Цитаты про детей

Людям всегда кажется, что их дети чище других и, если даже они болеют, от них нельзя заразиться.
Принято считать, что дети едят молоко. На самом деле они жрут время. Молоко они, конечно, тоже поглощают — когда не корчатся, пытаясь испражниться, или не утомились от первых двух действий и не забылись кратким тревожным сном. И мысли они сжирают тоже — всё, кроме мыслей о самих себе. Так они выживают.
Что ты мне рожаешь таких одинаковых детей? Не могу отличить одного от другого!
— Ник хочет, чтобы я родила ребенка, а мне даже ноги побрить некогда.

— А ты не брей – и он расхочет.
Ты будешь жить на свете десять раз,

Десятикратно в детях повторенный,

И вправе будешь в свой последний час

Торжествовать над смертью покоренной.
Когда в браке есть дети, родители не могут просто оставить ребёнка и побежать в пшеничное поле, валяться там, плести венки и щекотать друг друга травинками, чтобы в отношения вернулась романтика. Если люди это увидят — родителей просто лишат родительских прав.
Как отец, я не очень понимаю, зачем отдавать ребёнка в частный элитный детский сад. Я, например, ходил в нормальный советский детский сад, и там было всё, чтобы человек вырос нормальным: кубики, горшки и здоровая конкуренция. Именно здоровая конкуренция, потому что детей было 20, кубиков 8, а горшков 12.
Нынешние дети напоминают средневековых взрослых. Катастрофическая серьёзность и одновременно неистребимая вера в мифы, жестокость и наивняк. Сейчас, дорогие мои, подобных взрослых встретишь разве что в движении «Талибан».
Впрочем, я и раньше вам жаловался: в этом веке, доверху забитом информацией и высокими технологиями, дети взрослеют рано. В полных девять лет – это уже старики, серьёзно утомленные жизнью и покемонами.
На перилах веранды сидела чайка — возможно, тоже мать, переживавшая трудный момент, — и смотрела на женщину со смирением во взоре.

— Несправедливо, — обратилась Симона к чайке. — Когда дети рождаются, никто не предупреждает, что потом они начинают делать то, что когда-то давно делал ты сам.
— Ты знаешь, я понял, из-за чего мы с тобой разошлись: нам нужен ребёнок!

— Ты хочешь, чтоб у нас был ребёнок?

— Да! И как можно скорее!

— Но я не могу сейчас. До конца работы ещё два часа и Калугина тут… Я не могу уйти!
Ты свободный человек. Ты не можешь хотеть детей. Дети, как пылесос. Они высосут всю твою энергию, твои деньги, твое время, твои волосы.
Мы, взрослые, не понимаем детей, так как мы не понимаем уже больше своего собственного детства.
У маленьких кувшинов большие ушки (смысл: дети любят слушать, что им не полагается).

Little pitchers have long ears.
Знаю, я не идеальный ребёнок, какого вы хотели... Но, раз вы так считаете, видимо, и вы сами не идеальные родители. Вы думайте, что я неправильный, потому что не считаете детей равными себе.
When forty winters shall beseige thy brow,

And dig deep trenches in thy beauty's field,

Thy youth's proud livery, so gazed on now,

Will be a tatter'd weed, of small worth held:

Then being ask'd where all thy beauty lies,

Where all the treasure of thy lusty days,

To say, within thine own deep-sunken eyes,

Were an all-eating shame and thriftless praise.

How much more praise deserved thy beauty's use,

If thou couldst answer 'This fair child of mine

Shall sum my count and make my old excuse,'

Proving his beauty by succession thine!

This were to be new made when thou art old,

And see thy blood warm when thou feel'st it cold.

Когда твое чело избороздят

Глубокими следами сорок зим, -

Кто будет помнить царственный наряд,

Гнушаясь жалким рубищем твоим?

И на вопрос: «Где прячутся сейчас

Остатки красоты веселых лет?» -

Что ты скажешь? На дне угасших глаз?

Но злой насмешкой будет твой ответ.

Достойней прозвучали бы слова:

«Вы посмотрите на моих детей.

Моя былая свежесть в них жива.

В них оправданье старости моей».

Пусть с годами стынущая кровь

В наследнике твоем пылает вновь!
Взрослые думают, что их самих и придуманную ими ложь не раскусить, хотя, если честно, не раскусить только, по какому принципу взрослые решают, о чем сказать правду, а о чем солгать.
Для души почти каждого человека невыносима мысль о том, что где-то страдает невинный, в особенности ребенок. Даже законченные негодяя в исправительных заведениях сжимают кулаки и обрушивают гнев на тех, кто причинял боль детям.
Все, что говорят взрослые, даже что-то несерьезное, очень глубоко проникает в подсознание ребенка и может причинить много боли.
— Обратите внимание, Гавриил Ардалионович, о чем думают современные дети.

