Цитаты про кладбища

— Ты не имел права его продавать, он наш общий!

— Я продал свою законную половину!

— А откуда ты знаешь, что это была не моя половина?

— А я всегда сплю слева.

— А когда ты мне собирался об этом сказать?

— Я вообще тебе об этом не хотел говорить. Думал, что если ты уйдешь первая, то не сможешь на меня орать, а если я уйду первым... да ори сколько хочешь!
Костик, смотри: продается участок на кладбище. Я туда съездила — там так красиво... Места, правда, маловато. Но в крайнем случае один из нас ляжет стоя.
Какой-то бедолага, которому не повезло с работенкой, наверняка долго удивлялся тому, что на земле вдруг оказалось больше трупов, чем под ней. Я лишь мог понадеяться, что он хотя бы не слышал гром выстрела, которым его убили.
— Кладбище... Снится всю неделю кладбище.

— Пятницкое или Ваганьковское?

— Кладбище идей!
Учтите, что на этом свете вы ещё в пути,

Так осмотрите место назначения.
На плитах есть душераздирающие надписи, мимо одной я не могу пройти без слёз. Правда никто не может разобрать, что там написано.
Смотри, начался отсчет,

может быть, нам снова повезет

В океане звезд и других планет.

Прощай, кладбище надежд,

вечный страх и торжество невежд,

Здесь у нас с тобой будущего нет...
По кладбищам, могильным плитам и эпитафиям можно судить о нации, ее невежестве или благородстве.
— Скажешь, что нельзя ходить на кладбище посреди ночи, да?

— Самое безопасное место на земле.

— Потому что все мертвые.
— Понимаешь, у меня такое впечатление, что меняются только дороги. Сперва человек ходит в школу, потом в институт, потом на работу.

— Ты забыл еще одну дорогу. На кладбище!
— ... За мелкие игры с фальшивыми кредитками тебя не убьют, конечно. Но рано или поздно захочется тебе настоящих подвигов... и получишь пулю из глубины.

— Ты же за меня отомстишь... — буркнул Пат.

—  Я бы предпочёл не мстить, — с неожиданной нежностью сказал Чингиз. — Я не люблю ездить на кладбище и класть цветы на могилки.
Некромант взял бумаги, сложил, убрал в карман куртки, не обращая внимания на яростную гримасу человека.

— И вот ещё что. Если вы всё-таки решите снести кладбище, я позабочусь о том, чтобы тебя закопали на нём в самое ближайшее время.
Прошёлся по кладбищу Монпарнас. Все — молодые и старые — строили планы на будущее. Больше не строят.
Если ты сидишь на чьей-то могиле, то, наверное, должен знать хотя бы немного о том, кто в ней лежит.
— Что это ещё такое?

— Это могилка моя.

— Успел сам себе купить место на кладбище — считай, что повезло.
Я люблю гулять по кладбищам. Там, по крайней мере, встречаешь молчаливых людей, которые никому не перечат.
На кладбище – загадочный уют,

Здесь каждый метр навеки кем-то занят…

Живые знали, что они умрут.

Но мертвые, что умерли – не знали…
Тор уникальный город в плане траурных обычаев! Рассчитывать на местное кладбище может лишь уроженец самого Тора или близлежащих деревень. Иногородние обязаны после смерти покинуть территорию.
Уже можно заказывать поминки? Место на кладбище мне выделят? А вообще тут кладбища есть, или всех усопших используют в качестве подопытного учебного материала?
— Мы с вами который раз встречаемся и всё на кладбище свидания назначаете. Что вас сюда тянет?

— Для важного разговора самое подходящее место, здесь врать труднее.
Есть такой старинный анекдот, про взрослую женщину, которая боялась идти через кладбище, но, на её счастье, встретила там мужчину, и он её проводил, через кладбище. Она его благодарит, говорит: «Спасибо, что вы меня провели, потому что я боюсь ходить через кладбище», а он отвечает: «Так при жизни и я боялся».
Чаще всего кладбищем пользуются жители улицы Суханова. Это потому, что они живут к нему ближе остальных. Могилы залезли бы и в суханские огороды, если б не дорога, отсекающая дерзкий некрополь от крайнего домика с зеленой крышей. Однако случается и так, что умирает кто-нибудь с дальних окраин деревни, хотя это почти нонсенс. Действительно: умереть на Восьмом Квартале считается так же нелепо, как, например, ходить за хлебом в Лёхин магазин «Лагуна», живя где-нибудь на Третьем Мысе. Если в Овчарове разносится слух о чьей-либо смерти, первым делом люди спрашивают, откуда покойник. Если с Суханки, никто не удивится (так и скажут: «А, с Суханки. Ну, тогда ясно»), а если с Третьего Мыса или с Восьмого Квартала, то незамедлительно переспрпереспросят: «Николай с Третьего Мыса умер?! Чего ради?!»
Он видел теперь первый раз в жизни и, вероятно, больше ему не случится видеть: мир, не похожий ни на что другое, — мир, где так хорош и мягок лунный свет, точно здесь его колыбель, где нет жизни, нет и нет, но в каждом темном тополей, в каждой могиле чувствуется присутствие тайны, обещающе жизнь тихую, прекрасную, вечную. От плит и увядших цветов, вместе с осенним запахом листьев, веет прощением, печалью, покоем.
Я сидел и ждал, но ты не явился.

