Цитаты про чтение

Если я порой принимаю пророчество за предостережение, а предостережение за пророчество, вина лежит на чтице, а не на книге.
— Ты про «Идиота» помнишь?

— Про какого идиота? Из нашей роты?

— У нас в роте своих идиотов достаточно, понял? Вот про такого, которого Достоевский написал, читал?

— Да, конечно... Достоевского читал, «Идиота» не читал.
Читать дело трудное и рискованное, может, даже более трудное, чем писать.
На свете слишком много книг, чтобы все их прочесть за одну человеческую жизнь, и поэтому желательно где-то провести черту, заранее ограничив сферу своего чтения.
В наш век люди слишком много читают, это мешает им быть мудрыми, и слишком много думают, а это мешает им быть красивыми.
— Ты бабник. Ты переспал с теми двумя моделями.

— Нет. Лишь с той, что умела читать.
Временами я беру с полки ту или иную книгу и наугад прочитываю из неё страничку другую. В конце концов, чтение является таким же проявлением заботы, как дружеская беседа. Пусть эти книги недостаточно стары для того, чтобы цениться исключительно за свой возраст, и не настолько значительны, чтобы привлечь внимание коллекционеров, но мне нравится за ними ухаживать, даже если их содержание так же уныло и пресно, как их внешний вид. Каким бы скучным ни был прочитанный мною отрывок, он никогда не оставляет меня равнодушной, – ведь кто то ныне покойный в своё время считал эти слова достойными того, чтобы сохранить их для потомков.
Моя девушка всегда смеется во время секса. Вне зависимости от того, что она в это время читает.
— Один мой друг сказал мне, что это самая тяжелая книжка. И я решила, что если я ее домучаю, то тогда смогу прочесть и все остальные.

— И давно мучаете?

— Шесть лет.
Я думаю, что мы должны читать лишь те книги, что кусают и жалят нас. Если прочитанная нами книга не потрясает нас, как удар по черепу, зачем вообще читать ее? Скажешь, что это может сделать нас счастливыми? Бог мой, да мы были бы столько же счастливы, если бы вообще не имели книг; книги, которые делают нас счастливыми, могли бы мы с легкостью написать и сами. На самом же деле нужны нам книги, которые поражают, как самое страшное из несчастий, как смерть кого-то, кого мы любим больше себя, как сознание, что мы изгнаны в леса, подальше от людей, как самоубийство. Книга должна быть топором, способным разрубить замерзшее озеро внутри нас. Я в это верю.
Как развить воображение, если вам постоянно скармливают образы?

Это когда ты сознательно веришь в ложь, зная изъяны обоих точек зрения.

Примеры из повседневной жизни: «Надо быть красивой, чтобы быть счастливой, мне нужна операция, чтобы стать красивой, я должна быть худой, известной, модной..».

Современной молодёжи сегодня внушают, что женщина шлюха, вещь, которую можно просто трахнуть, избить, унизить, это маркетинговый холокост.. Круглые сутки, всю нашу жизнь, власть имущие отупляют нас, поэтому, чтобы защититься от проникновения этой тупости в наше мышление, надо учиться читать. Мы должны подстёгивать собственное воображение, развивать свой разум, отстаивать свои убеждения, верить в них, мы должны это уметь, чтобы сохранить, сберечь себя, собственную личность.
Бывает, что я читаю книгу с удовольствием и при этом ненавижу ее автора.
Давайте скажу прямо? Если у вас нет времени на чтение, то нет времени (и навыков) для письма. Все просто.
— На чём ты сейчас остановился?

— Представляешь, Джексон сбежал из тюрьмы!

— Мне бы его заботы!
Некоторые читают, потому что сами не способны думать.
Пожалуйста, принесите мне что-нибудь почитать. Хотя бы почтовую марку.
Лучшие моменты в чтении — это когда ты находишь мысль, чувство, взгляд на вещи, которые кажутся тебе особенными, близкими. И вот они, высказанные кем-то другим, тем, кого ты никогда не встречал, быть может давно умершим. Как будто чья-то рука протянулась и коснулась твоей.

