Цитаты про демократию

В России крепкие напитки пьют залпом в отличие от Европы, где обычно их пьют прихлебывая. Марксизм тоже Россия выпила залпом, пока Европа его пригубляла. Через семьдесят лет мы отрезвели — и тут же залпом выпили демократию. Почему в России пьют залпом? Величайшая загадка. Одни говорят, что россияне спешат к итоговому состоянию после выпивки. Другие говорят, что наша жизнь столь ненадежна, что человек пьет залпом, боясь, что у него отнимут выпивку, пока он будет прихлебывать. Вероятно, разрешив эту загадку, мы облегченно вздохнем и начнем пить прихлебывая. А Европа, заметив это, сильно встревожится и станет пить залпом.
— Я, Варвара Андреевна, вообще противник д-демократии. — (Сказал и покраснел). — Один человек изначально не равен другому, и тут уж ничего не поделаешь. Демократический принцип ущемляет в правах тех, кто умнее, т-талантливее, работоспособнее, ставит их в зависимость от тупой воли глупых, бездарных и ленивых, п-потому что таковых в обществе всегда больше. Пусть наши с вами соотечественники сначала отучатся от свинства и заслужат право носить звание г-гражданина, а уж тогда можно будет и о парламенте подумать.

От такого неслыханного заявления Варя растерялась, но на выручку пришел д'Эвре.

— И все же, если в стране избирательное право уже введено, — мягко сказал он (разговор, конечно же, шел по-французски), — несправедливо обижать целую половину человечества, да к тому же еще и лучшую.
Думаю, что пока демократия – такая же утопия, как и коммунизм. В реальности ее нигде нет. Везде, где она провозглашена, имеет место манипулирование демосом со стороны власть имущих.
Democracy is the worst form of government, except all the others that have been tried.

Демократия — наихудшая форма правления, если не считать всех остальных.
Тот факт, что демократические общества менее всего склонны к войне, не означает, что они не будут воевать.
— Всё-таки как разболтался народ, — посетовал кениг. — Надо, надо пару-тройку казней провести, а то сначала неповиновение, потом свобода слова, а потом чего?

— Демократия, перестройка и гласность, — хмуро предсказал я.
Буржуазия вынуждена лицемерить и называть «общенародной властью» или демократией вообще, или чистой демократией демократическую республику, на деле представляющую из себя диктатуру буржуазии, диктатуру эксплуататоров над трудящимися массами.
Почему-то многим кажется, что я республиканец, но это не так. На прошлых выборах я вообще не знал, за кого голосовать. Ты смотришь на них, а в голове у тебя что-то вроде: «Ну хорошо, выбор, получается, такой: вы хотите, чтобы вас ударили или чтобы вас пнули».
Демократия не ставит вопросы: «хорошо» или «плохо». Демократия — это, в первую очередь, процедуры и их соблюдение.
Демократия — это не подарок сверху, это не состояние общества, а его ежедневная работа. Что происходит в демократических странах? Люди каждый день работают. Не выходят на улицу плеваться, протестовать, а борются за свои права.
Наша демократия к настоящей демократии имеет такое же отношение, как мужчина к евнуху.
Теперь никому ничего не надо, кроме денег, теперь, блин, демократия: не нравится власть — не выбирай. Она сама себя выберет. На то и урны. Поэтому пресса почти разнадобилась — держат так, для приличия, чтобы на переговорах западные умники не доставали.
При правлении однородного и доктринерского большинства демократия может оказаться не менее тиранической, чем худшая из диктатур.
Вы изнываете по демократии, а дальше своего компота видеть ничего не хотите. И независимые кандидаты, готовые годы положить на служение людям, тоже особо не перетрудились, чтобы донести до этих людей, что те кандидатам не безразличны.
Ты на самом деле сражаешься, или на девяносто девять процентов

Просто сотрясаешь воздух?

И послушай, ты ошибаешься, если

Не видишь, что выпавшая тебе доля значительно лучше, чем у большинства.

И ты можешь стоять здесь, огрызаясь на власти,

Ведь у нас по-прежнему есть демократия, а это значит,

Что ты можешь рассказать о том, что чувствуешь,

И они не смогут посадить тебя под замок.

Так много людей просто исчезло, так много людей живут в страхе.

Но знай, что здесь, парень, твой разумпротивник.

Так много упущенных возможностей в стране изобилия.

Здесь так много брошенных кошек, уставших душ, что становится заманчивым

Пустить всё на самотек, сделать судьбу козлом отпущения.

И присоединиться к тем, кто мог что-то сделать, но не сделал.

