеством объяснений.
За мотивами наших поступков, в которых мы признаемся, несомненно, существуют тайные причины, в которых мы не признаемся, а за ними есть еще более тайные, которых мы даже и не знаем. Большинство наших повседневных поступков есть лишь воздействие скрытых, незамечаемых нами мотивов.
... Бывает, что ты не можешь выбирать, что тебе делать, потому что есть только один вариант. Он тебе неприятен, ты этого не хочешь, но у тебя нет выбора. Тогда что остаётся? Выбрать мотивацию, по которой ты это делаешь. Ты никогда не окажешься загнанным в угол, потому что у тебя всегда останется возможность выбора если не самого действия, то мотивов, по которым ты это действие всё-таки совершаешь. И ты всегда свободен выбрать именно тот мотив, который сделает такое неприятное и трудное действие если не лёгким, то по крайней мере приемлемым...