Цитаты про детей

Я сыт по горло вашей манной кашей,

Я знаю точно — Дед Мороза нет!

Вы не заметили, а дети стали старше...

Сатрапы! Купите мне велосипед!

Не заглушить вам крик мой в магазине!

Не перекрыть свободе кислород!

Купите мне велосипед! Купите!

Мороженым мне не заткнёте рот!

Не запугаете меня Бабаем,

Не страшен мне ваш глупый Бармалей,

Поскольку я познал кошмар похуже

Кошмар советских пионерских лагерей!

Вы столько раз ссылали меня в угол,

Давили все восстания ремнем,

Но тем не менее, конструктор был мне куплен,

И до велосипеда доживём!
Ребенок — это не просто какая-то важная часть вашей жизни, ребенок самая важная ее часть. Когда вы это поймете?
... ребёнок сочетает в себе, сударь, образы двух существ, является плодом двух чувств, соединившихся свободно. Если вы не привязаны к нему всем существом своим, всеми фибрами своего сердца, если не напоминает он радостей любви, те места, то время, когда два существа эти были счастливы, и слова их, полные душевного единения, и их сладостные мечтания, тогда ребёнок этот — создание несовершенное.
Если мать не вкладывает душу свою в новорождённого, то, значит, материнская любовь недолго будет владеть её сердцем, как недолго владеет она животными.
— Надеюсь, Фрекен Бок, вы любите детей, да?

— Как вам сказать?.. Безумно!
Художнику ИЗО поручили составить азбуку для начальных классов.

— Так… на букву «Ч» — это что такое?

— Чаушеску!

— Чаушеску? Да причём тут Чаушеску?

— Понимаете, мне кажется дети начали забывать румынского диктатора!
Нынешние дети другие. Наш мир был миром воображения. Их мир — мир реальности. Они всё видят в истинном свете. Для современного ребёнка кресло — всегда кресло, а не корабль на необитаемом острове. Узоры на стене — всего лишь узоры; не образы, чьи лица изменяются с наступлением сумерек. Игра в шашки или фишки — не более чем состязание в мастерстве и везении, как бридж для взрослого. Для нас фишки были солдатами, безжалостные и злые, а король с короной на голове — надменный властелин. К сожалению современные дети лишены воображения. Они милы, у них беззаботные, честные глаза, но в них нет волшебства, нет очарования. Очарование ушло и едва ли вернётся...
— Мы недавно ставили ёлку, и Дженни сказала мне: «Это не похоже на Рождество, если нет детей». Она хочет попробовать. Но я прихожу на работу, каждый день смотрю новости... Кажется, будто мир разваливается на части. Как я могу дать жизнь ребенку в этом ужасе?

— Мир всегда разваливается на части, брат, с начала времен. Но иметь детей, создавать семью — именно то, что не позволяет ему развалиться на части.
И всё же, сегодня, куря на балконе, я знаю, что выучил пару уроков,

К примеру, что солнце не тонет в бетоне, а дружба не терпит условий и сроков,

Что любовь улетает быстрее, чем ветер, и женщине мало быть просто любимой,

А дети, как те гималайские йети, сурово-загадочно неуловимы...
Дорогой дед мороз! Меня зовут Настя. Хоть я в тебя и не верю, но больше не на кого рассчитывать.

Я очень люблю свою маму. Мне не надо ни конфет, ни кукол. Верни мне папу. Мне очень нужен мой папа. И маме он нужен. Дедушка, прошу, сделай так, что бы в этот новый год мы с мамой получили один подарок на двоих. Я тебе обещаю вести себя хорошо и слушаться няню.
— Я хочу, чтобы люди меня любили, — выпалил он.

Джози наклонила голову набок.

— Люди любят тебя.

Питер высвободил свои ноги.

— Я имею в виду людей, — сказал он, — а не только тебя.
Лучшее, что можно создать в соавторстве — это дети.
— Смотрю, кризис двух лет в полном разгаре.

— Вообще-то трёх, — поправил Квил. — Это надо было видеть: меня нарядили принцессой и заставили надеть корону, а Эмили предложила испытать на мне новый набор детской косметики.

— Обалдеть! Да, я многое пропустил.

— У Эмили есть фотографии. На них я прямо красотка.

