Цитаты про эпохи

Нам предстоит эпоха коротких, сильных слов, подобных редким крикам летящих журавлей.
В эту холодную эпоху, когда всем наплевать на незнакомцев, не существует никого, кто выслушал бы мою проблему.
Он приложил руку к преображению своей эпохи, считая себя производителем счастья, ремесленником, но работая как художник...
Есть люди определенной эпохи и есть эпохи, воплощающиеся в людях.
— Так, по-вашему, Бога нет?

— Вполне вероятно, что он есть.

— Тогда почему?..

— Но проявляет он себя по-разному в разные эпохи. До эры Форда он проявлял себя, как описано в этих книгах. Теперь же...

— Да, теперь-то как?

— Теперь проявляет себя своим отсутствием; Его как бы и нет вовсе.
Новый ХХ век начался на самом деле не первого января 1901-го, а первого августа 1914-го года, в первый день империалистической войны. Я видел рождение этого века. Сперва в Италии, в Венеции, откуда сбежали туристы, и пусто стояли отели, гондолы и магазины. И пляж на Лидо, и столики бесконечных кофеен у моря тоже стояли пустые. Век начался для меня именно с этой пустоты. Русские семьи, прервав беспечное курортное существование, не сменив даже белые свои летние одежды, растерянно толпились на палубах пароходов, спешивших к родным берегам. Ходили испуганные толки о коварных германских субмаринах и аэропланах с бомбами. Море было огромным и грозным. Да, новый век начался с ощущения пустоты и опасности...
— Почему мне кажется, что Пилфри мне угрожает?

— Ты чувствуешь, что я зашел на твою территорию. Ты чувствуешь, что я моложе тебя. Так и есть. Тебя пугают мои идеи.

— Идеи? У тебя есть идеи?

— Что у меня есть, это — будущее, Пол. Сними со стены графики и планы, выброси степлер, мы вступаем в цифровую эру. Онлайн операции, медицина без бумажек. Цифровая болезнь, цифровое лекарство. Это точка отсчета, люди. Мыслите цифрами.
Эпоха была жуткая, просто жутчайшая. Настроение было гнусное и атмосфера была мерзопакостная. Но, тем не менее, рыба в Каме была!
Мы живем в эпоху сомнений, то, во что мы когда-то верили, оказалось ложным.
Если вернуться на несколько сотен лет назад, все, что мы сегодня считаем обычными вещами, покажется магиейразговоры на расстоянии, передача изображений, полеты, пророчества, основанные на обработке огромных объемов информации. Несколько сот лет назад это выглядело бы как волшебство.
Если человек считает, что предпочел бы жить в другую эпоху, весьма вероятно, он просто плохо учил историю. В прошлом жизнь была полным отстоем. Люди очень мало знали и имели много шансов умереть в молодости от какой-нибудь ужасной болезни. Возможно, в вашем возрасте у вас уже выпали бы все зубы. Для женщины это была бы совсем ужасная ситуация.
Я не мечтаю о диване перед теликом!

Я не хочу перед кентами хвастать геликом!Система ценностей эпохи кратковременна!

Система умирает, когда канет поколение!
Горжусь, что в мировом переполохе,

в метаниях от буйности к тоске —сознание свихнувшейся эпохи

безумствует на русском языке.
— А вам не кажется, что вы слишком романтичны? И в то же время слишком жестоки?

— Жестокий романтизм — порождение эпохи.
Эпоха сменяет эпоху, как будто

Забитый отходами старый подгузник.
Я ненавижу эту эпоху. Она вызывает у меня отвращение... Все кругом фальшивое и лживое. Больше нет уважения, внимания к чужому мнению. Значение имеют лишь деньги.
Я участвовал в преобразовании моей эпохи. Я делал это посредством одежды, что, конечно же, не так значимо, как музыка, архитектура, живопись… Но это стоило того, и я делал это.
Нам дружно всем не нравится эпоха.

