Цитаты про депрессию

Я останавливаюсь и слишком глубоко погружаюсь в мысли. Они переходят в тягостные размышления, и тут-то появляются мои старые друзья. Они подходят молча, угрожающе, как тайные агенты, и обступают меня с двух сторон — Депрессия слева, Одиночество справа. Я и так хорошо знаю этих ребят. Хотя, признаюсь, для меня — неожиданность встретить их в живописном саду в Италии, на закате. Им тут совсем не место.
Так одиноко, будто скоро умрёшь: именно сейчас, когда вокруг столько людей, способных понять вообще всё, когда есть подруги и можно даже завести новых, когда муж терпелив, а кошки особенно ласковы, именно сейчас я чувствую, что меня вырезали из моей жизни.
Депрессия очень часто сопровождается расстройствами сексуальной сферы; по счастью с этими расстройствами обычно бывает легко справиться при правильном лечении самой депрессии.
Ну здравствуй, люд, я депремальчик,

Всегда сижу в уныньи я.

Я злой и не послушный «зайчик»,

Прошу, не трогайте меня.

Иначе встану я, и закричу так сильно!

Что негде будет скрыться вам.

Мольбы взывать вам лишь «во имя»,

Придётся всем литым богам.
Привет, депрессия, мы снова вместе,

Пора бы стать моей невестой.

С тобой всегда я буду честен,

Долой отправив все протесты.
Ты ешь конфеты, кушай, спи,

Скорей вылазь из этой бездны.

Пиши рассказы и стихи,

Лишь только так, мой друг любезный.

Но есть конечно же ещё,

Один лирический момент.

Повысь естественно гормон,

А для сего найди «объект».
Когда я спросила одного бывшего миллионера, как он обанкротился, он ответил, что постепенно, а потом внезапно. То же самое и с депрессией: просто однажды ты просыпаешься и понимаешь, что боишься жить дальше.
А знаешь ли ты, сколько слёз влезает в чайную ложку? 127. Я подсчитал, когда находился в депрессии.

Мне стало любопытно и я подумал, что это своего рода художественный проект.

Мне хотелось куда-то двигаться, а не просто плакать. Поэтому я стал плакать в ложку и считать капли. 127.

Обязательно запиши себе на память. 127.
— Я полагаю, что добрая и яркая придуманная жизнь спасает несчётное количество людей от тоски и депрессии. Она даёт им ощущение собственной индивидуальности. Они изобретают самих себя...

— А маньяки-убийцы? Они тоже фантазируют?

— Для любых небес есть свой ад.
Серость миразнак, что пора душу пропылесосить, оглохшую и посеревшую от бездуховности душу…
— У вас наверняка была послеродовая...

— Как ни называй, я не чувствовала счастья.
Черная полоса, белая полоса... Надо было тебе в детстве набор фломастеров подарить. Двенадцать цветов. Глядишь, заиграла бы жизнь новыми красками!
— А что, вы в людях хорошо разбираетесь?

— Ну, в психологии — профессионально.

— То есть, можете посмотреть на человека и всё понять?

— Что понять?

— Ну всё, что с человеком происходит...

— То есть, вы хотите сказать, что с вами что-то происходит, а вы не можете понять, что именно?

— Да со мной вообще ничего не происходит уже второй год.

— Депрессия, что ли?

— А это когда...

— Нууу... Затяжное плохое настроение?

— Нет, настроение — отличное. Жить не хочется.
Не надо ля-ля. Настоящая депрессия — это когда ни пить, ни есть, ни двигаться, ни жить не хочется, – всплыло в памяти интервью с психиатром. – А ты вон какие планы строишь.
Тем временем Россия погружалась в депрессию, люди, обнищавшие в очередной раз, — тоже. Казалось, тоска разлита в воздухе, темном, нечистом и гнетущем. Безрадостная, тяжкая осень девяносто восьмого года. Теперь уже мир Лены, принцессы четвертого поколения, раскололся на «до» и «после», но она еще не поняла, что 330 так было и будет всегда.
... в социальном отношении, сердечный смех не приносит дивидендов. Удобнее, «политкорректнее» производить впечатление человека в депрессии, чем счастливого. Поверхностному взгляду может показаться, что дело обстоит наоборот. Но, если ты предстаешь перед людьми несчастным, грустным, ты всегда можешь найти кого-то, кто о тебе позаботится, выкажет расположение, любовь, признание. Я упрямо продолжаю быть уверенным, что всё уже есть внутри нас, что то, что мы ищем в других, нам следовало бы искать в себе. Но легче думать, что жизнь была для нас злой мачехой, чем убедиться в том, что быть несчастными — наш выбор. С другой стороны, человек несчастный, погруженный в депрессию, в глубине души хочет оставаться в своем страдании. Быть в депрессии предпочтительнее, чем стать ответственным за себя.
Слишком много боли, слишком много стресса

Я на 8 килограмм похудел за месяц.

