Цитаты из библии

В Священном Писании говорится: «Не судите да не судимы будете», и еще: «Ибо каким судом судите, таким будете судимы». Вы бы, бабушка, не спешили бы судить, а то как бы Христос, несмотря на свое милосердие, не исполнил бы обещанное, и придется вам самой жариться после суда на сковородке, приготовленной для других, – рассмеялась девушка.
Сопоставленные с Библией все человеческие книги, даже самые лучшие, являются только планетами, заимствующими весь свой свет и сияние от Солнца.
Back to the USSR. Люблю момент в Библии, где

Ленин в светящейся кепке ходил по воде.
Знаете, меня всегда поражало, что в Библии совершенно нет юмора. А ведь такого не может быть, если её писали люди. Но потом я понял: это свод правил. Как в детстве — покупаешь конструктор, а внутри инструкция: это надо прикрутить к тому, и получишь вот это. Библия — такая же инструкция. Убивать нельзя, красть нельзя... И если ты начинаешь менять правила, которые тебе в этой книжище прописаны, то ты меняешь свою собственную дорогу и весь механизм мироздания. Ты сворачиваешь не на ту тропинку, потом ещё куда-нибудь и в результате вообще исчезаешь.
В Библии содержится 6 предостережений, адресованных гомосексуалам, и 362 предостережения гетеросексуалам. Это не значит, что Бог не любит гетеросексуалов. Просто за этими людьми нужно лучше присматривать.
И вот конь Бледный, и на нём всадник, имя которому Смерть, Твоя-смерть-от-пули-в-башку!
Людям ангелы видятся миленькими голубками-мутантами. Но стоит прочесть пару страниц Библии, чтобы понять — мы зачморим любого во имя добра.
— Откуда ты так хорошо знаешь Библию? Ты ее что, читал?

— Я по воскресеньям хожу в церковь, вот и спросил у священника.

— Ты ходишь в церковь?!

— Да. И прекрасно понимаю, почему ты не ходишь: много слов, нет шлюх и плохо кормят.
— Кое в чем я с Библией согласен...

— И в чем же, сэр?

— Не возжелай жены ближнего своего.

— Я тоже согласен, но как быть, если она сама тебя возжелала?
Современная теория создания мира согласно Библии звучит так, будто бы ее создатель сидел и пил целую ночь.
Вам бы следовало почитать библию, сэр, вы там найдете кучу сверхъестественного говна. Например, вы в курсе, что Иисус был евреем?
— Я больше никогда не войду в ваш дом!

— Ула, прошу тебя, дай мне шанс, пожалуйста! Так ведь в БИБЛИИ написано.

— Когда ты это брала в руки БИБЛИЮ?

— ... когда била комаров.
— Может вам стоит почитать Библию?

— А какой отрывок?

— Да они все неплохие...
Люди сами выбрали или Коран, или Библию,

Быть честными в поступках или хитрыми,

А он всё про нас знает и всё слышит,

Этот парень, что живёт намного выше,

Выше высоток, там, где нет этих рисовок,

В том месте, где ценят не цену кроссовок и не ноги красоток,

Там, где не важно, ты богат или босота,

Там, где важнее, из чего твой дух соткан.
Я всегда считал психопатами людей, идущих в армию в мирное время. Мне кажется, ими движет желание узнать, каково это — убить кого-то. И я не думаю, что такие наклонности должны поощряться в современном обществе. Иисус Христос тоже так же думал. И рядом с заповедью «не убий» нет звездочки и примечания внизу страницы с перечислением случаев, когда убивать все-таки можно.
Итак, вторично призвали фарисеи человека, который был слеп, и сказали ему: «воздай славу Богу; мы знаем, что Человек Тот грешник. Он сказал им в ответ: «грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу».
Библия велит нам любить наших ближних, а также — наших врагов; вероятно, потому, что по большей части это одни и те же люди.
Если читать Библию внимательно, то убедишься в правоте атеизма.
Да, Библия благословляет торговлю людьми, этнические чистки, рабство, выкуп невест и массовые убийства, но поскольку ее написали дикие, невежественные млекопитающие, мы вовсе не обязаны ей следовать.
Могу просветить тебя на его счет. Он — самый большой неудачник из всех. Просто сделал себе хорошую рекламу. Если все прошло гладко — на то его воля. Если нет — пути его неисповедимы. Возьми этот пресс-релиз под названием «Библия». Ты ищешь там ответы. И что находишь? Всякое может случиться.
— Вы считаете, это нормально — толковать Библию как вам захочется?

