Цитаты про эгоизм

Далеко не каждый сможет так легко отпустить любимого человека, забывая о собственном эгоизме. Да. Величина любви порой тоже познается только после смерти
Я жил эгоистом, но не обязан им умереть.
Проще говоря, самое важное для меня — это я. А самое важное для тебя — это ты. Такова природа вещей.
Этот мир сделал из меня эгоиста.

Здесь не дают парить — следят, чтоб ты летал низко.

Меня ведь всё равно нет в списках на проход в в Эдэм,

Так почему же мне нельзя грешить, как и всем?
Знаешь, чем мужской эгоизм отличается от женского? Мужчина хочет жить для себя, а женщина хочет, чтобы мужчина жил для нее.
Для меня нет ничего приятнее, чем видеть тебя счастливой – я просто эгоист!
Раньше я смотрел на тебя снизу вверх, теперь я не хочу видеть тебя вовсе.
Если эгоистическое благополучие — единственная цель жизни, жизнь быстро становится бесцельной.
Только слабаки и эгоисты цепляются за человека, который не хочет быть рядом.
Я внезапно осознал, что и я тоже в глубине души всегда был добрым из-за собственного эгоизма. А ещё из-за лени, чтобы не осложнять жизнь. Быть злодеем — значит серьезно и плотно заниматься другими людьми, размышлять, как к ним можно подобраться, изобретать разные грязные приемчики. А вот быть добрым, кротким — это значит никого не трогать, да и самому на рожон не лезть. Кротость — это, знаете ли, самооправдание для равнодушных.
Природа создала человечество как организм, основанный на взаимопомощи. Эгоистичный человек в этом организме — как раковая клетка, которая живет лишь своими интересами и в конечном счете убивает организм, а затем погибает сама.
Говорят, что ради любви люди бросают всё, но в реальности так не бывает. И, честно говоря, если бы я был таким парнем, который мог бы забыть про семью ради своих собственных эгоистичных желаний... тогда, думаю, что я не был бы достоин тебя. Вот почему мы здесь.
Хранят покой свой себялюбцы жадно;Честь, верность, долг, любовь – им прах и дым.

Как будто, если в их дому все ладно,

Пожар соседа не опасен им!
Никто не заслуживает участи умереть раньше своего времени из-за глупости и эгоизма других людей.
Шейн, перестань быть эгоистичным засранцем и дай мне денег! Ох, прости, что назвал тебя эгоистичным.
Безумно трудно любить кого-то, кроме себя. Даже в другом мы нередко любим себя – свои наслаждения, свой комфорт или удобство. Любовь – это состояние, которое остается за вычетом страстности. Если за вычетом страстности ничего не остается, в вечность такое чувство не переходит.
Заботы о личном благе вполне естественны, и нельзя их скидывать со счетов. Но если заботиться только об этом, пренебрегая общественным благом и защитой всего человеческого общества, жизнь станет постыдной, мелкой и — прямо скажу — гнусной.
Хацумомо так же легко понять, как кошку. Кошка спокойна и счастлива, пока она лежит в гордом одиночестве на солнышке. Но стоит кому-нибудь появиться рядом с её миской... Тебе никто не рассказывал историю о том, как Хацумомо выжила молодую Хацуоки из Джиона?
Эгоист — это человек, любящий себя больше, чем других эгоистов.
Она бессердечная, эгоистичная. Она как ребенок, который требует игрушку, а потом ее ломает.
Я эгоистка, эгоцентристка, а мой муж настолько эгоистичен, что даже не замечает моего эгоизма! Ну и какие из нас родители?
В медицине половина успеха — это поверить в то, что ты самый лучший, самый умный, самый удачливый врач из всех, кто ходил в этих стенах.
Знакомый оборачивается к тебе только своими лучшими сторонами, он внимателен, учтив, он скрывает свои дурные свойства за маской общепринятой благопристойности. Но сойдись с ним поближе, и он отбросит маску, не даст себе труда притворяться, и перед тобой предстанет существо такое низкое, натура такая заурядная, слабая, продажная, что ты ужаснешься, если еще не понял, — таков человек по природе своей и осуждать его так же глупо, как осуждать волка за волчий аппетит или кобру за смертельный укус. Суть человеческой натуры — эгоизм. В эгоизме и сила его и слабость.
Ну разве это не прекрасно? Мы эгоистично используем друг друга.
– И что же вы наблюдаете?