Уже не в первый, раз знакомые симптомы

Я никого не хочу видеть, пропадаю дома.
Долгое время я ложился спать радостный. Теперь у меня нет времени даже на депрессию.
— Не думаю, что вам нужен психиатр, группа поддержки или лекарства.

— А что же мне нужно?

— Вам нужна цель. А точнее — вам нужна работа.
Все бывают подавленными. Это эмоция. Люди прибегают к помощи таблеток вместо того, чтобы встретиться с проблемами лицом к лицу.
— Миссис Э?.. А депрессия — каково это?

— Ну... Это когда тебе кажется, что всё, что тебе хочется — это сдохнуть. Но приходится жить.

— Забавно... У меня чаще бывает ощущение, что я хочу жить... Но мне придётся умереть.
Работа, работа, опять работа – кто сказал, что от депрессии помогают пилюли? Лучше двадцатичасового рабочего дня средств еще не придумали! Когда падаешь, выматываешься так, что голову поднять сил нет, и забываешь обо всем.
— А Вы считаете, что богатые люди не имеют права страдать депрессией?

— При чем тут право! — Я уже ни на шутку разозлилась на него, хотя и старалась следить за своим тоном и мимикой, но уже не очень хорошо получалось. — У них всё есть для счастья. Они могут вести тот образ жизни, какой захотят. Чего же им не хватает? Почему они вообще оказываются здесь?

— По разным причинам. Знаете поговорку: не в деньгах счастье.

— Я знаю продолжение: не в деньгах счастье, а в их количестве.

— А я знаю другой вариант: счастье не в деньгах для тех, у кого они есть. Как Вам?
Человека отчаявшегося любая неудача способна ввергнуть в глубочайшую депрессию, любой грех становится первородным грехом, по сути являясь частью его, любое преступление — Преступлением.
Сегодня кажется, что мир разбит на части,

Что никогда его осколки не собрать...

И жизнь черна, и ты сейчас не властна

Мои слова расслышать и понять...

Но потерпи, позволь себе поверить,

Что есть предел у боли и у слёз,

Что будет день, что он уже у двери,

Что новый свет с собою он принёс...
Можно разными способами пытаться преодолеть депрессию. Можно слушать органные произведения Баха в церкви Христа Спасителя. Можно с помощью бритвенного лезвия выложить на карманном зеркальце полоску хорошего настроения в виде порошка, а потом вдыхать его через трубочку для коктейля. Можно звать на помощь. Например, по телефону, так, чтобы точно знать, кто именно тебя услышит. Это европейский путь. Надеяться, что можно, что-то предпринимая, найти выход из трудного положения. Я выбираю гренландский путь. Он состоит в том, чтобы погрузиться в черное настроение. Положить свое поражение под микроскоп и сосредоточиться на нем. Когда дело обстоит совсем плохо — как сейчас — я вижу перед собой черный туннель. К нему я и иду. Я снимаю свою дорогую одежду, свое нижнее белье, свой шлем безопасности, оставляю свой датский паспорт и вхожу в темноту. Я знаю, что пойдет поезд. Обшитый свинцом паровоз, перевозящий стронций-90. Я иду ему навстречу. Мне это по силам, потому что мне 37 лет. Я знаю, что в глубине туннеля, под колесами, между шпалами есть крошечный просвет.
Депрессивные и больные люди всегда являются центром внимания в семье.

Таким образом, комплекс неполноценности является источником их силы. Они беспрестанно жалуются, что чувствуют слабость, теряют в весе, и прочее, но несмотря на это, они сильнее всех остальных. Они подавляют здоровых людей — факт, который не должен нас удивлять, так как в нашей культуре болезнь может давать определенную силу и власть. (И если бы мы задались вопросом, кто сильнейшие люди в нашей культуре, логично было бы ответить — младенцы. Младенцы правят, сами же оставаясь неподвластными.)
Так и сиди, завернувшись в шаль,День напролёт молчи.

Мёртвых принцесс никому не жаль.

Вот и смотри, как уносят вдаль

Душу твою грачи.
По мнению одного целителя, высказанного им в беседе с автором этой книги, «большинство людей умирает от отравления адреналином». В нашей терминологии это значит, что у большинства людей присутствует излишние беспокойство первого контура и территориальная воинственность второго контура. Люди в буквальном смысле сражаются за выживание, что, несмотря на утверждения Дарвина, не свойственно ни одному животному. Большинство животных большую часть времени просто играет, решает проблемы выживания, когда в этом возникает необходимость, и умирает, если они не решены; но только люди сражаются сознательно, поэтому Игра Жизни вызывает у них беспокойство и депрессию.
Сижу в школьном толчке и реву, как психопатка. Хочу залезть под куст с косяком и курить, курить, курить... Пока не сдохну... А когда сдохну, озабоченные черти утащат меня в свой дерьмовый мир, где, конечно, дохрена травы, но нет спичек... И я буду жрать гаш, который воняет ромашкой, и блювать круглыми сутками.
Депрессия тяжела не только сама по себе, дело в том, что ты знаешь — в мире есть множество людей, у которых гораздо больше причин пребывать в депрессии, чем у тебя, но эта мысль не только не излечивает от депрессии, а дает лишний повод презирать себя еще больше и, таким образом, погружаться в еще большую депрессию. Самая чистая форма депрессии — когда ты не можешь привести абсолютно никаких объяснений, почему ты в депрессии.
Единственная хорошая новость: от горя худеют. Никто не рекламирует эту диету, а ведь она самая эффективная из всех. Депрессия Для Похудения. Хотите сбросить вес?