— Нет, конечно, нет. Но Библия была написана и истолкована простыми смертными. И многие толкования были отражением того времени, в которое они жили.

— И вы считаете, что можно свободно сомневаться в написанном? По-моему, это богохульство.

— Я не думаю, что Господь против того, чтобы задавать вопросы. Возможно, он не всегда в восторге от наших ответов.
Я верю в две вещи: в дисциплину и Библию. Здесь вы получите и то, и другое. Вверьте ваши души Господу, потому что ваши задницы принадлежат мне.
— Если ты ВЕРУЕШЬ, ты будешь сильнее любой нечисти. Между прочим, ладно еще, вы забыли то во что верили раньше! Но ты ведь и нынешние священные тексты прочитать наверняка не удосужилась!

— Неправда! — обиделась я. — Между прочим, я даже Лавея прочитала!

— А вот всерьез… что такое, по-твоему, Библия?

— Сборник еврейских народных сказок в римской обработке.
Библия учит нас, как не надо писать для кино.
Убивать людей хорошо, судя по Библии. Библия — одна из самых кровавых книг в истории человечества.
Бог по-прежнему очень много значит для меня. Хотя то, что говорит о религии Библия, для меня звучит слишком путано.
— Помните, вы прочли нам шестнадцать стихов из четвёртой главы «Бытия», и мы обсуждали их вместе?

— Как же, помню. Давненько это было.

— Почти десять лет назад,  — сказал Ли.  — Повесть эта врезалась мне в душу, и я стал вдумываться в неё, слово за словом. И чем больше вдумывался, тем глубже делался её смысл. Тогда я сравнил разные переводы — они оказались довольно близки. Только на одном месте я споткнулся — там, где Иегова спрашивает Каина, почему тот огорчился. Согласно английской Библии, изданной при короле Иакове, Бог говорит: «Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечёт тебя к себе, но ты будешь господствовать над ним». Меня остановило «будешь господствовать», ибо это — обещание Каину, что он победит грех. <...> Затем я раскрыл американскую Стандартную Библию, совсем недавно вышедшую,  — продолжал Ли, отпив кофе из чашки.  — И она переводит иначе: «Но ты господствуй над ним». Это ведь совсем иное дело. Тут не обещание, а приказ. И забрало меня за живое. Что ж, думаю, за слово стоит в оригинале, в подлиннике Библии, допускающее такие разные переводы?

<...>

— Но почему же тебя так заинтересовало это место? — спросил он.

— Мне казалось, что человек, способный сложить ту великую повесть, в точности знал, что хочет сказать, и слова его не допускают разнотолков.

— Ты говоришь «человек». Значит, не думаешь, что это книга божественная, писанная перстами Бога?

— Я думаю, что ум, создавший эту повесть, был умом божественным. У нас в Китае было несколько таких умов. <...> Через два года [изучения древнееврейского языка] мы почувствовали, что можем приступить к вашим шестнадцати стихам из четвёртой главы «Бытия». Старцы также признали стих седьмой очень важным. «Будешь господствовать»? «Господствуй»? И вот какое золото намыли мы долгими трудами: «Можешь господствовать». «Ты можешь господствовать над грехом». <...> Разве не ясно?  — воскликнул он.  — Американская Стандартная приказывает людям господствовать над грехом, как господствуют над невежеством. Английская королевская сулит людям непременную победу над грехом, ибо «будешь господствовать» — это ведь обещание. Но древнееврейское слово «тимшел» — «можешь господствовать» — дает человеку выбор. Быть может, это самое важное слово на свете. Оно говорит человеку, что путь открыт — решать предоставляется ему самому. Ибо если «ты можешь господствовать», то верно и обратное: «а можешь и не господствовать». <...> Важен всякий завет, повлиявший на мышление, на жизнь бесчисленных людей. Многие миллионы ваших верующих слышат эти слова как приказ: «Господствуй» — и делают весь свой упор на повиновение. А другие миллионы слышат: «Будешь господствовать» — как предопределение свыше. Что бы они ни сделали, всё равно будет то, что предопределено заранее. Но «можешь господствовать»!  — ведь это облекает человека величием, ставит его вровень с богами, и в слабости своей, в грязи и в скверне братоубийства он всё же сохраняет великую возможность выбора.  — Голос Ли зазвучал торжествующей песнью.  — Он может выбрать путь, пробиться и победить.
Сотни миллионов людей ни разу не открывали Библию, зато на сто сорок шесть процентов уверены, что я запретил алкоголь, резвиться в кровати и слушать хэви-метал. Я тебе зуб даю в залог, в Писании ни единого слова про хэви-метал. Читать надо внимательно, но конечно...  — (С явной иронией.)  — священные книги такие тягомотные... Вот кабы они в пару эсэмэсок укладывались.
Библия — это не просто книга, это оружие! Оружие, нацеленное в сердца и умы слабых и отчаявшихся, она даст нам власть над ними. Если мы хотим править больше, чем одним сраным городишком, нам нужно эту книгу добыть. Все будут приходить ко мне и будут делать всё, что я прикажу им, если слова будут из этой книги… Так уже было и вновь будет, если мы завладеем этой книгой.
Мистер Майлс, книги пишет кто угодно. Есть даже книга о том, что мир был создан за семь дней. Кстати, бестселлер.
— Джозефин, вы... вы напомнили мне то место из Библии, когда господь остановил солнце над Гибионом, чтобы Иисус Навин сумел разбить Амаритов.