– Ничего особенного, Габриэль. Просто вы словно кружите на месте и никак не находите того, что ищете. Надеюсь, это не оторвавшаяся от рубашки пуговица.

– Но и не дао, дорогая Клаудиа. Во всяком случае, нечто весьма скромное и весьма эгоистичное: счастье, которое как можно меньше вредило бы окружающим, а это дается нелегко, и которое мне не пришлось бы ни покупать, ни приобретать ценой своей свободы. Как видите, не очень-то это просто.
Если честно, я не понимаю самоубийц. Потому что чтобы жить, надо иметь смелость, а самоубийцы — трусы. Трусы и самовлюбленные эгоисты, которые думают, что все крутится вокруг них. Как можно лишить себя наиценнейшего дара, какой есть? Как можно сделать это себе и сделать это самым близким людям? Я этого просто не понимаю. Я не хочу это понимать. Ведь жизнь для того, чтобы отдавать себя как можно больше другим людям...
Он даже сказал, что любит меня. А я ответила, вы любите не меня, а свою любовь. Это не любовь, это эгоизм. Вы думаете вовсе не обо мне, а о том, что вы ко мне чувствуете.
— Скажите, вы ещё верите во что-нибудь?

— О да! Я верю в священный эгоизм! В безжалостность! В ложь! В косность человеческого сердца!
У капитализма нет никаких моральных и этических ценностей: всё продаётся. Невозможно в таких условиях правильно воспитывать народ: люди превращаются в эгоистов, а иногда — даже в бандитов.
В смерти эгоизм подвергается, вследствие уничтожения собственной личности человека, полнейшему расстройству и раздроблению. Смерть поэтому представляет поучение, которое дается эгоизму ходом естества.

(В минуту смерти эгоизм претерпевает полное крушение. Отсюда и страх смерти — поэтому смерть есть величайшее поучение эгоизму, привносимое природою вещей.)
Каждый — за себя. Победа достается смелым. Эгоизм — это все. Но эгоизм, алчущий богатства и славы, выше эгоизма, алчущего любви и женских ласк.
Когда вы находитесь во власти эгоистического чувствабудь то радость, торжество, сладострастие, надежда или лютая скорбь, досада, гнев, страх, подозрительность, ревность, — то знайте, что вы очутились в когтях дьявола. Как очутились вы — это безразлично. Вырваться из них необходимо, но как — это опять таки безразлично.
«Имущему дастся, а у неимущего отнимется», помнишь? Она — неимущий: за что? не знаю; в ней нет, может быть, эгоизма, — я знаю, но у неё отнимется, и всё отнялось. Мне её ужасно жалко иногда; я ужасно желала прежде, чтобы Nicolas женился на ней; но я всегда как бы предчувствовала, что этого не будет. Она пустоцвет, знаешь, как на клубнике? Иногда мне её жалко, а иногда я думаю, что она не чувствует этого, как чувствовали бы мы.
— Мама права, ты ни о ком не заботишься кроме себя!

— Ну, если не я, то кто?
Вначале мы все работаем с восторгом. Чистая наука... Затем включается эгоизм, одержимость, и, рано или поздно, становишься заложником амбиций.
Просто никто из нас не хотел отвечать за другого, каждый стремился получать все... ничего не давая взамен.
— Эми заслуживает большего. Знаешь, когда мы покупаем смесь орешков, она съедает все бразильские, просто чтобы я их не видел. Она просто помесь ангела с белочкой.

— Мда, она такая.

— А я бессердечный эгоист. Она меня бросит.

— Нет, не бросит.

— Конечно, не бросит, я же классный.
Мы все — стадо эгоистичных баранов. Помни это, тогда ты не наделаешь глупостей!
С того самого дня, когда человек впервые произносит «я», он везде, где нужно, выдвигает возлюбленного себя и эгоизм его неудержимо стремится вперёд.
И всё сломать, разворотить — из чистого эгоизма? Конечно нет, хотя...