Цитаты про феминизм

Я не хочу, чтобы кто-то обо мне заботился. Я хочу сама заботиться о себе и своих детях.

I'm done looking to be taken care of. I wanna take care of myself. Take care of my kids.
Женщина стала рабыней, прежде чем появились рабы.
— Если я захочу пойти с ним на свидание, я спрошу его сама. Феминизм, когда-нибудь слышала о нем?

— Хм, а это случайно не то, что убило романтику?
Мужчина – не враг нам, а друг по несчастью. Настоящий враг – это самоуничижение женщин.
Надо уважать себя! Мне для счастья не нужен мужчина! И вообще, да здравствует феминизм.
And I’ve never seen a woman I thought was more man than me.

Никогда не встречал бабы, в которой мужика было бы больше, чем во мне.
Чем больше женщины стремятся освободиться, тем несчастнее они становятся.
— Эндрю, разве ты не поможешь Маргарет с сумками?

— Я и рад бы, но она не разрешает. Всё хочет делать сама! Она из этих, как их там… Феминисток!
А мужчинам сюда нельзя: они низшие существа.
Запирсингованные по самые гланды, стриженные под ноль феминистки, сплошь представительницы творческих профессий – от ассистента монтажера до верстальщицы в типографии. Их пломбы набиты здоровым креативом, карманы их штанов (стиль «милитари») пухнут от амбиций. В сферу их интересов входят куннилингус, фистинг и армрестлинг, «гулять босиком, целовать тебя в ключицы и ниже», чемпионаты по выездке в Голландии, чемпионаты по поеданию саранчи в Уганде; они обожают клубные чилл-ауты и ненавидят глагол «лизать» – «потому что это по-другому называется». Все свои мыслишки о жизни, трахе и мелкой грызне в монтажной они выносят на страницы интернетского «Live journal».
— Вы — феминистка?

— Нет. Я люблю мужчин, было бы кого любить.
— Оказалось, у нас много общего.

— Например?

— Борьба с деспотичным патриархальным обществом для демонстрации нашей женской силы.
Брак – организованный процесс, в ходе которого мужчины феминизируются – как и женщины.
Такие мужчины любят красивых женщин как красивую игрушку, а умных женщин — как диковинную зверушку вроде говорящего попугая или делающей трюк обезьянки: «Смотрите, это умная женщина, она может не только красить губы, но и знает несколько умных слов — «мифология», «этногенез», «ареал», как необычно и удивительно!»
Возьми всё в свои руки. Сделай сама первый шаг. Ведь ты же баба, в конце концов!
Нам нужно изменить наше собственное представление о том, как мы видим себя. Мы должны подойти, как женщины и взять на себя ведущую роль.
Безусловно, феминизм переживает беспрецедентный эффект бумеранга. Занявшись областью мужских фантазмов, оставленных без внимания феминистками, новые амазонки ринулись в бой за брачные узы и успешно! Они охотятся за своими жертвами в спортивных клубах, в сумерках они собираются вокруг своих любимых ям, наполненных водой, — в барах курортных отелей… Они выискивают свои доспехи в дорогих магазинах белья…
Ты, Добрыня, давай тоже женись, и женись на местной. Вот тогда и поймешь всю прелесть семейной жизни. Женщина здесь слова поперек мужчине никогда не скажет и истерику глупую никогда не устроит. Мужчина — это воин и добытчик, женщинамать и дом хранит. Никакого феминизма и бабских слюней. Скажу ей пару слов, и она через пять минут соберет мне узелок в дорогу. А потом проводит, и проводит так, что уйду с легким сердцем.
Мы все как человечество не можем добиться успеха, если половину из нас сдерживают.
Анти-феминизм есть прямое выражение мизогинии. Это политическая защита женоненавистничества.
Нигде не видел более затравленных мужчин, чем в Америке. Они в жутком состоянии находятся, агрессивный феминизм их добивает. Я помню, в Бостоне в институте один почтенный преподаватель, русский математик, шёл по коридору, а какая-то секретарша несла принтеры. Он открыл ей дверь, а она обвинила его в сексуальных домогательствах, хотя у него это было инстинктивное движение: женщина тяжёлую железяку тащит. Был публичный скандал, и ему пришлось уйти из института.
Эти три десятилетия феминизма были также отмечены сильными волнениями, поскольку открылись новые факты насилия над женским телом: изнасилования, педофилия, унижение лесбиянок, физическая жестокость по отношению к женщинам, сексуальные домогательства, ограничение деторождения, международные преступления, связанные с женским обрезанием. Все эти неизвестные ранее действия были разоблачены, что помогло уберечь многих женщин. Мы обратили свою ярость в энергию созидания, чтобы подавить ответное насилие и залечить душевные травмы.
У детей и мужчин так много общего… Мужчины ранимы, им хочется играть в ковбоев и всегда страшно, что никто не купится на их вестерн. Мне жаль мужчин. У них больше проблем, чем у женщин, прежде всего потому, что сегодня им приходится состязаться с женщинами. Я хочу сказать, что в наши дни женщины в принципе имеют право делать всё, что делают мужчины. И при этом они ещё могут оставаться женщинами. Мужчины же должны продолжать заниматься извечно мужскими профессиями и доказывать таким образом своё мужское начало. Женщины решили стать сильными, когда сильный пол начал слабеть. Мне думается, современное общество зажало в тиски женщин так же, как и мужчин. Но мужчины, по-моему, страдают от этого сильнее. Они — пленники своей работы, своей политической беспомощности, своего бессилия изменить ход вещей. Женщины могли бы им помочь. Но нет, они выступают в роли судей; это какой-то абсурд. И потом, иные женщины полны противоречий. Они хотят одновременно и хорошего мужа, и чудесного любовника, и всего остального. Они хотят спокойствия в материальном плане и возбуждения в плане чувственном. Но женщины сейчас в переходном возрасте своей новой роли… Это пройдет.
— Какая на завтра стратегия, папа?