Смотрю, ты зассал или даже обмочился.

Даю тебе последний шанс.

Найди меня снова в полночный час.

Моя загадка проста.

Это место, куда людей упрячут, где они шепчут и иногда плачут.
Кладбище – это место, где встречаешься с самыми дорогими людьми.

The cemetery is the place where we meet the most loved people.
Стоит только умереть, они тебя сразу же упрячут! Одна надежда, что, когда я умру, найдется умный человек и вышвырнет мое тело в реку, что ли. Куда угодно — только не на это треклятое кладбище. Еще будут приходить по воскресеньям, класть тебе цветы на живот. Вот тоже чушь собачья! На кой черт мертвецу цветы? Кому они нужны?
Я многому научился на кладбище. Я умею блёкнуть и ходить по снам. Знаю, как открывается упырья дверь и как называются созвездия. Но там, снаружи, целый мир: море, острова, кораблекрушения и поросята. То есть всё, чего я не знаю.
Каких бы утопических взглядов на человеческое счастье и добродетель ни придерживались основатели новых колоний, они неизменно сталкивались с необходимостью прежде всего отвести один участок девственной почвы под кладбище, а другой — под тюрьму.
Что ни говори, а кладбище — это кладбище и покойники — это покойники. Мне всегда казалось, что лишний раз тревожить их не стоит. А то кто знает — может, они спокойно у себя там в гробах лежат, а может, выходит какой погулять, свежим воздухом подышать, зазевавшегося посетителя к себе под землю утащить...
Кладбище – не ресторан, здесь неуместно отобедать за столиком.
... Франция кладбища Пер-Лашез выглядит вполне живой и полной энергии. Может быть, дело в том, что это главный некрополь страны, а подобное место подобно фильтру: всё лишнее, примесное, несущественное уходит в землю; остаётся сухой остаток, формула национального своеобразия.
На всяком кладбище, даже очень старом, всегда ощутим острый, трагический аромат разорванной любви — когда смерть отрывает любящих друг от друга.
Кошки, в отличие от собак, существа из ночного, зазеркального мира. На кладбище им самое место.
Когда смеркнется, кладбище вспыхивает множеством зажженных свечей, и кажется, будто мертвые устроили детский бал. Да, именно детский, ибо мертвые невинны как дети. И какой бы жестокой ни была жизнь, на кладбищах всегда царил мир.
Единственное кладбище, по которому мы бродим, — наше собственное. Мы несем его в своих сердцах.
Потеря любимого человека — это рана, тяжелая рана. Но раны со временем заживают. Иначе кладбища всего мира были бы заполнены двойными могилами!
Но было ясно, что ему жалко не ее, а себя самого. Она-то уже успокоилась на мерзком кладбище, в другом конце города.
Дорога, по которой она шла, казалась девушке чьим-то неудачным наброском. Солнце по-прежнему таилось за горизонтом, посему и голые кроны деревьев, объятые инеем, и сугробы с выглядывающими из них надгробиями, и даже бесконечное количество снежинок, что кружили вокруг — все было серым. Элеоноре на мгновение подумалось, что она попала в старый черно-белый снимок. Один из тех, какие за гривну можно приобрести в любой букинистической лавке. Только никто бы не стал покупать фотографию кладбищенской дороги...
Посещения кладбищ оставляли в ее душе тяжелый осадок, но помогали принимать решения. Если ей приходилось долго и мучительно взвешивать и просчитывать разные варианты, то, выходя с кладбища, она знала твердо: все, что угодно, только сохранить ту жизнь, которую еще можно сохранить. Даже если это самое трудное, самое невыполнимое решение, все равно нужно пытаться осуществить именно его. Потому что дороже человеческой жизни нет ничего. Нет и быть не может.
Кладбище вдруг увиделось Марике старинным театром, где без конца играют одну и ту же пьесу, меняя лишь костюмы и прически.
... Местом встречи с предшественниками для нас становятся чудом сохранившиеся старые кладбища, островки сгустившегося и застоявшегося времени, где давно уже никого не хоронят. Последнее условие обязательно, потому что разрытая земля и свежее горе пахнут не вечностью, а смертью. Этот запах слишком резок, он помешает вам уловить хрупкий аромат другого времени.