Цитаты про мораль

— Общество не терпит инакомыслящих. Любое отклонение от принятых норм наказуемо.

— А что же по нраву обществу, которому ты преклоняешься? Двойная мораль была создана, чтобы оправдывать преступления. Похоже, тебе она подходит.

— Это жестоко.

— Это откровенно. А что? Откровенность не в моде?
Из всех форм прогресса у меня вызывает отвращение лишь прогресс человеческой морали. Но поскольку на самом деле его не существует, то о прогрессе я стараюсь не говорить вообще.
Моральные нормы расшатываются как молочные зубы. Вначале чуть-чуть, потом немного больше, а затем — чпок! — и зуба нету.
Пока все твои эрогенные зоны прикрыты, можно считать, что ты одет консервативно.
Что за двойные стандарты?! Когда две женщины и один мужчина — это для всех нормально, даже если они едва знают друг друга. А когда женщина пытается быть с двумя мужчинами, которых она любит, все недовольны и шепчутся!
Мораль не бывает чрезмерной, она не всем приятна...
Живя согласно с строгою моралью,

Я никому не сделал в жизни зла.

Жена моя, закрыв лицо вуалью,

Под вечерок к любовнику пошла;

Я в дом к нему с полицией прокрался

И уличил... Он вызвал: я не дрался!

Она слегла в постель и умерла,

Истерзана позором и печалью...

Живя согласно с строгою моралью,

Я никому не сделал в жизни зла.
Приятель в срок мне долга не представил.

Я, намекнув по-дружески ему,

Закону рассудить нас предоставил:Закон приговорил его в тюрьму.

В ней умер он, не заплатив алтына,

Но я не злюсь, хоть злиться есть причина!

Я долг ему простил того ж числа,

Почтив его слезами и печалью...

Живя согласно с строгою моралью,

Я никому не сделал в жизни зла.
Мораль — она, может, и занудная штука, но пока что это лучший способ отличить добро от зла.
Первой должна прийти любовь, а за ней мораль. Обратное мучительно.
For in politics, what can laws do without morals?

Что могут сделать законы в политике без морали?
Нанесём добро, причиним благо... А с чего вы взяли, что вы правы? Ваша мораль досталась вам в наследство от вашей религии.
Мне просто нужно знать, что кто-то там слушает и понимает, и не пытается переспать с человеком, даже если у него есть такая возможность. Мне нужно знать, что такие люди существуют.
Здесь как в армии, действует акулья мораль: пожирай раненых. В закрытом обществе, где виновен каждый, единственное преступление — попасться. В мире воров единственный смертный грехглупость.
Строгая мораль — это всего лишь наше отношение к тем людям, которые не нравятся нам.
На днях вы говорили о том, что по Европе бродит призрак нигилизма. Вы утверждали, что Дарвин превратил бога в атавизм, что мы убили бога точно так же, как сами и создали его когда-то. И что мы уже не мыслим жизни без наших религиозных мифологий. Теперь я знаю, что говорили вы не совсем об этом – поправьте меня, если я ошибаюсь, – но мне кажется, что вы видите свою миссию в демонстрации того, что на основе этого неверия можно создать кодекс поведения человека, новую мораль, новое просвещение, которые придут на смену рожденным из предрассудков и страсти ко всему сверхъестественному.
Я думала, я знаю вас, но… наверное, легче видеть то, что хочешь, чем правду. Вы думаете, что знаете меня, но вы не знаете… И это значит, вы не знаете, на что я способна… Вы видите во мне популярного человека, у которого есть ответы на все вопросы, но это не так… Я не всегда знаю, что делать, но я пытаюсь делать как лучше. Иногда я ошибаюсь, потому что все мы ошибаемся. Обещаю, я попрошу у вас помощи. Одна я не справлюсь… но если вы дадите мне шанс, мы добьемся многого вместе. Обещаю, если вы поверите в меня, мы сможем осуществить все ваши мечты. Джон Кеннеди сказал, что смелость – это изумительное сочетание триумфа и трагедии. Человек делает то, что должен, несмотря на личные предпочтения, несмотря на преграды, опасности и проблемы. На этом и основывается мораль.
Человек морален, когда не из страха перед авторитетами, а вследствие высокой сознательности и солидарности в нем не может даже зародиться желание совершать преступление. После же того, как мысль о преступлении зародилась, совершит его человек или не совершит, он для нас безнравственный человек, ибо, если бы не закон, запрещающий его, он совершил бы преступление. Он не совершает преступление не из сознания, что причинит лишение, горе или смерть ему подобному, а потому что это — грех, потому что преступление наказуемо. Иначе говоря, такой человек причинил бы вред другим, если бы это не угрожало тем же ему самому. Здесь нет нравственности, это — официальная нравственность.
Во всяком, даже самом лучшем человеке возникают вызванные внешними поводами аффекты или обусловленные внутренним настроением нечистые, низменные, злые мысли и желания; но за них он морально не ответственен, и они не могут обременять его совести. Ибо они показывают только, что был бы способен сделать человек вообще, а не тот, что их мыслит.
Мужчина, читающий мораль, обычно лицемер, а женщина, читающая мораль, непременно дурнушка. Меньше всего женщину красит пуританская совесть. И к счастью, большинство женщин это понимает.

