Цитаты про депрессию

Мне хочется видеть, как упадет последний лист. Я устала ждать. Я устала думать. Мне хочется освободиться от всего, что меня держит, — лететь, лететь все ниже и ниже, как один из этих бедных, усталых листьев.
Я делаю вид, что не просто существую, не зная, что делать с этим очередным внезапно свалившимся на меня днем, а действительно проникновенно так живу.
Я не слышу себя, я не верю ему,

Я не верю теперь никому.

Я хочу убежать и на остров уплыть,

Там я буду одна, я смогу всё забыть...
Бывают дни, когда самый жизнерадостный характер погружается в мрачную тоску. И вроде бы нет внешних причин, все идет как обычно, вот только тянет что-то внутри и хочется бросить все, уйти куда глаза глядят или наделать непоправимых глупостей, о которых потом придется жалеть.
Говорят, горе имеет пять стадий. Первая — отрицание. Потом злость. Потом мольбы, пожалуй самое жалкое состояние. К тому времени, когда он объявил, что мы на месте, я впала в глубокую депрессию.

Иными словами, в четвертую стадию.
Депрессия, которая однажды пустила корни в моем сознании, теперь разрослась буйными цветами. Черными. И колючими.
Лень и депрессия — это сигнальная система, которая говорит, что вы проживаете не свою жизнь.
Когда всё уже надоело — надоедаешь сам себе.
... в жизни каждого человека случаются времена, когда наваливается какая-то тяжесть, охватывает тоска, депрессия. Всего колотит, кажется, сейчас вывернет наизнанку.
Том чувствует себя несчастным до тех пор, пока не придет в бешенство.
В личном деле Тизитля стояла отметка: «Не склонен к депрессии». О да, вздохнул Тизитль, пряча нож. Не склонен. Пока не наклонят и не отымеют по полной, во все дырки.
Он все хохотал и хохотал – зная, что стоит ему остановиться, и черная депрессия, как свинцовое суфле, погребет его под собой. Но он четко видел его – простирающееся перед всеми ними «светлое» будущее
Странно, именно в такие пасмурные, холодные дни депрессии у меня никогда не бывало. В ненастье я чувствую, что природа словно в согласии со мной, с тем, что на душе. И наоборот – стоит появиться солнцу, когда на улицах играет детвора, когда все радуются чудесному дню, я чувствую себя ужасно. Такая вот несправедливость: вокруг всё это великолепие – но мне в нём места нет.
Одна была вполне довольной жизнью девушкой. Время не текло сквозь пальцы, она как-то осмысленно жила. Пока не случились встречи – одна, другая. Она была разбита.Голос шептал ей: ты несовершенна, уничтожь это несовершенство.

Она рассматривала свои руки и с трудом удерживалась, чтобы не полоснуть по ним лезвием, но не выносила вида крови и не могла терпеть боль.
День кажется длинным и хочется плакать,

А в душу залезла зима -

Образовалась слякоть...Телефон молчит, никому я не нужна,

Приготовлю одиночество на ужин.
Здравствуй, друг-депрессия, проходи, присаживайся, у меня столько хорошей и грустной музыки.
Депрессия — как отсутствие ценностей. Внутренняя пустота, которую нечем заполнить. Это не страх, а отсутствие чего-то важного в твоей жизни. Нет радости, есть только тяжесть от подобного существования. Это бывает, когда у человека в жизни слишком мало любви, интереса, отношений. Это — чувство голода в отношении ценностей. Когда чувство голода разрастается до неутолимого, наступает депрессия.
Ничто не изнуряет тело и душу людей так, как изнуряют тоскливые думы. И ослабли люди от дум...
Теперь я понимаю, что значит «перегореть». Именно это со мной произошло. Я перегорел. Что-то во мне погасло, и все стало безразлично. Я ничего не делал. Ни о чем не думал. Ничего не хотел. Ни-че-го.
Вроде бы я пытался жить правильно, даже праведно, то есть хотел всего себя чему-то там отдать, конечно же, все человечество осчастливить! Столько всего хотел — и не смог. Отсюда и мое уныние, оно как духовное поражение. Уныние меня убивает. Уничтожает. Я не верю в будущее. Вместо верыстрах. И вся эта моральная разруха, когда совершенно парализована воля, происходит без всяких трагедий. Я же все имею. И я, и моя семья. Но во мне пустота. Пустой человек. Когда у человека нет идеи — он чувствует свою бесполезность, ненужность, хоть это странно, как будто мало получить жизнь, чувстовать, мыслить, а нужно еще все это использовать с какой-то целью...
Любовь — одиночество, депрессия — вешалка,

Слёзы не в помощь. Зачем? Почему?

Кричать, ненавидеть, стыдится, резать,

Прятаться в холоде, кончать в пустоту!
Тогда-то Леонард понял одну важную вещь о депрессии. Чем ты умнее, тем хуже. Чем лучше работает твой мозг, тем сильнее тебя раздирает депрессия.
Это был вечер. Холодный на редкость для осени, а точнее для октября и какой-то тоскливый. Впрочем, для дождливой хандры еще рано, но нормально для впадения в депрессию.
Ничто, заметил я в один прекрасный день, больше не имеет для меня смысла, и всё смертельно ранит.
Лично я исповедальне всегда предпочту стаканчик неразбавленного виски, но не раньше пяти. Может быть, поэтому все мои душевные кризисы приходятся на вечернее время?
Но никто не отзывался на её зов. Небеса молчали, словно опустели. Никакое одиночество, которое она чувствовала раньше, не могло сравниться с нынешней бездной её одиночества.
Почему даже ничтожный успех достигается путем нечеловеческих усилий? Почему хорошее требует жертв и борьбы, а плохое происходит с легкостью само по себе? Какой смысл в этой долбаной жизни, если ты не можешь получить удовлетворения? Как только приближаешься к цели, внезапно случается непредвиденное и отодвигает цель дальше, чем она была изначально. И ты бежишь за мечтой день за днем, год за годом, покуда однажды не исчерпаешь весь запас сил и надежды.
Страх перед собственным гневом чаще всего приводит к тому, что женщина перестает ориентироваться в своих чувствах. Ее раздражение накапливается, перекрывая все остальные эмоции, и в итоге направляется внутрь себя. Результатом такой внутренней агрессии становятся депрессии, усталость, головная боль, бессонница, отсутствие желаний и т. д.
Некоторые люди, когда они сердиты, впадают в депрессию. Депрессия — гнев, обращённый внутрь себя.
Какое все вокруг мерзкое.