You fight for the sake of it, or ninety nine percent

Just trying to make a shake of it

And yo you must be mistaking if you

Can't see your stake in it is greater than the vast majority

And you can stand there growling at authority

Cause we still got a democracy, and what that means

Is you can say what you feel

And they can't put you under lock and key

So many disappeared, so many lived in fear

But you know that here man, your brains the opponent

So many blown opportunities in the land of plenty

So many cats that let there souls run on empty it gets tempting

To let it all slide, make fate the fall guy

And join the could have been's.
Долгое время в мире считалось аксиомой, что США — это демократия и сами США усиленно поддерживали и продолжают поддерживать этот образ. Но сколько образ не поддерживай, если он входит в противоречие с фактами, то верх берут в конечном счёте факты, а не образ. Между тем, то, что происходит в последнее время в США, взрывает установившуюся аксиому и раскрывает глаза на суть американской политической системы. А суть состоит в том, что США — это уже демократия только по форме, а по содержанию — это испытанная и изощрённая либеральная диктатура, а точнее диктатура либералов, которые не терпят никакой серьёзной оппозиции своей идеологии и политической доктрине.
— Я считаю, раз мы образуем государство, мы не можем быть страной, которая остальному миру кажется агрессивной любительницей войн. Однако, мы не можем быть страной, которая всем кажется слабой и беззащитной. Может нам стоит организовать государство, которое кажется и тем, и тем?

— Да! Боже мой, конечно! Мы начнем воевать и одновременно протестовать против войны!

— Если народу нашей страны дозволить делать то, что они хотят, то кто-то поддержит войну, а кто-то будет против.

— А это значит, мы сможем воевать, с кем хотим и параллельно вести себя так, будто мы против. Если мы позволим людям выступать против действий правительства, страну не в чем будет упрекнуть.

— И вишню съесть, и косточкой не подавиться, образно выражаясь.

— Только подумайте! Целая нация делает одно, а говорит другое!

— И мы назовем эту страну Соединенные Штаты Америки!
Грузия сегодня флагман борьбы демократии, и если мы проиграем, то абсолютное зло победит добро, и мы этого не можем допустить. Мы защищаем наше будущее, но мы защищаем добро.
Я думаю, что формат этого лагеря должен поменяться, это должен быть тренировочный лагерь. Сюда уже с завтрашнего, послезавтрашнего дня заедут дополнительно люди, которые будут обучаться методам мирной демократической борьбы. Новые люди будут готовы управлять государством вместо них.
За что вы так ненавидите диктаторов? Представьте, если бы в Америке была диктатура. Один процент граждан владел бы всеми богатствами страны. Вы бы помогли своим друзьям богатеям стать ещё богаче, урезая налоги, и приходя им на выручку каждый раз, когда они проматывают деньги. Можно игнорировать нужды бедных и больных, никаких забот об образовании. Ваша пресса казалась бы свободной, но тайно контролировалась бы одним магнатом и его семьей. Можно прослушивать телефоны, можно пытать иностранных заключенных. Можно выбирать кого надо. Можно лгать о причинах начала войны. Вы могли бы заполнить тюрьмы людьми одной расы, и никто бы даже не пикнул. Пресса могла бы запугивать граждан, действуя против их интересов. Понимаю, американцам такое представить не просто. Пожалуйста, попытайтесь.
— Демократия. — Я пощёлкал пальцами и вопросительно глянул на Голда. — Знакомое слово.

— Это когда несколько человек говорят остальным, что счастье будет всем, а потом счастье приходит только к ним, а всем остальным выдается кукиш, — пояснил Голд услужливо. — Как-то так.
Мы уже знаем, что демократия — это когда побеждают истинные демократы. Вряд ли наши американские кураторы серьезно собирались внедрять этот свой передовой метод у себя дома. «Такое впечатление, что они потренировавшись в Киеве, готовы у себя в Вашингтоне Майдан организовать», — сказал Владимир Путин.
«Почему в Соединенных Штатах никогда не было госпереворотов? Потому что в Штатах нет посольства США». Этот старый анекдот — исчерпывающий комментарий к обвинениям во вмешательстве кого бы то ни было в американские выборы. С 46-го по 2000-е годы США по меньшей мере 81 раз пытались влиять на выборы в других странах, пишет «Лос-Анджелес Таймс». «США прибегали к оккупации и военным вмешательствам в целом ряде стран, а также подстрекали к путчам в целях свержения популистов, которые были избраны демократическим путем», — пишет «Вашингтон Пост». В качестве самых печально известных эпизодов газета напоминает о свержении и убийстве Лумумбы в Конго в 61-м, свержении Моссадыка в Иране в 53-м и Альенде в Чили в 73 году. Как заметил тогда нынешний большой друг российского народа Генри Киссинджер, «не вижу, почему это мы должны устраниться и наблюдать, как страна становится коммунистической из-за безответственности собственного народа».
Жестоко, но справедливо наводится демократия у дикарей. Про дикарей, это не оговорка. По-другому назвать жрущих потроха исламистов язык мало у кого повернется. Однако, к нашему всеобщему удивлению, амеры здесь так называют вообще всех местных. Так с кем же сражается Кайл в Ираке? Так понятно же — с Аль-Каидой! А больше американскому зрителю ничего знать и не нужно. <...>