— Я не понимаю...

— Я хотел попросить господа остановить луну, чтобы эта ночь и ваша красота остались такими навсегда.
— Я так привык беречь её, что забывал жить так, как там написано.

— Да? И как?

— Делать для других больше, чем для себя.
Да и какого ***, с каких это капризов,

Гондон в рясе учит меня с телевизора,

Резать мне или простить ту или иную гниду,

Был ли ты «батюшка» на ломах, когда нет выбора?!

Когда измена давит, поцики двигают с клуба,

Когда лежишь, скулишь, просишь оставить зубы,

За тобой идти, отец, дело гиблое,

Да и на Хитром полтос дают за Библию...
Вот здесь, на этой полке, у меня, стоит Библия. Но я держу ее рядом с Вольтером — как яд и противоядие.
Ни у одной науки нет столько доводов, как у учения Библии.
В Библии многое звучит вполне современно — взять хотя бы историю о Моисее, который сорок дней искал место для парковки.
Та ещё история. Сперва я не поверил ни единому слову. Что-что? Люди грешат, а сын Божий за них за всех расплачивается? Представляю, как папа говорит: «Писин, сегодня лев забрался в загон к ламам и двух задрал. А другой разорвал вчера черную антилопу. На прошлой неделе два льва сожрали верблюда. А за неделю до того досталось пестрым журавлям и серым цаплям. Ну а кто слопал бразильского агути — попробуй угадай? В общем, дело дрянь. Надо что-то решать. Вот я и решил — скормлю-ка львам тебя, только тем они и искупят свои грехи». «Да, папа, пожалуй, так оно верней и справедливей. Дай только схожу помолюсь.

«Аллилуйя, сын».

«Аллилуйя, папа».
Много библий, а правда одна.Нет слаще ренклода, чем дома!

Душистее липы,

тополей таврически-крымскихСолнце медом окна залило.

Здесь головки тюльпанов

кивают ветру такт в такт...
Библию написали люди. За многие столетия она претерпела столько превращений, столько раз подвергалась переводу, что всякий раз воссоздавалась, подстраиваясь к тем временам, когда ее раскрывал читатель. Лишь глупцы полагают слова Библии подлинными речами Христа.
Рожденная на Востоке и одетая в восточную форму и образы, Библия проходит по всему миру обычными шагами и входит в страну за страной, чтобы всюду найти своих. Она научилась говорить к сердцу человека на сотнях языков. Дети слушают ее рассказы с удивлением и удовольствием, а мудрецы размышляют о них, как о притчах жизни. Лукавые и гордые страшатся ее предупреждений, а к израненным сердцем и кающимся она говорит языком матери... Никто не должен считать себя бедным и одиноким, кто обогатил себя этим богатством.
Библейские смыслы бесчисленны... Их можно постигать один за другим... и все равно не исчерпаешь.
— В Библии говорится, что мерзко мужчине возлежать с другим мужчиной, но мы делили палатки в скаутском лагере и спали рядом все время... Выходит, скаутский отряд — это мерзость?

— Знаешь, что ещё значится в Библии, как «мерзость» — поедание лобстеров, высадка разных культур на одном поле, выглядеть гордо. А что не «мерзость»? Рабство.
Мое любимое место в Библии? Живи и дай жить другим. Знаю, в Библии этого нет, но это главный принцип, по которому стоит жить.
Разумеется, самое замечательное в Библии то, что в ней найдешь всему оправдание — даже разврату, кровосмешению и истреблению младенцев.
X