— На завтра лишь одна стратегия, милая, — борись завтра так, чтобы тебя запомнил весь мир. Если завоюешь серебро, то не сегодня, так завтра люди о тебе позабудут, а если завоюешь золото, то станешь для всех примером. А примеры становятся легендами, о которых не забывают. Видишь тех девочек? Если победишь завтра, то победишь не в одиночку. С тобой победят миллионы таких, как они, девочек. Твою победу разделит каждая представительница слабого пола, которую считают хуже мужчины, которой навязывают стереотип — «место женщины — на кухне», на которой женятся ради будущего потомства. Завтрашняя схватка — самая важная схватка в твоей жизни, потому что завтра ты будешь бороться не только с той австралийкой, но и со всеми теми, кто сложил такое мнение о женщинах.
Подчеркнуто маскулинный визуал Порфирия всегда был для меня напоминанием о зловещей фигуре «мужчины-хозяина», владельца табуна самок, верховного альфа-распорядителя, насильника и серальника. Мы, женщины, веками… дальше отсылаю на любой фемсайт, чтобы не повторять всем очевидных прописей.
Я раньше считала глупыми эти разговоры о делении на женскую и мужскую режиссуру. А после перестройки побывала на французском фестивале женского кино в Кретеле. И знаете, каким оказалось это женское кино? Оно оказалось очень саркастичным, злым и циничным, а вовсе не сентиментальным, не дамским и не нежным, как я предполагала. Оно было как рабыни, которые вырвались на свободу и мстят.
Многое из того, что мы сейчас узнаём [компромата по линии сексуальных приставаний], это действительно серьёзно и очень противно. Вот одного из людей, который недавно потерял работу, я видел в одном из нью-йоркских ресторанов несколько раз в компании девушек примерно на пятьдесят, а может быть больше, лет моложе него. И прямо скажем, они были по виду — небольшие интеллектуалки. И особенно помню разговор с одной из них, как говорят в Америке — в духе полного саморазоблачения, я ужинал с покойным послом Виталием Чуркиным, и вот этот человек, который сейчас потерял всюду работу, он неоднократно интервьюировал Чуркина на своей программе, подошёл поздороваться, и он подошёл с девушкой, а потом он куда-то пошёл дальше, а девушка осталась стоять перед нашим столом, и этот человек представил девушку, как польку. И вдруг девушка говорит послу Чуркину на хорошем русском языке: «Мне так хотелось с Вами познакомиться, мне, вообще-то, паспорт надо продлить!» И Чуркин ей говорит: «Подождите, но ведь вы же из Польши!?» «Да нет, — говорит она, — я из России, из Пскова, но ему нравится, — сказала она про этого своего покровителя, — чтобы я была из Польши». И, конечно, вот это происходило не на основе большой любви, и даже не на основе какой-то страсти, была массовая эксплуатация женщин теми людьми, от которых они зависели. Но вот сейчас эти разоблачения, конечно, начинают достигать какого-то уровня истерии. И что особенно меня тревожит — это то, что людей обвиняют в каких-то очень серьёзных вещах, даже преступлениях, и заранее наказывают их без какого-то суда, следствия, без какой-то возможности им оправдаться. И считается, чтобы человек хоть как-то мог уцелеть — ему немедленно нужно признать свою виновность превентивно, сказать, что это он делал под влиянием алкоголя и наркотиков, удалиться в соответствующую клинику для реабилитации, и вот только тогда он может надеяться на какое-то прощение в будущем. То есть, эта эксплуатация женщин была непривлекательной, но и вот та истерия, которая происходит сейчас, тоже вызывает у меня озабоченность.
Весь век себя не выказывай. Ровно нет тебя, за место мебели. Собраться бы бабам да девкам да забастовку сделать: не желаем с мужиками жить до тех пор, как уваженье бабе делать будете. Узнали бы! А то, вишь, сами со своим добром набиваемся.
Либертэ, эгалитэ, а — баб в депутаты парламента не пускают, — ворчливо заметила Марина.
Лишь две вещи необходимы, чтобы ваша жена была счастлива. Одна — это позволить ей думать, что у неё есть свой собственный путь, и другая — позволить ей иметь его.