— А что такое? О том же и думают. Сиськи-письки.

— Да, вы правы, но вы посмотрите, какой динамической любовью к жизни наполнено каждое слово — «Хочу бабу потолще. Коля М.»
Мы хотим защитить свое дитя не смотря ни на что. Разум здесь не причем, тело действует само. Это и значит быть родителем.
Порой Господь забирает к себе тех детей, которых мы любим больше всего.
Хотите замуж, так выходите, — говорил он своим собственным дочерям, — а нет, так живите в свое удовольствие. В этом мире так мало радости. Но выбирайте хорошенько: если кто из вас свяжется с дураком или грубым животным, пусть не ждет от меня избавления. Я дал вам все средства, чтобы вы сами с этим справлялись.
С каждым новым шагом, с каждым дуновением свежего ветра, я понимала отчетливо, ясно и твердо: мнение детей для меня важнее мнения всего человечества вместе взятого. Я сделаю так, как подсказывает мне моё сердце: сердце человека и сердце мамы.
Я считаю, что на каком-то этапе жизни родители должны разочаровать нас, чтобы мы могли превзойти их и улучшить наш вид.
— Переживаешь?

— А то.

— Время летит, дети растут.

— Это тяжело...

— Отпусти её. Переверни страницу, иди дальше.

— Она была малышкой, и вдруг...

— Переживи, прими это. Круговорот жизни, болезненно это.

— И тяжело, да?

— Нет, мне нет — у меня сын, а вот ты влип.
Ах, правда, я и забыл... Мы с вами получили разное воспитание. Если меня не подводит память, вы в детстве, бегали босиком, ели суп из капусты и слушали сказки о привидениях. В таких условиях несложно расти под материнским присмотром. В Париже, при дворе, у матери нет времени даже на собственного ребенка.
— Надо, чтобы в доме и собаки были, и кошки, и приятелей целый мешок. И всякие там жмурки-пряталки. Вот тогда дети и не станут пропадать.

— Тогда родители пропадать начнут.
Дети есть дети, ведь они такие податливые... они могут быть кем угодно. они спокойно могут стать всем кем захотят.

... Вот почему дети опасны.
Даже крестьянин, если он, конечно, не зверь, получает удовольствие, сидя у очага и наблюдая за тем, как жена кормит его первенца.
189 стран обязались исполнить Декларацию тысячелетия ООН к 2015 году. Девятнадцатый пункт гласит: обеспечить всеобщее начальное образование и сократить детскую смертность. На это необходимо 22 миллиарда долларов ежегодно, однако затраты на военные нужды в последние годы сильно превысили эту сумму. Мне просто противно. Людей больше волнуют войны, чем будущее своих детей.
В чем проблема родителей и детей? Дети утверждают, что их родители всегда будут для них семьей, а родители — что всегда будут заботиться о детях. Но правда ли это так? Разве главное то, с кем и как ты связан? Ведь важнее... Как бы это сказать?.. Связи, которые ты сам выбираешь. Ты не можешь выбрать себе семью, но партнера ведь можно, да?
Когда дело доходит до дружбы и успеха, дети позже узнают быстротечность дружбы и пустоту победы.
Души детей чисты, невинны и полны могучей любви к тем, кто в них нуждается.
Как же мне всегда тяжело даются детские слёзы! Я совершенно не умею сохранять спокойствие и дожидаться, когда моё дитя успокоится... Могу только обнимать, причитать и гладить по голове... Но самое ужасное то, что от таких моих эмоций у меня самой слёзы катятся градом, и я ни-че-го не могу с этим поделать!..
— Да, Ген, я стану отцом, что скажешь?

— Что скажу? Тебе хана! Ты покойник, твоя жизнь закончилась, поздравляю!

— Да ладно, Ген, дети это прекрасно! Ну ты только представь себе: первое агу, первое «папа», первые шаги...

— Да-да-да-да... А теперь ты представь, как по ночам будешь разгружать вагоны, чтоб заработать ему на подгузники, а ему будет глубоко накакать на твои усилия. Причем в буквальном смысле.
Любите детей, принимайте их любыми и помните: ваши дети слышат вас.
Когда ты ещё ребенок, родители должны о тебе заботиться, а когда вырос, уже твоя очередь заботиться о родителях. Разве не это значит быть родителем и ребенком?
Спасибо, пап, за наше счастливое детство. Нормальные отцы в его годы детей на стороне заводят, а этого как переклинило: все в дом, все в дом!