Цитаты про детей

Нельзя говорить о каких-то великих достижениях и успехах, доколе на земле существуют несчастные дети.
Мы учим детей от гриппа спасаться,

улицы учим переходить,

так как же этого не касаться,

как будто легко научиться

любить.

(Казалось бы, это проще простого!)

Но я про любовь настоящую, ту,

когда самая жизнь

отдаётся без слова

за отчизну,

за женщину,

за мечту...

Чтобы люди

веку по росту были,

такими надо вырастить их,

чтобы с детства

все, что они любили,

любили бы

больше себя самих!
– Ольга, давайте пpидумывать для вас занятие.

– Пpидумывайте.

<...>

– Родите pебенка.

– Благодаpю вас. У меня уже был однажды щенок от пpемиpованного фокстеpьеpа. Они забавны только до четыpех месяцев. Hо, к сожалению, гадят.
Дети становятся очень забавны, когда добираются до основополагающих вещей. Помню, дочь села передо мной и говорит: «Пап, мне надо задать тебе вопросы». А ей четыре, понимаете. «У меня их три. Первый: боится ли Бог собак?» Пришлось задуматься. «Нет, — говорю. — Не боится». А она: «Хорошо. А он застал динозавров?» — «Думаю, застал». И тогда она говорит: «А у него есть горничная?» Но я не знаю, как ответить на этот вопрос.
— Отлично, ты все-таки раздобыл мясо для шашлыка. Я иду покупать Тимми подарок. Может, он хоть перестанет плакать, а то весь день ревел. Кстати, а где Тимми?

— Слышала поговорку «Двух зайцев одним выстрелом»?
Родители почти всегда инстинктивно, но безошибочно выбирают для своих детей наихудшую участь из всех возможных. И чем больше любви испытывает человек к своему ребёнку, тем сильнее в нем потаённый инстинкт убийцы. Интересный парадокс, да?
Больше должны ценить тех, кто растят и хорошо воспитывают детей, чем тех, кто их рожает.
— Последнее время я чувствую свободу в суставах и часто болею. Может быть, я слишком много тренируюсь? Я бегу марафон по десять миль в день, но никак не могу согнать вес.

— Поднимите руки. У вас паразит.

— Что-то типа ленточного червя?

— (делает УЗИ) Откиньтесь и поднимите свитер. Вы можете опустить руки.

— Что-нибудь можно сделать?

— Только в течение месяца. После этого его будет незаконно удалять, кроме как в паре штатов.

— Незаконно?

— Не беспокойтесь. Многие женщины учатся принимать этого паразита. Они дают ему имя, одевают в маленькие одежды, дают играться с другими паразитами.

— Играть?..

— (показывает монитор УЗИ с ребёнком) У него ваши глаза.
Я хочу того же, чего по-настоящему хочет для своих детей каждый родитель — чтобы они были счастливы и чтобы их не коснулась грязь этого мира. Моя любимая книга — Путь вашей жизни Уильяма Сарояна. Текст начинается со слов: «Живи, не причиняй никому зла и не давай никому делать зло тебе».
...and putting her arms up and making these little noises which basically mean: «Put me on your lap and read me a story now, you funny old fucker. I don’t care if you’re meant to be weird. I don’t care if you’re meant to be scary. I don’t care what anybody thinks about you. I want a story and I want it now».
Я как беспокойный отец. Просто хочу знать, что мои детишки в порядке.
И знаешь, если ты не заметил...

Все взрослые — это просто большие дети.
— О, это же мое поющее кольцо! Одень его на палец.

— Ну хорошо, я его примерю... Ведь я не замужем?

— Это поправимо — нашему ребенку нужен отец.

— Я не собираюсь заводить детей!

— Слишком поздно...
Ты дал мне право на жизнь,

И ты в ответе

За то, как мы будем жить.

Мы — твои дети.
Первая проблема родителей — научить детей, как себя вести в приличном обществе; вторая — найти это приличное общество.
Мглой комната полна, и осторожно в ней

Звучит шушуканье печальное детей.

Две детских головы за занавеской белой,

От грез отяжелев, склоняются несмело.

Снаружи стайка птиц друг к другу зябко льнет,

И крылья не влекут их в серый небосвод;

Проходит Новый год со свитою туманной;

Влача свой снежный плащ и улыбаясь странно,

Он плачет и поет, охвачен дрожью он.
Чтобы вырастить детей, вы должны вырасти сами. Иначе вы будете заводить детей от одиночества, под влиянием животных инстинктов или чтобы законопатить дыры в себе.
— Поверь, мы не станем одними из тех, кто с появлением ребенка превращается в зомби.