Я так устала снова просыпаться утром.

Под ногами только грязь, в небе только дождь.

Никакого покоя. Никакого света.

В голове одна бессонница и куча выкуренных сигарет за раз.
О Добре не спорят, его творят! И тогда оно есть! А если повесить нос и предаться ипохондрии, тогда, конечно, тогда хоть топись в болоте от безысходности!
Люблю я своё несчастье. Оно составляет мне компанию. Порой, когда я временно счастлив, мне даже не хватает этой занозы. На хандру легко подсесть.
депрессия…

десять мушиных трупиков

двадцать оторванных крылышек
— Расскажи про свою жизнь.

— Моя жизнь — это гонка.

— Гонка?

— Да.

— Гонка в которой участвуют 3 участника.

— Депрессия и отчание едут на одной машине, они сзади.

— Я еду между этой злой парочкой и...

— И... его можно назвать счастьем.

— Странная жизнь.

— Да.

— Мы не знаем, что будет за следующим поворотом.

— Может быть, короткий путь, по которому можно срезать, и догнать преследуемого.

— А может быть, там конец дороги, обрыв, гора, ещё что-нибудь.

— В худшем случае — отстанешь, или врежешься в серьёзную проблему, из которой не выехать.

— В лучшем — догонишь впереди идущего и будешь гнать наравне с ним...

— Необычное объяснение.

— Согласен.

— Такова моя жизнь.
депрессия — период

острой необходимости счастья.

зачем слушать мир,

который не отвечает и безучастен?
Порой то, что называют депрессией, на самом делечувство неудовлетворенности, вызванное непомерными требованиями к себе или ожиданием особенных, ничем не заслуженных жизненных благ.
На самом деле, депрессия — это тоже наркотик своего рода. Человек, впадающий в депрессию, начинающий её подкармливать, в нем она растёт как такой, знаете, ядовитый плющ и обвивает всё внутри, всю душу, весь мозг, там, сердце, всё, все органы. И вот он живёт в этом: «да... ну конечно... у нас так всегда... да... всё плохо... тра-та-та». Есть и то, что плохо, несомненно, и в нашей истории, и есть многие неоднозначные вещи, но купаться в этой депрессии нельзя, потому что она деструктивна! Именно в эту депрессию вас и хотят поместить наши, как это принято говорить, — конкуренты или оппоненты. Они хотят, чтобы мы были в депрессии, по одной простой причинечеловек в депрессии не способен на конструктивную деятельность, он способен, может быть, только на какие-то саморазрушительные порывы; и второе, когда он в депрессии и уверен, что всё плохо — ему гораздо легче впаривать всякую чушь, и заставлять его делать то, что от него хотят получить, ему легче всякие сказки впаривать.
Будучи официально разведенным, поздно вечером я сидел на диване, бесцельно щелкал пультом и чувствовал, что выхожу на новый ошеломляющий виток депрессии. Хотелось уже снова кому-нибудь принадлежать.
Тебе когда-нибудь казалось, что все в твоей жизни – все, что окружает тебя благодаря твоим стараниям, – искусственное и хрупкое, как елочный шарик? Достаточно уронить его на пол, чтобы осколки рассыпались в разные стороны. И ты останешься стоять с ниточкой в руке, полный одиночества и сожалений.
Я считаю, в ноябре каждый порядочный человек должен от трех до десяти дней проваляться в депрессии. Если вы почему-либо не валяетесь, как алюминиевая ложка, это говорит о недостаточно тонкой душевной организации.
Если перестать притворяться, будто все чертовски паршиво и выхода нет — а именно в этом я себя и убеждал все время, — то лучше не станет, даже наоборот. Уверяя себя в том, что жизнь — дерьмо, ты словно находишься под анестезией, а если перестать это делать, становится понятно, где болит и насколько сильно, и опять же лучше от этого не будет.
— Тебе известно, что женщины в несколько раз больше подвержены депрессии, чем мужчины?

— Хорошо. Мужчинам.

— Не очень, если посмотришь на это как гетеросексуал.
Я стою на краю и смотрю вниз. Вид на землю с высоты двадцать второго этажа. Это единственное, что мне остаётся. Единственный мой выбор. Мне ничего не дорого и ничего не жаль. Я уже практически ничего не чувствую. Поэтому мне осталась только эта земля.

Вид с высоты двадцать второго этажа. Его никто не может отнять. Должно же быть что-то, чего никто не сможет отнять.

Я прихожу сюда, когда ничего другого не остаётся. Я прихожу, чтобы почувствовать страх или уверенность. Чтобы ещё раз увидеть, что и у меня, и у каждого человека на земле есть выбор.

Вариант один – продолжать. Вариант два – на двадцать два этажа вниз.
Но, по правде, депрессия — не побочный эффект рака. Депрессия – это побочный эффект умирания.