Цитаты про себя

Раньше я мог целыми днями бегать туда, куда меня приглашали, хотя мне это было совсем неинтересно. А в тот день, когда я научился говорить «нет», я обрел массу времени для себя и для того, что мне действительно нравится. Это полностью изменило мою жизнь. Я считал, что надо всегда говорить «да», чтобы тебя любили.
Как никто не мог утешить меня, так и я не мог утешить никого другого — речь шла о сочувствии, а я в этом смысле был совершенно бесполезен.
Я была неправа. Я поступила плохо, и стыд за это будет вечно терзать меня. Котята должны стать высшей ценностью для всех племён. После того, как мы отнесём троих несчастных малышей в племя Ветра, я попрошу Зелёную Звезду внести в Воинский закон новое правило. Пусть котята будут находиться под защитой всех лесных воителей, к какому бы племени они ни принадлежали! Наше будущее зависит от наших малышей!
Быть дизайнером одежды всегда было моей мечтой, и моя мать приняла это: «Ты как бабочка, каждый момент должен воспринимать, каждую секунду должен быть внимательным и подмечать мелочи, чтобы творить».
– Я, в общем, на жизнь не жалуюсь. Страшно сидеть и ничего не делать, а время проходит. А сейчас оно у меня и вовсе летит! Хотя я и борюсь с паспортом.

– Как?

– Я его просто спрятала, и всё. Ну и плаваю! Каждый день – в бассейн, даю стометровочку!
Я сижу в машине с человеком, которого не знаю, в части города, о которой я даже не слышал. Свой телефон не знаю. Какой сегодня день тоже. Даже не уверен, что есть где-то друг, которому можно позвонить. Я понимаю, что могу просто исчезнуть. Хм.. да, просто исчезнуть.
Да, похоже, подонки — мой удел. Но это не остановит меня в поиске идеального мужчины.
Не будем предаваться скорби,

Не рыдай над моей могилой,

Я не здесь,

Я не сплю.

Я в тысяче буйных ветров,

Я в алмазных блестках снега,

Я в колосе, раскрывшемся на солнце,

Я в шелесте осеннего дождя.

Когда ты просыпаешься по утру,

Я легкий бриз и щебет птиц,

Я звезда, сияющая в ночи.

Не рыдай над моей могилой:

Меня там нет,

Я не умер.
Я — это тот, кто помнит, что было, и думает о том, что будет. Я — это тот, кто не в прошлом и не в будущем. Я — это сейчас. Весь мир — это вечное сейчас. Я — центр этого мира. Я — центр своей реальности.
Мы запутались, потеряли ориентир, заблудились. Нет ничего, чем бы мы грезили. Не осталось мечты. Всю дорогу мы ищем оправдания, чтобы наши падения не казались такими уж курьёзными. Ищем врага, чтобы наше сопротивление имело хоть какой-то смысл. Живём, чтобы жить. Как можно дольше и как можно лучше.
Больше всего на свете тебе хотелось бы остановиться. Замереть в вакууме. Проснуться там, где нет воспоминаний. Но нет. Ведь вдруг окажется так, что боль — это единственное, чем ты можешь гордиться. Подтверждение того, что ты жила и зависела от кого-то.
Мой день прошёл в тоске и маете.

Я горевал в вечерней темноте

О том, что жизнь, мгновенье за мгновеньем,

Я промотал в никчёмной суете...
— Будь проще, и люди к тебе потянутся.

— Лучше я буду сложнее, и от меня отстанут те, кто проще.
I'm an amnesiac,

forgot what it's like,

to be happy.

Some kind of maniac,

that'll follow you around

when I know you don't want me.

У меня амнезия — я забыла,

что это такое — быть счастливой...

Преследую тебя, словно маньяк,

хотя знаю, что не нужна...
Безусловно не веря приметам,

Чертовщиной мозги не губя,

Тем не менее перед рассветом

На дороге я встретил себя.

<...>

Я и я очарованы были,

Расставались уже как друзья.

Долго шляпы по воздуху плыли,

Долго я улыбался и я.
Вы принимаете меня не за того. Что ещё хуже — не остаётся виновных. Но хуже для вас.
Ты знаешь, из всей этой каши

Я, кажется, вынес одно, стал старше.

