Цитаты про детей

Мне так хочется ребёнка, Жади. Чтобы воплотить в нём всё, что мы пережили... Чтобы по дому бегала история нашей любви.
Если у меня не будет ребёнка от тебя, у меня не будет детей ни от кого.
Детство кончится когда-то,

Ведь оно не навсегда.

Станут взрослыми ребята –

Разлетятся кто куда.

А пока мы только дети

Нам расти еще расти.

Только небо, только ветер,

Только счастье впереди.
Если у вас с ним появятся дети, надеюсь, что они будут похожи на мать...
— Почему вы решили работать на телевидении?

— Мне очень хочется общаться с детьми. Они — наше будущее.

— У вас есть дети?

— Слава Богу, нет.
Первые два года мы учим наших детей ходить и разговаривать, а потом до самого совершеннолетия только и орём на них: «Сядь и заткнись».
Усилия взрослых направлены, в сущности, на то, чтобы сделать ребёнка удобным для себя.
Тот, кто видел рождение своего ребенка, как видел я, уже никогда в ней не усомнится в женской силе. Они сильнее нас. Для них не существует глупостей ― только главное. Жизнь, дети, свобода. Они не видят смысла в вечной жизни ― они продолжаются в детях, и этого достаточно. Они не завоеватели ― им и так принадлежит мир, потому что они способны создать новую жизнь.
Видишь ли, сэр Макс, люди, у которых есть дети, принципиально отличаются от людей, у которых их нет.
Почему дети так медленно растут? Пьют и едят как свиньи, и никакой отдачи. Нужно что-то менять...
Пи*дец. Родишь ребенка, а он поэт. Ты его кормишь грудью, на руках носишь в туалет, когда у него жар, тратишь на него все деньги и всё свободное время. Мечтаешь, что будет у него школа с золотой медалью, работа интересная, красивый автомобиль, веселая свадьба, трое детишек и собака. А он, с*ка, вырастает поэтом, и всё у него плохо. И он пьет горькую и пишет грустные стихи, а тебе уже шестьдесят, и ты уже отдал ему всё, что у тебя было, и больше у тебя ничего нет. А он пишет и пишет, с*ка, а ты читаешь и плачешь.
Детей интересует вопрос: откуда всё берётся, взрослых — куда всё девается.
Ты выросла, твои уши стали больше, а глаза старше.
Кто сказал, будто дети неспособны решить, чего они хотят от своей жизни?Взрослые.
Ты по-другому смотришь на вещи. Кто-то видит деревья, кто-то лес. Ты — из первых. Для тебя люди — не толпа. Это дар. Высшая сила направляет в мир необыкновенных детей, чтобы спасти его. Необычных, не таких как все, тонко чувствующих. Взрослые умеют закрывать глаза на многие вещи, презирать истинные ценности, например, искренность, веру в чувства...
Все мужчины похожи на детей... но ты не волнуйся, почти все женщины любят детей
— У меня дети. У меня их двое: мальчик и… м-м… де… тоже мальчик. Два мальчика. Вот. Это обуза.

— Господи, как вы можете так говорить о детях?

— Ну подождите, Людмила Прокофьевна!

— Да что вы?

— Не перебивайте, пожалуйста! Я и сам собьюсь.
— Как хорошо, что у меня нет детей!

— Да ладно тебе, Пэм. Они забавные. Они как люди, но в миниатюре. Карманные человечки.
Отношение к юной части населения — это показатель цивилизованности общества.
Я не верю в жалость к себе. Думаю, что жалеют себя те, у кого много свободного времени. Вместо того, чтобы мечтать о чуде, нужно учиться делать чудеса своими руками. Но Вселенная знает способ наказать за потаенные секреты и желания; и чем сильнее я люблю своего сына — чем больше он становится звездой, вокруг которой вращается моя жизнь, — тем чаще представляю себе, кем могла бы стать, представляю себе женщину, которая как-то затерялась в рутине воспитания ребенка-аутиста. БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ В СВОИХ ЖЕЛАНИЯХ.
Кто самый счастливый человек на земле?

Сегодня эта участь выпала мне!

Быть может завтра и тебе упадёт счастье в лапы!