Этаким финтом ушами Клинт Иствуд обошел несколько нелицеприятных для США вопросов. Действительно, к чему напоминать миру о клоуне с фабрикованными уликами? К чему напоминать, что США развязали войну, только чтобы убрать неугодный режим? К чему напоминать, что Аль-Каида появилась в Ираке, лишь после того, как США, прикрываясь воплями о демократии, совершили акт агрессии против суверенной страны, оккупировали ее, разрушили государственность и свергли легитимную власть?

Все это не важно — американский обыватель должен не задумываться о первопричинах, а гордиться со своей страной, потому что она сражается с террористами.
Если бы Россия вела себя как США, то... после объявления вердикта МОК господином Бахом, объявила Швейцарию угрозой всему миру, цивилизации и идеалам демократии с общечеловеческими ценностями. После чего, наплевав на ООН с его советом безопасности, двинула бы с четырёх направлений свою армию на Лозанну, оставляя по пути следования «временные гарнизоны» в странах транзита. Разумеется, для защиты братских народов Европы от швейцарской угрозы. Учитывая «воинскую удаль, отвагу и самоотверженность» французов, итальянцев и прочих датчан с прибалтами-скандинавами, через неделю вся Европа была бы полностью защищена от швейцарской МОКовщины. Сам МОК был-бы переименован в РОК, на первом заседании которого его председателем был бы единогласно избран Рамзан Ахмадович Кадыров.
Демократия отличается от диктатуры тем, что при демократии вам сначала предлагают выборы, а потом отдают приказы; при диктатуре вам не надо тратить время на голосование.
Демократия расширяет сферу индивидуальной свободы, социализм ее ограничивает. Демократия утверждает высочайшую ценность каждого человека, социализм превращает человека в простое средство, в цифру. Демократия и социализм не имеют между собой ничего общего, кроме одного слова: равенство. Но посмотрите, какая разница: если демократия стремится к равенству в свободе, то социализм — к равенству в рабстве и принуждении.
Прекрасны идеалы демократий,

Когда подобен каждый Королю, -

Но я определенно не люблю

Разгула нынешних крикливых братий;

Монарх достоин менее проклятий,

Чем гнусных демагогов болтовня, -

Анархией свободу подменя,

Они уже готовят нас к расплате.
— Хрюн, как ты думаешь, нужна ли нашему народу демократия?

— А вот ты как думаешь: нашему народу нужна обратная сторона Луны?

— Не знаю, не знаю... Наш народ её никогда не видел. Тогда, может, и нужна. Не знаю, Хрюнчик, я запутался.

— Тогда чего про демократию спрашиваешь, нужна или не нужна? Мы её тоже видали, как эту, обратную сторону.
Демократы собирались заменить традиционные источники госдоходов сбором налогов, но если так, они невнимательно читали западные книжки. А там в неявной форме сказано, что организация налоговой системыдело непростое.
Первая из демократических доктрин заключается в том, что все люди интересны.
Хорошо действующая тирания встречается также редко, как эффективная демократия.
В этом и есть суть подлинной демократии — подогнал авианосцы, нанес ракетный удар, после чего собрал корреспондентов и поставил им задачу аплодировать. Учиться надо!
— Если бы произошло какое-то вторжение...

— Да.

— ... типа инопланетное.

— Власти сразу бы сообщили. Точно.

— Да, власти дали бы нам знать.

— Да, это же Америка.

— Что? А, да. Это один из признаков того, что мы живем в свободной стране. Здесь ничего не скрывают...

— Верно, да.

— ... сразу говорят: «Лежать, руки за голову».
Один человек изначально не равен другому, и тут уж ничего не поделаешь. Демократический принцип ущемляет в правах тех, кто умнее, талантливее, работоспособнее, ставит их в зависимость от тупой воли глупых, бездарных и ленивых, п-потому что таковых в обществе всегда больше. Пусть наши с вами соотечественники сначала отучатся от свинства и заслужат право носить звание г-гражданина, а уж тогда можно будет и о парламенте подумать.