Разведитесь, влюбитесь в кого нибудь, кто вас не любит, живите один и грустите с утра до вечера. Лишние килограммы растают, как снег на солнце. Ваше тело снова станет стройным и сможет отлично вам послужить – конечно, если выживете.
Пессимисты не хотят быть счастливыми, им нужно страдать, чтобы оправдать свою депрессию. Если они счастливы, то куда её девать? Им бы пришлось идти и жить, а это так не весело.
Каждый человек страдает потому, что мыслит. По сути, дух осмысливает человека лишь в вечности, и осознание жизни может вылиться лишь в депрессию. Нужно осмысливать жизнь не духом, но в опиумном дурмане.
Когда приходит грусть,

на сердце плохо,

и в душе как-то не по себе становится,

кажется вот-вот жизнь остановится.

Не хочется ничего,

кроме как со всеми поссориться

и закрыться в комнате одному,

чтобы понять

для чего я на свете живу,

для чего общаюсь с теми,

кто меня может предать,

за спиной обо мне

что-нибудь не то сказать.

Не знаю, от чего такое состояние?

Порой мне кажется, что жизнь — это испытание,

В котором я,

В котором ты,

В котором все мы

принимаем участие жизненной игры.
Она обладает самой крепкой психикой в мире: слово «депрессия» ей вообще неизвестно, а что самооценка бывает еще и низкая, она даже никогда и не слыхала.
Почему глаза слезятся,сердце еле бьется,

кроме мучений ничего не остается?

Серый туман окутал душу пеленой;

маленький холм кажется горой.Боль сжимает мое сердце,

хочется кричать,

но не могу... нет сил больше ждать.

Не могу любить, не хочу унывать,

Не с кем поговорить, некому сказать,

что мне ужасно плохо в эту минуту, в этот час.

Я громко кричу,

но меня никто не слышит.

Никому нет дела, что Фил... еле дышит.
Слышен только крик

измученной души.

Той души, которая не находит себе места.

И нахождение ее в этом мире

никому не... не известно.

Сливаясь с дождем грусть барабанит мою душу,

проникает в сердце,

а потом опять снаружи.

Как снег летом

я не нужен никому.

Только светлую память о былых временах я храню.

Те моменты, когда сердце

было переполнено любовью,

когда клялись что вечно будем вместе кровью.

Когда от любви кровь моя кипела,

но теперь она застыла сохранить, тепло

так и не сумела.
Грусть, боль внутри.

Я пытался найти

от них противоядие,

но, увы, слишком поздно.

Последняя стадия заражения печалью.

Я молился Богу,

он меня не заметил.

В душе воет ветер.

Там где были чевства, теперь пустота.

Только черные кошки рвут на части сердце.

С ночи до утра

хочу плакать,

но сухие глаза

не понимют своего состояния.

Весь этот чертов мир

добивает снаружи,депрессия кричит как зверь,

загоняя в угол душу.
Душа кричит, потом молчит.

Я спокоен,

лишь когда по ушам долбит ритм.Музыка, временный наркоз.

От печали и застывших слёз

я устал бежать кросс

длиной 18 лет.

Не хочу по дороге падать

в ямы бед.

Хочу их обойти и не сбиться с пути,

но опять спотыкаюсь и падаю,

тем самым двуличных стервятников радуя.

Они хотят моей крови напиться,

я пытаюсь отбиться,

вижу от равнодушия застывшие лица

и лживые маски. Где те пестрые краски?

Весь мир стал серым...
Чувство тревоги, объяснит вам любой дорогой психиатр — вызывается депрессией, и тот же самый психиатр, во время второго визита, сообщит вам за дополнительную плату, что тревога вызывает депрессию.
Упасть, не дышать.

Закричать, что я устал и нет сил встать.

Умирать, воскресать,

Обрести и потерять себя.
В жизни каждого человека бывают моменты, когда она кажется пустой и бессмысленной. И ты думаешь, что завтра никогда не наступит, что мир навсегда останется таким же пустым и серым, как сейчас. И хочется сказать себе: «Господи, да пошло оно все!». И просто забить на все свои мысли, идеи и переживания. Просто растаять. Сгореть в этом сумасшедшем круговороте событий и развеяться пеплом над серостью будней – это и называется потерять себя.

Но проходит время, мы находим в себе силы, мы понимаем, что жизнь не такая уж и плохая штука – стоит только приглядеться. И мы поднимаемся с колен для того, чтобы когда-нибудь снова...