Цитаты про клятвы

И не надо клясться!

Нынче не клянутся...
Клятвы не более чем слова, а слова — не более чем ветер.
— Брук, до того, как я тебя встретил, я считал, что у меня в жизни есть всё для того, чтобы я мог быть счастлив. Мне просто не с чем было сравнивать. Затем в моей жизни появилась ты! И всё изменилось — я понял, на сколько пустой она была до тебя. И моя прежняя жизнь уже не была бы способна сделать меня счастливым, если бы в ней не было бы тебя. Брук, я люблю тебя абсолютно за всё: я люблю тебя за то, что ты ко мне так требовательна, как никто и никогда; я люблю тебя за то, что ты смотришь на меня так, как никто и никогда; я люблю тебя за то, что ты любишь меня, так, как никто и никогда! Я не могу представить свою жизнь без тебя. И если через пару минут ты скажешь мне: «согласна», то мне и не придётся представлять. И, кстати, ты потрясающе выглядишь!

— Джулиан, до того, как я тебя встретила, моя жизнь вращалась лишь вокруг одного — вокруг меня. И мне это по своему нравилось, но потом я встретила тебя и ты сумел разглядеть за всем этим — меня. Ты научил меня доверять, ты научил меня, как открываться людям и каково это по настоящему влюбиться! Невозможно передать словами, как я тебя люблю, поэтому я скажу тебе, за что я тебя люблю: ты видишь этот мир таким, как никто другой и ты ценишь всё и меня в том числе. Таких, как ты на свете больше нет, и если через пару минут ты скажешь мне: «согласен», остаток своей жизни я проведу, стараясь увидеть мир твоими глазами и буду ценить всё, и тебя в том числе — самого необыкновенного, удивительного и безумно красивого мужчину, которого я встречала.
Их так много, этих обетов... язык устанет клясться. Защищать короля. Повиноваться королю. Хранить его тайны. Исполнять его приказания. Отдать за него жизнь. Повиноваться своему отцу, помимо этого. Любить свою сестру. Защищать невинных. Защищать слабых. Уважать богов. Подчиняться законам. Это уж чересчур — что бы ты ни сделал, какой-нибудь обет да нарушишь.
Братья, по-любому... Спасибо вам, я... я вас никогда не забуду. Клянусь, что никогда никого из вас я не оставлю в беде, Клянусь всем, что у меня осталось. Клянусь, что никогда не пожалею о том, в чем сейчас клянусь. И никогда не откажусь от своих слов. Клянусь.
Даже клятвы любящих стоят не дороже клятвы трактирщиков. Обе скрепляют фальшивые счета.
— Что бы для неё сделать...

— Ну есть же стандартные вещи: цветы, шоколад, клятвы которые не исполняют...
И понял я, что клятвы не нарушу,

А захочу нарушить — не смогу,

Что я вовеки не сбрешу, не струшу,

Не сдрейфлю, не совру и не солгу.
— Ты поклялся? Кому же?

— Никому... Я поклялся... Своей душе!
Juravi lingua, mentem injuratam rego.

Я клялся языком, ум мой не клялся.
— Знайте, что когда бы и где бы мы не встретились, я буду любить вас так же, как люблю сейчас!

— Клятва игрока.
Что толку в клятвах? Не они связывают людей. Если вы чувствуете, что вами овладела идея, — это все. А иначе вас ничто не свяжет.
— Вы не рыцарь! Вы нарушили все свои клятвы.

— Клятв так много. Только и делаешь, что клянёшься. Защищай короля, слушайся короля, слушайся отца, защищай невинных, охраняй слабых. А если твой отец презирает короля? А если король убивает невинных? Слишком много обязательств. Что ни делай, какую-нибудь клятву да нарушишь.
Нейтон, существует лишь одно слово которое может спасти нас от тягот и лишений этой жизни — это слово любовь и я верю в нее. Это не означает, что нам будет легко, это значит только с тобой с тобой я могу приобрести силу и уверенность, только ты делаешь меня такой. Я буду любить тебя до конца своих дней...
Я вам всем вообще не верю, сколько бы вы не клялись. Клятвам верят, когда человек, их дающий, уважает себя.
— А я клянусь научиться пилотировать самолет.

— Тоже неплохо, Фиби, осталось только найти человек триста, которые поклялись в этом году погибнуть в авиакатастрофе.
– Только вероломный говорит «прощай», завидев тьму впереди, – проронил Гимли.

– Может быть, – сказал Элронд. – Но пусть не клянется выстоять во тьме тот, кто еще никогда не видел ночи!

– Слово обета может укрепить колеблющегося, – не согласился Гимли.

– Или сломить его, – молвил Элронд.
И как только я сняла с себя свадебное платье, я поняла удивительную вещь. Очень странно, но мы любим сочинять собственные клятвы, а намного важнее собственные правила.
— Клятву? Да чего они стоят, эти клятвы, глупец?

— Для нас с вами, ваша милость, ничего. Для таких же, как они, клятва — это все.
— Поднимите правую руку, левую положите на Библию. Клянетесь ли Вы говорить правду, только правду и ничего кроме правды?

— Вроде того.
Я не хочу клясться Богу, что я сдержу обещание. Но я поклянусь тебе.
– Вы никому не открывали душу? Не любили?

– Любовь – это чушь. Знаешь, сколько раз я слышала любовные клятвы? Тысячу, не меньше. Так почему я всегда была одна?

– Мало только услышать. Надо ещё и ответить.
И та, что сегодня прощается с милым, -

Пусть боль свою в силу она переплавит.