Развёрнутая на Западе кампания против приставаний мужчин к женщинам, очевидно, только начало. Следующим этапом будет требование женщин поменяться ролями — «теперь приставать будем мы!». Должен же кто-то проявлять инициативу, секс, кажется, никто не отменял. Лучше уж так, чем никак.
А чем заняты мужчины? Одни поспешили в услужение к новым госпожам и делают заявления типа «считайте меня феминистом». Другие кряхтят и выжидают. Третьи выпивают и закусывают так же беспечно, как выпивали и закусывали в прошлую Эру Рыб. И лишь немногие избранные (или отверженные) знают, что упадок всегда предшествует подъёму. Они не смотрят вслед падающему. Они пытаются понять, что на подъёме. И заняты настоящим мужским делом — изобретают и конструируют новую реальность, пока их спутницы управляют устаревшей. Женщинам они передали то, что сочли бесполезным — руль выработавшей ресурс, сломанной политической машины, которая уже не едет и не везёт. Никто не хочет брать власть без понимания, что в ней пошло не так. Никто, кроме женщин. И вот джентльмены великодушно уступают подругам брексит, миграционный кризис, застрявшие социальные лифты, надувную экономику, пузырящиеся рынки, замерший медианный доход, непролазную многополярность, безлимитную милитаризацию... Женщины поднялись на командные высоты оползающей политической конструкции. Мужчины спустились уровнем ниже и копошатся там. За фасадами матриархата, в его тылах и подпольях они заняты перегруппировкой сил и переоценкой ценностей. <...> В общем, завтра всё будет опять man-made, сделано человеком, дословно — мужчиной. А значит, не столько хорошо, сколько нескучно. В каждой семье порой бывает, что какое-либо житейское затруднение ставит мужа в тупик. Поспорив с женой, с детьми, наконец, с самим собой и ничего не добившись, он в замешательстве уходит в другую комнату. В семье наступает временный матриархат. Муж, в одиночестве выкурив сигарету и сделав для разрядки тридцать отжиманий, выходит, как ни в чем не бывало, к ужину. Классический порядок восстанавливается. И жизнь продолжается. Но что-то в ней меняется навсегда. То же происходит и в планетарном масштабе. Человечество в затруднении. Матери на хозяйстве. Но отцы вернутся с новым миром, с новыми игрушками для всех.
Богоспасаемое отечество наше пока что затронуто феминизмом совсем незначительно. Мы опять то ли отстаём от всех, то ли, наоборот, всех опережаем. Эта неопределённость подсказывает нам единственно возможную стратегию поведения на случай восстания женщин. Стратегию Кунктатора и Барклая — медлить и уклоняться. Не принимать навязываемый бой. И ещё — любить.
Этот мир, и вправду, изобретение и изделие мужчины. Несовершенное, но уж какое есть. Моисей и Гаутама, Шекспир и Набоков, Ньютон и Мандельбро, Саладин и Жуков, Королев и Оппенгеймер, Зворыкин и Джобс, Битлз и Брин... — соавторы всего, что вокруг нас и в нас. Почему вдруг этот мужской мужской мир забирают женщины? И главное, зачем?
... я не хочу, чтобы меня беспрерывно выдавали замуж! Я хочу... я хочу... ну, я хочу бежать из дому, а вас выбрала, чтобы вы мне способствовали. <...> Я хочу хоть с одним человеком обо всем говорить, как с собой. <...> Я хочу быть смелою и ничего не бояться. Я не хочу по их балам ездить, я хочу пользу приносить. Я уж давно хотела уйти. Я двадцать лет как у них закупорена, и всё меня замуж выдают. <...> Я ни одного собора готического не видала, я хочу в Риме быть, я хочу все кабинеты ученые осмотреть, я хочу в Париже учиться; я весь последний год готовилась и училась и очень много книг прочла; <...> я не хочу быть генеральскою дочкою...
Козырная карта мужчин, страшащихся женской эмансипации, — это вопрос, есть ли секс после эмансипации.
Я никогда не могла точно определить, что же такое феминизм. Я только знаю, что люди называют меня «феминисткой», каждый раз, когда я отказываюсь быть ковриком для ног.
I'm not a feminist, I'm a humanist.