— Лопух ты, а не красотка.
Одна из грубейших ошибок считать, что педагогика является наукой о ребенке, а не о человеке.
Откровенно говоря, преподаватели — это единственная профессия, представители которой преподают нашим детям.
Учить детейдело необходимое, следует понять, что весьма полезно и нам учиться у детей.
As the sound of the playgrounds faded, the despair set in. Very odd, what happens in a world without children's voices.

Когда затихли голоса на детских площадках, на смену им пришло отчаяние. Очень странно, что происходит в мире без детских голосов.
Достаточно одного ребенка, чтобы заполнить весь дом и двор.
... китайские дети. Их эксплуатируют, с ними обращаются как с рабами, они вкалывают на фабриках в нечеловеческих условиях. И всё это для того, чтобы сделать игрушку, которая развлечёт вашего сына всего на десять минут, потом отправится в ящик в шкафу, а затем — в мусорный бак.
Твой ребенок будет удивительным созданием. Ты поймешь это, когда впервые увидишь его улыбку, почувствуешь его запах. Ты почувствуешь себя нужной и незаменимой. И неважно, на кого он будет похож внешне. Важно, что в нем будет искра, и он перевернет этот глупый мир с ног на голову. Твой ребенок это сможет, я знаю. Ты будешь гордиться своим сыном или дочерью. И в день его триумфа ты будешь первой, с кем он поделится. Ты нужна ему, а он тебе.
Не взваливайте на своих детей тяжкую ношу незаслуженного богатства: это может «парализовать» их, отбить у них охоту много трудиться и добиваться собственного успеха в жизни.
— Хорошо, — кивнула Микки, — давай зайдем с другой стороны. Ты — ребёнок, потому что у тебя ещё нет буферов.

Лайлани вздрогнула.

— Несправедливо. Ты знаешь, что это мое больное место.

— Да что у тебя может болеть? Там же просто ничего нет. Всё плоское, как кусок швейцарского сыра на этой тарелке.
Дети — это 5 секунд счастья и 30 лет страданий.
Дети военкомов всегда с плоскостопием рождаются!
Мы все умны, когда дело идёт о том, чтобы давать советы, но когда надо избегать промахов, мы не более как дети.
— Ну как у вас дела?

— Решили с папой второго ребёнка доставать.

— Что делается… Раньше шубы, мотоциклы доставали. Теперь детей доставать начали.
Большие не знают, что ребенок даже в самом трудном деле может дать чрезвычайно важный совет.
В каждом человеке продолжает жить испуганный, полный опасений ребенок, горячо желающий, чтобы его любили.
— Костя, у нас трое детей, и за всё это время ты только раз пять поменял подгузники! «Вера, у меня не получается их одеть! Они всё время сползают!»

— Точно, сползают! Я же не виноват, что у детей нет талии!
Сказки для того и пишут нудными, чтобы дети слушали их и быстрее засыпали.
— А сегодня мы им фокус покажем. Поможешь?

— Ты уже такой фокус показал, 156-я «Жестокое обращение с детьми» до трёх лет еще плюс к побегу.
Играйте же, дети! Растите на воле!

На то вам и красное детство дано,

Чтоб вечно любить это скудное поле,

Чтоб вечно вам милым казалось оно.
Знаете, что хорошо, когда тебе за шестьдесят? Твоим детям уже за сорок, и можно больше не тревожиться насчёт маньяков-педофилов. Если, конечно, их нет среди ваших сорокалетних детей.
— Кушай цветную капусту — быстрее вырастешь и станешь взрослой!

— Не буду, пока не назовешь хоть одно преимущество взрослой жизни!

— Тащи конфеты!
Я чувствую себя странно, если приходится запрещать детям всё, что делал сам.
Ужасно, когда приличная женщина, родив ребёнка, начинает болтать о каждой минуте его жизни. Это самое несексуальное, что только есть в мире!
Учитель Пэк говорил, что похищения детей бывают во благо и во зло. Во благо — это когда ребёнка потом возвращают целым и невредимым. Если он из богатой семьи, его родителям заплатить выкуп не большая проблема, а понервничав несколько дней и снова встретившись, они ещё больше будут ценить друг друга.
А чего это у тебя Сашка покраснел? Ты давно подгузник менял? Дети ведь как светофор. Если сверху покраснел, значит в середине пожелтел.