Не вовремя! Мы поздно родились!

Но умирать наверно тоже плохо,

поэтому мы выбираем жизнь,

какая есть. И тащимся устало,

как в гору, не пытаясь изменить.
Эпоху можно считать законченной, когда истощились её основополагающие иллюзии.
В том времени есть некая трагичность: студенческие волнения, полная свобода, сексуальная революция и одновременно с этим ощущение того, что все это слишком быстротечно. Мне кажется, именно поэтому 70-е были таким временем излишеств, избыточной яркости, постоянной жажды наслаждений. Ведь затем мир действительно кардинально изменился: был обнаружен СПИД, все стало более жестким, более холодным, исчезла эта наивность и искренность.
Каждому времени — свои ордена.

Но дайте же каждому валенку свой фасон!
В последнюю осень ни строчки, ни вздоха.

Последние песни осыпались летом.

Прощальным костром догорает эпоха

И мы наблюдаем за тенью и светом.
Ты вправе мыслить иначе, чем твоя эпоха, но не вправе одеваться иначе.
Узники одной эпохи часто становятся тюремными сторожами в следующую эпоху.
Эпохи великих бедствий обыкновенно производят великих гениев самое чистое золото получается из самого горячего горнила и самая яркая молния сверкает всегда в сумрачную бурю.
Сталинская эпоха была великой по масштабам событий и мероприятий. Последние измерялись миллионами участников. Вступление в партию — миллионы. Образование слоя начальников — миллионы. Ликвидация класса единоличного крестьянства — миллионы. Репрессии — миллионы. Стройки — миллионы. Ликвидация безграмотности — миллионы. Армия — миллионы. Потери в войне — миллионы. И так во всем.
Вокруг вас стоят знамена и флаги. Только когда они обветшают от времени, народ, глядя в прошлое, будет способен осознать, все величие нашей эпохи.
— Обожаю поесть. Надеюсь, ты не против, если я растолстею. Это цель моей жизни.

— Да нет. Я всегда считал, что полнота очень сексуальна.

— Ты — человек эпохи Ренессанса.
Чем старше он становится, тем чаще думает о том, что его жизнь — это череда ретроспектив, и каждый уходящий период он оценивает будто винтаж вина, делит прожитые годы на исторические эпохи. Честолюбивые Годы. Годы Сомнений. Годы Славы. Годы Заблуждений. Годы Надежды.
... может, наше время кажется тяжелым и неспокойным для нас...: мы все легко поддаемся внушению, всякая эпоха содержит в себе пугающее обещание катастрофы.
У каждой эпохи есть своя высшая точка. И люди, наиболее полно выражающие ее. Мое время кончились давно, а затянутые финалы я не люблю.
Будем терпимее к человеку, памятуя о том, в какую примитивную эпоху он был сотворен.
В безумные времена выживают только те, кто в качестве прививки получил легкую дозу сумасшествия
У меня вызывает печаль, что безвозвратно ушла эпоха писем с её многочисленными ритуалами: неторопливым писанием и выправлением написанного, заклеиванием конверта языком, хождением к почтовому ящику и долгим ожиданием ответа. Переписка по электронной почте – менее одушевлённое занятие.

Возможно ли представить гениальных Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого, А. П. Чехова, А. С. Пушкина часами просиживающими в Интернете? А их персонажей? Какой бы накал страстей был у Дмитрия Карамазова, Татьяны Лариной, Евгения Онегина, если бы человеческие чувства не захватывали их целиком, если бы наши любимые литературные герои общались в «АйСи-Кью» или в «Одноклассниках», а не вынашивали чувства в своей душе и не лелеяли их, как малых детей.
Бытие определяет общественное сознание: в сытые эпохи говорят: «почему?», а в голодные — «зачем?»
Духовный уровень человека определяется количеством совести, которую ему удалось пробудить в эпохе.