Я, кажется, стал глубже,

Я знаю точно, что мне важно.
Во мне главный порокнерешительность выбора: хочется и того, манит и другое, да и вообще я мало изобретателен; лучше могу схватить и развить чужое начало, чем свое.
Я сожру того, кто навредит моей семье, друзьям или кому-то ещё, кого я люблю. Возможно, я окажусь в тюрьме на ближайшие 500 лет, но я сожру их.
Почему паршивые ситуации обрушиваются на меня одна за одной? Я проклят или что-то в этом духе?
Я так привыкла скрывать свои собственные чувства, что теперь даже не знаю, каковы они...
Я хочу жить не просто так, я хочу участвовать в жизни. Я хочу быть кому-то нужным, потому что если я кому-то нужен, я в чей-то жизни участвую. Хочу быть нужным как можно большему количеству людей, — я хочу участвовать в жизни. Хочу, чтобы меня ждали, любили, да, я хочу этого!
Я мечтала, да и сейчас мечтаю, о самых простых вещах: большой красивый дом, сад, цветы на клумбах и много-много цветов в контейнерах и горшочках. Они расставлены повсюду: вдоль дорожки, ведущей к дому, на веранде (дом непременно должен быть с открытой верандой), на подоконниках.
Я в порядке, просто жизнь бессмысленна и в ней нет ничего важного, и я всегда уставший.
Да, наверное, я все еще бутон. Вот почему я так тянусь ввысь, к солнцу. И жадно пью воду жизни. Когда нибудь... я точно расцвету!
Маленькая квартирка без следов какого бы то ни было ремонта или даже подобия порядка, и вечно одинаковый вид из окна на серый, день и ночь куда-то бегущий мегаполис — вот условия моей жизни.
Кто ко мне позовет обитателей тесных могил,

Самых близких, погибших в расцвете здоровья и сил?

Разве я их узнаю при встрече, восставших из праха,

Если б чудом неслыханным кто-нибудь их воскресил?

Кто ко мне позовет их, завернутых в саван немой?

Разве в бездну могилы доносится голос земной?

Не зовите напрасно. Никто не приходит оттуда.

Все уходят туда — не ищите дороги иной.

Эй, живой человек! Посмотри на себя — ты мертвец.Жизнь истрачена вся. Наступает обычный конец.

Седина — твой убор головной, ослепительно-белый.

Унеслась твоя молодость, время горячих сердец.

Твои сверстники умерли — ищут обещанный рай.

Обогнали тебя, обошли. Торопись, догоняй.

На земле для тебя, старика, ничего не осталось,—

Ни надежды, ни радости. Времени зря не теряй!

Собирайся в дорогу, пора. В вековечную тьму.Путь последний тебе предстоит. Приготовься к нему.

Все имущество брось — и воистину станешь богатым.

Презирай богача — это нищий, набивший суму.

Собирайся, не медли, не бойся отправиться в путь.

Не надейся, что будет отсрочка, об этом забудь.

Поддаваться греховным соблазнам — постыдное дело.

Обуздай свои страсти и высшее благо добудь.

Тот, кто истину ищет, найдет путеводный маяк.

О слепые сердца! Прозревайте — рассеется мрак.

Удивляет меня горемыка, отвергший спасенье,

И счастливец, на время спасенный от всех передряг.

Удивляют меня беззаботно слепые сердца,

Что поверили выдумке: жизнь не имеет конца.

Новый день приближается — всадник на лошади белой

Он спешит. Может быть, это смерть посылает гонца.

Твоя бренная жизнь — подаяние божьей руки.

Неизбежная смерть — воздаянье тебе за грехи.

Обитатель подлунного мира, вращается время,

Словно мельничное колесо под напором реки.

Сколько стен крепостных уничтожил безжалостный рок

Сколько воинов он на бесславную гибель обрек!

Где строители замков, где витязи, где полководцы?

Улыбаясь, молчат черепа у обочин дорог.

Где защитники стойкие, доблести гордой сыны,

Чье оружие сеяло смерть на равнинах войны?

Где вожди, созидатели, где повелители мира,

Властелины вселенной? Закопаны, погребены.

Где любимцы собраний — о них не смолкала молва.

Словно заповедь божью, народ принимал их слова.

Где кумиры толпы? Стали просто комочками праха,

Сквозь которые ранней весной прорастает трава.

На престоле небес восседает предвечный Аллах.

Он карает, и милует, и обращает во прах

Непокорных глупцов, и на небо возносит достойных.

Он велик. Ему равного нет в бесконечных мирах.

Для любого из смертных он выделил долю его.

Кто посмеет судить справедливую волю его?

Ограждая от гибели, от заблуждений спасая,

Нас к единственной истинной цели ведет божество.

Остаетесь глухими, беспечно живете, друзья!

Подступают последние сроки, расплатой грозя.

Позабудьте соблазны — внемлите разумному зову.

Приближается время возмездия, медлить нельзя.