Ну а сегодня я... стал папой!
Он в вечности останется ребёнком.
В какую же церковь нужно идти молиться, чтобы перестали страдать дети, потому что если умирают они, то кто же тогда невинен на этой безумной планете?!
Дети живут в четвертом измерении, они в своем роде сумасшедшие, ибо твердые и устойчивые явления для них шатки, и зыбки, и текучи.
— Я думала, что ты закончил раскопки.

— Просто появились дети, и у меня не осталось на это времени.

— Так вот почему мое второе имя «Обломинго»...

— Вот именно, Хейли!
— Тебе не понять. У тебя же еще нет детей!

— Я как раз об этом хотел с вами поговорить.
Когда детским губам довелось испить полной мерой горькую чашу Злобы, Подозрительности, Отчаяния, всей на свете Любви не хватит, чтобы однажды изведанное стерлось бесследно, даже если она ненадолго вернёт свет померкшим глазам и туда, где было Неверие, заронит зерна Веры.
Взрослые... думают, что уже знают все. Они вырастают и вместо того, чтобы расширять кругозор, решают, во что им верить, а во что не верить. В подобных вещах невозможно сделать выбор: вы либо верите, либо нет. Вот почему взрослые медленнее учатся. Они более циничны, они теряют веру и хотят знать только то, что может пригодиться в повседневном существовании. Их не интересуют бесполезные вещи. Но... Именно эти лишние, бесполезные вещи и делают жизнь жизнью.
... Когда ребенок о чем-нибудь спрашивает, ради всего святого, не увиливай, а отвечай. И не заговаривай зубы. Дети есть дети, но они замечают увертки не хуже взрослых, и всякая увертка только сбивает их с толку...
Детей как можно позволить!? Детей нужно хотеть!
Ребенок, которого хоть однажды бросила семья, остается сиротой до самой смерти.
— Знаешь, — начинает он, — когда ты была совсем маленькой, мы с мамой не спали ночи напролет и наблюдали, как ты дышишь. Нам казалось, если мы перестанет смотреть, ты забудешь, как дышать. — Его рука шевелится, пальцы чуть-чуть разжимаются. – Можешь надо мной смеяться, но это правда. Когда дети становятся старше, тревога уменьшается, но никогда не проходит. Я все время за тебя волнуюсь.
Это Мари Эдвиж. Она очень красивая, но она девчонка, а девчонки — это не интересно.
Я тебе говорю, простит! Это ж мама! Ей много-то не надо: извинился, глаза в пол и всё — иди дальше косячь.
Как по-твоему, нужен кому-нибудь ребёнок, который не думает? Даже в шутке должна быть какая-то мысль, а ребёнок, согласись сама, вовсе не шутка!
Определение «очень» используют, когда говорят о детях или о любви.
Время подобно ребёнку, ведомому за руку: смотрит назад...
Это же наши дети. Неважно, сколько проблем в нашей жизни. Мы обязаны заботиться о наших детях.
Сейчас я стал уже немолодой, и выяснилось, что ни Льва Толстого, ни Фолкнера из меня не вышло, хотя все, что я пишу, публикуется. И на передний план выдвинулись какие-то странные вещи: выяснилось, что у меня семья, что брак — это не просто факт, это процесс. Выяснилось, что дети — это не капиталовложение, не объект для твоих сентенций и не приниженные существа, которых ты почему-то должен воспитывать, будучи сам черт знает кем, а что это какие-то божьи создания, от которых ты зависишь, которые тебя критикуют и с которыми ты любой ценой должен сохранить нормальные человеческие отношения. Это оказалось самым важным.
Показывая маленьким детям, что можно давать выход своим чувствам, что есть такое место где-то для их историй, которые должны быть рассказаны, и что они будут приняты — это не о лицемерии, это о связи: их боль — это боль каждого.
Теперь ясно для чего нужны родители — чтобы дети могли жаловаться на непонимание.
Малютку сына — баю-бай!

Прижми покрепче к сердцу

И никогда не забывай

Задать ребенку перцу!

Баюкай сына своего

Хорошею дубиной -

Увидишь, будет у негоХарактер голубиный!
Уж я-то деточку свою

Лелею, словно розу!

И я его — баю-баю,

Как Сидорову козу!