— Да уж, Робин, мы не одни из тех... кто с появлением зомби... превращается в ребенка.
Вам мама сказала, что она ради Симы убивает меня. Просто у нее не было другого выбора. А сейчас у вас выбора нет. Поэтому сделайте, как мама: идите с Симой, довезите ее на санках... Что вы можете? понесете меня с четвертого этажа? Помогите ей, я прошу вас. А меня, пожалуйста, верните к печке, к огню.
Теперь почти все дети ужасны. И хуже всего, что при помощи таких организаций, как разведчики, их методически превращают в необузданных маленьких дикарей, причем у них вовсе не возникает желания бунтовать против партийной дисциплины. Наоборот, они обожают партию и все, что с ней связано. Песни, шествия, знамена, походы, муштра с учебными винтовками, выкрикивание лозунгов, поклонение Старшему Брату — все это для них увлекательная игра. Их натравливают на чужаков, на врагов системы, на иностранцев, изменников, вредителей, мыслепреступников. Стало обычным делом, что тридцатилетние люди боятся своих детей.
Нельзя сразу перестать быть ребенком, сразу, с громким треском, как лопнувший воздушный шарик с надписями «Бурма-Шэйв» по бокам. Ребенок просто выходит из тебя, как воздух из шины. И однажды ты смотришь на себя в зеркало, а оттуда на тебя глядит взрослый человек. Можно продолжать носить голубые джинсы, можно по-прежнему ходить на концерты Спрингстина и Сигера, можно подкрашивать волосы, но лицо останется таким же — взрослого человека.
Как бы хорош не был ребёнок, каждая мать мечтает о том моменте, когда он заснёт.
Дети начали курить не потому, что верблюд в солнечных очках сказал им так сделать. Они начали курить по той же причине, что и взрослые, — потому что это помогает снять тревогу и депрессию. Вы бы тоже были в тревоге и депрессии, если бы вам приходилось смириться с родителями, которые записывают вас в колледж ещё до того, как вы научились понимать, с какого угла детской кроватки воняет хуже! Потом они забивают вас какой-то ерундой, через весь город тащат вас к какому-то бессмысленному зданию. Слушайте, неудивительно, что дети начали курить – это помогает!
Настя, ты же знаешь, я не умею находить общий язык с детьми. Они меня боятся, и, как следствие, писаются.
Дети, вы близки к беде, потому что далеко от дома.
— Я хотел бы остаться дома и смотреть телик. И чтобы ты приготовила мне супчик.

— О, милый... Ты ошибся семьёй.
Ладно. Слушай, меня не будет ровно 24 минуты. Возле телефона срочные номера. Ванну не принимать, ножи не брать, на чердак не ходить. Если позвонят в дверь, не открывай, но если зазвонит телефон, можешь ответить, но если спросят меня, скажи, что я в другой комнате чищу ружьё и перезвоню через 24 минуты.
Она в принципе не знает, что на свете есть дети. Она уверена, что люди появляются на свет взрослыми согласно штатному расписанию, с должностью и окладом.
Лепестки падают в реку. Вы — цветы, которые дети будут срывать и бросать в мертвую воду.
«Дети и дураки всегда говорят правду», — гласит старинная мудрость. Вывод ясен: взрослые и мудрые люди правду никогда не говорят.
Прежде чем отдать ребёнка на шахматы, подумайте: вы действительно хотите, чтобы он изучал вариант дракона, дебют Гроба или, прошу прощения, атаку Тракслера.
Я

был

пьяной

радугой.

Она

была

испуганной

луной.

У нас

было

одно дитя.

Он вырос

и стал

морозной

весенней ночью.
Мы обязаны вести детей, чтобы они не оставались на обочине, чтобы они не становились ненужными.
— Ты меня, конечно, не звал встречать Новый год вместе. Но ты же сказал, что любишь. Так что я решила встретить Новый год, если ты, конечно, не против.

— Я встречаю дома с детьми.

— То, что нужно!
Тебе надо перебороть боязнь детей. Они чувствуют страх, как медведи или жены.
Для нас, богов, ребенок всегда ребенок, даже если он появился в результате изнасилования. Люди рождаются, и мы не учитываем, как именно они были зачаты.
Животные перестают размножаться, если поблизости нет дичи или их территория уменьшается. Это инстинктивная мудрость. На свет производят лишь тех, кто будет жить в хороших условиях, кого можно накормить, воспитать, окружить любовью. Это один из основных законов природы, он незнаком лишь людям. Мы же даем жизнь солдатам, которые будут воевать, защищая знамена, традиции, границы. А пропаганда и реклама нас только поощряют. Именно самые деструктивные и реакционные люди заводят больше всего детей.
Преимущество детей состоит в том, что они любопытны, а взрослые претендуют на обладание абсолютными истинами, что мешает им испытывать изумление.
Как вы знаете, и это чистая правда, на свете нет ничего сильнее, чем желание, загаданное маленьким мальчиком, разве что вертолет «Апач».
Наши родители, с трудом сдерживая слезы, смотрят, как мы разносим по кирпичикам всё то, что было им так дорого. С ужасом и благоговением они замирают у окон комнат, в которых мы появились на свет, смотря на то, что мы вытворяем на улице. «Как же жаль, – думают они, – как жаль, что из всех возможных путей они выбрали путь разрушения».
Самое главное для абхазов — это образование наших детей. И мы делаем всё возможное, чтобы их образовывалось как можно больше.