Безвозвратно ушедшие в лоно могильной земли!

В этом новом жилище какое вы благо нашли?

Все теперь вы равны, и у всех одинаковы лица,

Хоть по-разному вы к завершению жизни пришли.

Обитатель могилы! Забыл ты земное жилье.

Заколочена дверь в неземное жилище твое.

Даже с мертвыми, спящими рядом с тобой, по соседству,

Ты не вправе общаться. Проклятое небытие!

Сколько братьев своих я оплакал и в гроб положил!

Сколько раз я их звал возвратиться из темных могил!

Брат мой! Нам не помогут напитки, еда и лекарства.

Жизнь уходит, по капле бежит, вытекая из жил.

Брат мой! Ни ворожба, ни заклятие, ни амулет

Не спасли от погибели, не дали помощи, нет.

Брат мой! Как тебе спится на каменном ложе подземном,

Как живется в последнем убежище? Дай мне ответ!

Я пока еще жив, еле вынес разлуку с тобой.

Я горюю один над твоей безысходной судьбой.

Ведь кончина твоя стала смертным моим приговором.

Жду последнего дня — полумертвый и полуживой.

Плачет сердце мое, разрывается сердце, дрожа.

Припадаю к могиле, едва от рыданий дыша.

Брат мой милый, навеки ушедший, единственный брат мой!

Вспоминаю тебя — каменеет от боли душа.
Я как замороженный стейк, который бросают в кипящее масло: ничего не чувствую, но все равно мне плохо.
Вашу ложь не приемлю, я — не лицемер,

Поклоняюсь я истине — лучшей из вер.

Я один, но неверным меня не считайте,

Ибо истинной веры я первый пример.
Мои волосы очень непослушные. У нас с ними отношения, прям как у Сида и Нэнси. Когда я учился в старших классах, все думали, что я ношу парик.
Странное сейчас состояние. От школы — ощущение бреда, как будто приснилось в страшном сне. Временами ощущение полного своего ничтожества. Иногда, как будто холодные и теплые ветры столкнулись во мне, и столб воздуха завертелся в душе.
Я рада, что уделяла так мало внимания добрым советам; если бы я следовала им, то могла бы избежать некоторых из моих самых ценных ошибок.
Моя татуировка — H2O — просто напоминает мне о том, что надо пить больше воды. В мире для меня нет более важного символа или фразы. Надо чаще пить. На протяжении всей жизни. Всегда. Это очень практичная татуировка.
Что я сделал за сегодняшний день? Что я сделал за год? За пять лет? Кому стало лучше от моих усилий? Хотя бы даже мне?
Если так подумать, меня всю жизнь только и делали, что убаюкивали и убаюкивали, а я никогда не сопротивлялась этому. Но сейчас я, по-моему, уже вполне выспалась. И пусть по улицам вокруг шагают строем сотни тысяч зомби полудрёмы, я сама, по-крайней мере, прямо сейчас, на сто процентов жива. Вот что делают нервные срывы, страх и кофе. Какие удивительно полезные вещи.
Родиться женщиной — это ужасная трагедия. Я испытываю всепоглощающее желание путешествовать с бродягами, моряками и солдатами — быть частью происходящего, анонимным слушателем и наблюдателем. Однако все мои мечты отравлены тем фактом, что я девушка, а существо женского пола находится в постоянной опасности физической и сексуальной агрессии. Мой огромный интерес к мужчинам и их жизням часто принимается за желание соблазнить их или за приглашение к близости. И все же, видит Бог, я хочу говорить с каждым так искренне, как только могу. Я хочу иметь возможность спать в открытом поле, отправиться в путешествие на Запад, свободно гулять по ночам.
Если добрые люди, руководствуясь своей мудростью, сочтут нужным держать меня на заднем плане — ну что ж, значит, так надо. Я слишком хорошо знаком с разочарованием, чтобы огорчаться по этому поводу.
... Я хочу жить, оставаясь молодым… и быть рядом с теми, кого я люблю… Хочу путешествовать, хочу увидеть мир. Потом ещё хочу жениться и когда-нибудь обзавестись детьми… И безбожно забаловать их, превратив в изрядных засранцев… А потом отдать концы в собственной кровати — чтобы мне было при этом лет под двести и чтобы причиной моей смерти стало проклятье чьего-нибудь ревнивого мужа.
— Какое же из тебя дерево, когда ты так согнулась?

— Я поганый куст, ясно?
Мне казалось, в нашей семье и без того довольно душевных расстройств, зачем было еще добавлять помешательства, сочетаясь священными узами брака.