(Если о своей высокой нравственности разглагольствует мужчина, значит, он лицемер, если женщина,— значит, она попросту некрасива.)
— Басня! «Абхаз и женское общежитие».

— Не надо.

— Почему? Там такая красивая амораль!
На экране мерзость, обман и кровь;

прокаженные, источающие любовь;

глумливые жабы, оценивающие

небесную необъятность,

сводящие мужскую честь и мораль

в необязательную вероятность.
Я не думаю, что такая вещь, как мораль, на самом деле существует. По-моему, это человеческое изобретение, понадобившееся для того, чтобы легче было управлять народом. Ценности, этика, правовые нормы — все это придумал человек, и все эти штуки, в общем, и сцепляются в некую малопонятную сущность под названием «мораль».
Иногда общепринятые законы морали должны быть ниспровергнуты. Мораль, доведённая до логического предела, может помешать нам достигнуть истинного величия.
На каждом шагу надписи: «Не плевать!», «Не сорить!», «Не шуметь», «Не ехать по левой стороне!». Не видел я только надписи: «Не убивать!» А может, подействовало бы?
Взрослые учат тебя морали, но сами не следуют ей.

Несоответствие законов и действий — хороший урок для детей.
Не следует затевать ссоры с женщиной, в которой пробудились материнские чувства. На её стороне вся мораль мира.
Остерегайтесь морально негодующих людей: им присуще жало трусливой, скрытой даже от них самих злобы.
Мы должны оставить все внушённые нам правила морали и закона, если они вредят высшим целям. Всё нам можно и всё полезно — вот основной закон новой морали.
Удивительно, до чего кровопийцы любят морализировать, подумал Равик. Этот старый мошенник с ленточкой Почетного Легиона упрекает меня в шантаже, тогда как должен бы сам сгореть со стыда. И он еще считает, что прав.
... Я не мог безрассудно принять идею какого бы то ни было бога — существа, которое предписывало бы правила поведения и нормы жизни целого общества. Разве не мораль определяет поступки? А если это так, то можно ли навязать или внушить её принципы?
Любое изменение общества — техническое, социальное или комплексное <...>, никоим образом не меняло индивидуальной морали. Постулировалось всё, что угодно — от презрения к холопам до равенства и братства, от аскетизма до вседозволенности. Но выбор всегда совершался индивидуально.
… Мораль — хитрая штука, она никогда не даёт ответов, наоборот, мешает их найти.
У правителей Европы есть власть, но нет морали. Я должен стать их совестью. Они мои любимые дети, и я должен провести их по пути добродетели.
Богатые люди, у которых отсутствуют убеждения, более опасны в современном обществе, чем бедные женщины, у которых отсутствует мораль.
Истинные ценности отвергнуто и забыто, они больше не существуют. Мода, и та превратилась в диктат ничтожеств. А то, что называлось когда-то честью, сейчас востребовано минимально.
– Я верю, что всегда можно найти обходной маневр, если быть неразборчивой в средствах и хорошо заплатить. Я готова платить.

– И вы заранее уверены, что я готов быть неразборчивым в средствах, если мне заплатят?

– По-моему, так поступает большинство. Не понимаю, почему вы должны быть исключением. Впрочем, все поначалу любят потолковать о своей честности и незыблемых моральных устоях.
Моральные правила не должны мешать инстинктивному счастью.
Люди считают опасными тех, у кого интеллект отличается от них, и аморальными тех, чья мораль не похожа на их мораль. Люди называют скептиками тех, кто не разделяет их иллюзий, даже не удосужившись узнать у скептиков, может быть, у них есть свои собственные, другие иллюзии.