Цитаты про комиксы

Если любить комиксы — это неправильно, я не хочу быть правильным!

If loving comics is wrong, I don't wanna be right!
Радж: Знаете, кто бы был самым смелым персонажем во вселенной Марвел? Тот, кто делает эпиляцию в области бикини женщине-халку!

Говард: Нет, если кто и храбрый, то это мексиканский садовник-нелегал, работающий у Капитана Америки...

Леонард: Но он не храбрее того, кто пользуется уборной после существа.

Шелдон: Как всегда, вы все не правы... Самый храбрый персонаж вселенной Марвел — это врач, который проверяет простату Росомахи.

Говард: Ну тогда уж парень, которому Росомаха проверяет простату.
Манга — это то, что читают, смотрят и чувствуют.
— Они что, спорят из-за комиксов?

— Ну, этого не может быть...

— А может быть, «молот Тора» — это новый оттенок лака для ногтей?
Э: Ну вот же, здесь на молоте написано — «Кто бы не держал этот молот, если будет достоин, будет обладать могуществом Тора».

Б: Кто решает, кто достоин? Молот, что ли, сам решает?!

П: Да!

Э: Нет!

...

Э: Как он может решать, он же молот?!

П: Ты же сказала, что это волшебный молот!

Э: Да, но он не способен принимать решения.

П: Волшебная палочка Гарри Поттера может принимать решения, а молот Тора не может?!

Э: Как с тобой вообще разговаривать, если ты сравниваешь волшебные палочки с молотками!
Это очень опьяняющая роль. Мне кажется, Джокер живет между двумя мирамиреальностью и иллюзиями. Я получаю возможность нарушать правила, менять себя и всех вокруг самым необычным образом.
Наверное, не стоит в это углубляться, но... для Джокера жестокость — это симфония. Он получает настоящее удовольствие от насилия и манипулирования людьми. Это его песни, и он прекрасно знает, какие ноты нужно брать, чтобы людей передергивало.
На Земле есть только один злодей популярнее Джокера. И имя ему — Дьявол.
— Взгляни на эту картинку.

— Ладно.

— Взгляни хорошенько, присмотрись. Потребуется время, чтобы увидеть.

— Увидеть что?

— Супермен и Кларк Кент – это один и тот же человек.

— Ты серьёзно?

— Ага, посмотри, я пририсовал очки Супермену.

— Все знают, что они – один и тот же человек.

— Ну, Лоис Лейн не знала. А ведь она журналист.
— Да что ты все читаешь эти комиксы? Знаешь, мой мальчишка тоже, бывало, читал это дерьмо, но ему было лет десять.

— Не знаю. Думаю, мне просто нравится мечтать. Чтобы были цветные мечты, понимаешь. А этот парень [Человек-паук] — он единственный в мире, он не такой как все. Он другой. Часто случается так, что то, что есть у него, обязательно нужно кому-то; и он кого-то таким образом спасает. Он останавливает убийцу. Он становится героем. И все время, что ты читаешь это, ты можешь представлять, что ты сам — этот супер-герой. Как будто это ты обладаешь такой необычайной силой. Ты никогда не мечтал?

— Ну, мечтал, конечно. Но я мечтал вовсе не о том, чтобы быть похожим на парня, одетого, как жук. Я мечтал о Стелле Стивенс.
— Не пытайся быть кем-то еще. Не старайся поступать хуже, чем ты есть. Тебя ждут большие дела, Питер. Великие. И вместе с ними придет большая ответственность, понимаешь? Великая ответственность.

— Мой отец... если он так много знал... тогда, @#$%?, где он?!

— Ну же, Питер, не веди себя так. Ты выше этого.
— Говорит полиция Сан-Франциско!

— Ого, уже... Да уж, им нужно было остаться в пончиковой...
Комиксы, как сиськи. Они прекрасно выглядят на компьютере, но лучше бы я держал их в руках.
Среди моих товарищей большинство читает только комиксы, но я предпочитаю романы. Они глубже изображают реальный мир, срывая с него внешнюю оболочку и обнажая внутреннюю сущность вещей.
— Основная проблема Бэтмена? Дурной характер. Основная проблема Супермена? Бэтмен и его дурной характер.

( — Самое тяжёлое быть Бэтменом? Вызывающее поведение. Самое тяжёлое быть Суперменом... то, что у Бэтмена вызывающее поведение.)
О, как они пытаются нас догнать! Просто выбиваются из сил, благослови господи их невинные сердца. А мы веселимся, наблюдая за этими попытками, и все больше опережаем их. Они пристально изучают наши комиксы, и знаете что? Тут они заметили, что мы используем много красного цвета в оформлении обложек. И решили, что этом наш секрет успеха, тут же добавив побольше красного на свои обложки. Как только мы увидели это, мы полностью отказались от красного цвета. И не только не потеряли покупателей, а наоборот — приобрели. Это буквально сводило их с ума.
Меня жутко бесило то, что она относилась ко всему как к каким-то сверхспособностям, сродни тем, что были, например, у человека-паука. Но ведь он – герой комикса, выдумка пьяного маэстро, а я – реальная, из плоти и крови!
Манга — вершина японской культуры. Чистое искусство. Конечно, если отследить историю японской манги до ее источника, мы придем к американским комиксам. Но она сама так развивалась, что давно уже превзошла оригинал.
Я любила читать комиксы, когда была ребенком. Это было спасением. Они полны адреналина, это побег — побег от школы, от семьи, от всего.
— Я вот что не понимаю: ты вроде не полная полудура. И как ты можешь это смотреть?

— Ты же смотришь футбол.

— Ой, да ладно, как можно это сравнивать с футболом? <...> Я не критикую то, что происходит на шоу. Я критикую тех, кто это смотрит.

— А у тебя что, нет тайных увлечений? Ты не смотришь видосы, где парни бьются об лёд или ужасы? А может, комиксы?

— Это ты про графические романы?

— Бог ты мой, ты серьёзно? И я дура?

— Графические романы — это новая литература.

— Ага, чистый Стейнбек!
— У Вас ведь есть друзья?
— Ну... Мои комиксы.
— Вы должны найти друзей не нарисованных на бумаге.
— Что?! Из живых людей?