Я не феминистка, я гуманист.
— Феминистки утверждают, что мы доминируем и управляем их жизнями. Конечно, это глупость. Как и утверждение, что женщины сексуально более чистоплотны, чем мужчины. Женщины трахались бы с кем угодно, где угодно и когда угодно, если б не боялись огласки. Феминистки бухтят о том, что большинство властных постов занимают мужчины. Только это не мужчины. Они даже не люди. Эти посты и хотят занять женщины. Они не понимают, что для этого надо пройти по трупам.

— Вы один из этих мужчин.

— Да. И отсюда следует, что я прошел по трупам. Женщины получат то, что уже есть у мужчин. А именно дерьмо, язву и инфаркты. Плюс говняную работу, которую мужчины терпеть не могут.
Феминизм — это когда уже не рассчитывают на Прекрасного Принца.
Я не феминист, потому что я мужчина, я не отвечаю требованиям. Знаете, я не могу быть феминистом. Как и большинство женщин. Если бы женщины серьезно относились к феминизму, то получили бы всё, чего добиваются феминистки. Равная зарплата? Вы бы получили это завтра. Если бы женщины перестали жаловаться друг на друга хотя бы на пять минут. Что вообще не представляется возможным. Ни на четыре, ни на три, ни на две, ни на одну.
Ни одна страна в мире не сможет по-настоящему процветать, если будет подавлять женский потенциал и лишаться силы половины своих граждан.
Феминизм не участвовал ни в каких войнах. Он не убивал своих оппонентов. Он не создавал концентрационных лагерей, не морил

врагов голодом, не совершал никаких жестокостей. Феминизм боролся за образование, за право голоса, за улучшение условий труда, за безопасность на улицах, за службы ухода за детьми, за социальные пособия, за кризисные центры для переживших изнасилование, за убежища для женщин, за реформы законодательства. Если кто-то говорит: «О нет, я не феминистка», спросите: «Почему? В чем ваша проблема
Феминизм — это не ругательство. Оно не означает ненависти к мужчинам, оно не означает, что ты ненавидишь девушек с красивыми ногами или загаром. Оно не значит, что ты стерва или лесбиянка. Оно значит только то, что ты веришь в равенство.
— Сенатор Майерс набросал билль: их могут привлечь за плакаты!

— На них цитаты президента...
Существует много нелепых мифов о том, что значит быть феминисткой: все феминистки якобы ненавидят мужчин, требуют от участниц движения отказываться от всего «девчачьего» (например, платьев, каблуков и эпиляции), презирают домохозяек и хотят забрать себе всю власть в мире. Ни один из этих мифов не является правдой, или, как минимум, они не бывают верны во всех ситуациях.
Мы не должны бояться слова «феминист» — и мужчинам, и женщинам стоит использовать его в отношении себя в любой момент.