The best moments in reading are when you come across something — a thought, a feeling, a way of looking at things — that you'd thought special, particular to you. And here it is, set down by someone else, a person you've never met, maybe even someone long dead. And it's as if a hand has come out, and taken yours.
Я всегда завидовала людям, которые в лёгкой и доступной форме способны так донести свои мысли, убеждения и мораль, что они дойдут до ВСЕХ, а не только до горстки эстетов, предпочитающих «настоящую литературу». Настоящая — это где все страдают и в конце умирают? Написанная так, что понять и прочувствовать её могут от силы 10% читателей? Причем судя по их отзывам, большая часть из них ничего в ней не поняла, зато гордится и хвастается тем, что сумела ее осилить? (Это я ещё не упоминаю «настоящие» книги, после которых возникает ощущение, будто ты в грязи вымазался, мир дерьмо и все люди сволочи; их поклонники тоже меня презрирают и грозятся сжечь вместе с моими дешёвыми поделками).
— Господи, какую дрянь ты читаешь.

— Обожаю, это отвлекает, отстань от меня.

— Кстати, Магда и Брейди..

— Я читаю, ты больше не существуешь!
Сочинения созданы лишь для умных людей, способных извлекать из них пользу. Глупцы читают без пользы книги, в которых заключен глубочайший смысл.
Я думаю, что если бы мне прожить ещё 40 лет и во все эти сорок лет читать, читать и читать и учиться писать талантливо, т. е. коротко, то через 40 лет я выпалил бы во всех вас из такой большой пушки, что задрожали бы небеса.
Читать — значит думать чужой головой, вместо своей собственной.
Лучшая пора жизниночью перед сном, когда всё тихо, – читать в постели – тогда иногда чувствуешь, что можно бы стать порядочным человеком.
Читать – очень интересное занятие, а никакое не занудство! Каждая книга – как целый мир, и когда читаешь, можно представить себя на месте любого из героев, придумать, как они выглядят, да и вообще узнать о стольких вещах...
— Я читаю Атланта, и Кеттлер читает Атланта, и Люси! Это какая-то эпидемия! Все читают Атланта.

— А я вышиваю, — говорит она.
— Давайте прекратим эти охальные инсинуации!

— Кирилл, вы такой начитанный! Вы что, сидели?!
Неудивительно, что русские — самая читающая нация в мире. А что ещё делать в такую погоду? Хочется свернуться в кресле под тёплым пледом, ускользнуть от этой унылой осени в чужие, яркие миры. Пока не вернулось солнце.
Читать надо не слишком много и, главное, творчески. <...> Ко всякому автору надо относиться внимательно, — и тогда можно выудить жемчужину из моря его слов.
Ну же, быстрее... Восемь без одной минуты. Грелка была наготове, стакан наполнен водой из крана. Опаздывать никак нельзя. В восемь вечера окружающий мир переставал для меня существовать. Наступало время чтения.

Период между восемью часами вечера и часом или двумя ночи был моим волшебным временем. На фоне голубого, вышитого «фитильками» постельного покрывала страницы раскрытой книги, охваченные кругом света от ночника, были для меня воротами в иной мир.
Сколько бы мудрых слов ты ни прочел, сколько бы ни произнес, какой тебе от них толк, коль ты не применяешь их на деле?
— Я хочу побольше узнать об этой стране.

— Если так, то вместо чтения книжек... Не лучше ли изучать этот мир самому?
Когда людям нужно чем-то занять себя, одни берут в руки книгу, другие – кулек семечек.
Книга прекрасна тем, что, читая ее, лечишь душу, влюбляешься, заводишь друзей, проживаешь целую жизнь и побеждаешь смерть
... для человека, привыкшего к чтению, оно становится наркотиком, а сам он — его рабом. Попробуйте отнять у него книги, и он станет мрачным, дерганым и беспокойным, а потом, подобно алкоголику, который, если оставить его без спиртного, набрасывается на полки.
Читайте не затем, чтобы противоречить и опровергать, не затем, чтобы принимать на веру, не затем, чтобы найти предмет для беседы; но чтобы мыслить и рассуждать.
Читать, не размышляя, все равно, что есть и не переваривать.
Как невозможно заставить человека любить людей, точно так же невозможно заставить человека читать то, что ему неинтересно. Заставить конечно можно... Но смысл? Ведь внутри должно отзываться...
Родителей детей, которые любят читать, надо воспитывать с рождения.
Чрезмерное чтение не только бесполезно, так как читатель в процессе чтения заимствует чужие мысли и хуже их усваивает, чем если бы додумался до них сам, но и вредно для разума, поскольку ослабляет его и приучает черпать идеи из внешних источников, а не из собственной головы.