Мы детям клянемся, клянемся могилам,

Что нас покориться никто не заставит.
Восемь тысяч лет мы клялись защищать королевства людей... и восемь тысяч лет нарушали эту клятву, потому что Одичалые — тоже люди.
Этой рукой я развею все твои горести. Чаша твоя да не опустеет, ибо я стану твоим вином. Этой свечой я буду освещать тебе путь во тьме. Надевая тебе на палец это кольцо, я прошу тебя стать моей женой.
Парней друг у друга не отбивать, друг друга не предавать, любить друг друга и быть верными подругами.
Я люблю тебя сильно. Я готов отдать свою жизнь, силу, душу, кровь до последней капли за тебя. Я люблю тебя столь сильно, что клянусь защищать тебя, заботиться о тебе, быть с тобой, принимать тебя, забирать все твои страхи, сомнения и тревоги, делить с тобой твои радости, надежды и мечты. Я люблю тебя так сильно, чтобы поддерживать всегда и во всем, позволять совершать свои шаги и ошибки, но никогда не смогу оставить тебя наедине с последствиями твоих неверных действий. И я клянусь тебе, той, что стала родной и единственной, всю жизнь быть рядом с тобой и не жить без тебя. Я люблю тебя... И это моя клятва тебе, Дэя, клятва, каждое слово которой истинно, и будет исполнено.
Что бы сказал верховный септон относительно святости клятвы, которую дал пьяный, прикованный к стене и с мечом у груди?
Ведь неисполненная клятва далеко не то же самое, что нарушенная...
Она утверждает, что в нашей жизни есть два вида клятв — те, что даются разумом и рассудком, и те, что даются сердцем. Те, что мы сами решаем принести, и те, что приносятся за нас — нашим телом, или душой, или Богом.
— Он нарушил клятву и опозорил своего союзника. Где же тут честь?

— Честь девушки он поставил выше своей.
Всю клятву я, конечно, не помню. Помню только, что начиналась она с благодарности Гениалиссимусу за оказанную мне честь. Как коммунистический гражданин, я должен был соблюдать строжайшую дисциплину на производстве, в быту и общественной жизни, выполнять и перевыполнять производственные задания, бороться за всемерную экономию и всеобщую утилизацию, свято хранить государственную, общественную и профессиональную тайны, тесно сотрудничать с органами государственной безопасности, сообщая им обо всех известных мне антикоммунистических заговорах, действиях, высказываниях или мыслях.

Почти все предыдущее я повторял послушно, но тут остановился, посмотрел на судей.

– Вы знаете, – сказал я, – это как-то не того. Я, в общем-то, доносить не умею.

– Как это не умеете? – удивилась главная судья. – Вы, я слышала, даже романы писать умеете.

– Ну да, – сказал я, – романы-то это что. Романы все-таки не доносы.

– Что вы! – успокоила меня она. – Доносы писать гораздо проще. Ничего такого особенного не надо выдумывать, а чего услышали, то и доносите. Кто где какой анекдот рассказал, кто как на него реагировал. Это же очень просто.
Ты кровь от крови и плоть от плоти моей, я отдаю тебе свое тело, чтобы мы были едины, я отдаю тебе свой дух, до конца наших дней...
Понял, Вельзи? Быть мужчиной, значит, если ты что-то решил, ты никогда не отступишь от своего решения, ты понял? Я больше не буду драться. Я не буду бить людей по лицу, не буду заставлять их кланяться себе, и вообще стану супер хорошим человеком. Это называется быть нормальным. Поэтому, пообещай мне, если я исполню свою клятву, ты ни в коем разе не должен плакать. Это обещание мужчины мужчине, готов ли ты сдержать его?
Братья мои, я обращаюсь к вам в скорбный час. Многим из вас известно, что в Главном Храме мы создавали новое оружие, способное положить конец войне. Но нашим надеждам не суждено было сбыться — они погибли вместе с нашим великим наставником Кейном, когда была разрушена наша святыня. Мы ещё не знаем, что произошло, но, должно быть, залп ионного орудия привёл к взрыву тиберия под храмом. Разрушения в жёлтой зоне чудовищны, погибли миллионы людей... Никто не сможет заменить Кейна, но я клянусь своей жизнью, что исполню свой долг и помогу Братству пережить эти страшные времена. Я говорю вам: не время предаваться скорби — мы не покинем эту планету! Пусть наше горе обратится в святую ярость, и мы отвоюем континент за континентом. Пусть свет кристалла озарит нас! Пусть верные наследуют эту землю, и да покроет позором имена предателей! За мной, дети мои, и вместе мы победим врагов!
– Жаль, у меня с собой нет ножей, мы бы поклялись на крови.

– В следующий раз.

– Да-да, в следующий раз это уже прогресс.
Честью своей клянусь верно и беззаветно служить императору, Титу Миду II и беспрекословно повиноваться офицерам его великой Империи. Если же я не исполню свой долг, да постигнет меня справедливый суд командиров и суровое возмездие товарищей. Да здравствует император! Да здравствует Империя!
— Да, — говорил Горчаков, — мы обещали Англии не ходить в Бухару и Хиву, но жители Бухары и Хивы не обещали, что перестанут ходить к нам с жалобами на своих ханов.

— Ваш ответ, — иронизировал Нэпир, — напомнил мне ответ дамы, нарушившей любовную клятву: «Да, я клялась любить его до гроба, но я ведь не клялась сдержать свою клятву!»
Я охотно пожертвую своей плотью и кровью ради жизни Братства.